WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Последним обращением Бакста к античности в театрально-декорационном творчестве стала трагедия «Федра» Г. Д’ Аннунцио (1923). Ее костюмный ансамбль отличался богатством и роскошью. Он представлял серию застывших изображений с каноничными для драматических персонажей Бакста театральными жестами. На примере эскизов костюмов Тезея к «Федре» и «Ипполиту» прослеживается, как изменились приемы стилизации у Бакста за 20 лет. Теперь фигура, не обладающая массой, как бы полая изнутри, выступала обобщенным плоским силуэтом, заполненным внутренним плетением орнамента. Орнамент из аккомпанемента фигуре превратился в принцип ритмической организации поверхности изображения. Художник шел по пути усиления линейной стилизации и декоративности, в которой были и слабые стороны – они заслоняли собой трагические образы. Наиболее оригинальным и эмоционально насыщенным стал эскиз костюма Федры, получивший портретные черты И. Рубинштейн. На его примере можно наблюдать единственный случай использования пикантной детали критского женского костюма – обнаженной груди, что было сюжетно обосновано (Федра – уроженка Крита). При создании образа объектом стилизации могли послужить Минойские статуэтки «Богинь со змеями», фресковая роспись «Придворные дамы» и др. Образ Федры получил обостренную чувственность.

На основе анализа эскизов декораций автор делает вывод, что художником была продолжена интерпретация античности в духе архитектурно-тектонического интерьера Минойской эпохи. Декорация представляла фантастическое многоярусное построение, обыгрывающее мотив лестницы с колоннадами. В отличие от двух предыдущих постановок, архитектурные формы приобрели еще более жесткие черты, пропорции и детали утрировались, угловая точка зрения заменялась на фронтальную, с акцентированием прямого угла. В исследовании выявляется круг живописных первообразов, послуживших предметом стилизации: грифоны тронного зала Кносского дворца, ритуальное шествие с саркофага из Агиа-Триады, лабрисы, волны, осьминоги. Дух критской живописи проявился в усилении стилизации, полете сказочной фантазии, повышенном эмоциональном тоне. Художник стремился не столько к передаче исторически достоверной обстановки, сколько к созданию сценически убедительной атмосферы трагедии. Жесткий ритм ступеней, чеканящие шаг колонны соотносились с поэтическим ритмом стихов Д’ Аннунцио, а эмоционально насыщенный цвет – с их чувственным характером. Сопоставленные в остром контрасте экспансивные оттенки создавали ощущение агрессивности среды, передавали экзальтированную атмосферу трагедии. Декорации «Федры» свидетельствовали о поиске художником новой формы образности в духе авангардных направлений, которые были внутренне неорганичны для Бакста. Предельная декоративность и колористическая эмоциональность привели к определенной экзальтации декорации, ее фантастичности и чрезмерной гиперболизации.

Заключение. Интерпретация античного наследия являлась сквозной темой в театрально-декорационном творчестве Л.С. Бакста. Динамика интерпретации характеризовалась антиклассической направленностью, отражала общую для художественной культуры начала ХХ в. тенденцию. Эволюционный ряд интерпретируемых художником изобразительных форм развивался «вспять»: от классики к архаике и к Эгейской эпохе, т.о. подтверждается гипотеза исследования.

Основной художественный метод, используемый Бакстом при интерпретации античного наследия (в т.ч. литературного) – метод стилизации в духе модерн. Его индивидуальной особенностью стала сложность и многослойность: сочетание натурного и условного; двойная стилизация одного античного мотива; стилизация разновременных объектов в одном произведении. Оставаясь в рамках модерна, Бакст широко использовал внутренний диапазон направлений стиля.

Бакст интерпретировал такие художественные приемы древних как организация пространства декорации барельефом, по принципу двойной перспективы, по модели древнегреческого театра. В эскизах костюмов художник истолковывал такие античные приемы как декоративность; полихромность, построчность построения орнамента; подчинение стилизованного жеста общему ритму композиции; импрессионистические приемы минойской живописи, условный разворот человеческой фигуры.

В интерпретации античного наследия в творчестве Бакста можно выделить три основных этапа. Первый этап (ранние трагедии, оформленные Бакстом) характеризуется использованием элементов греческой модели сцены, представлением античности как конкретного места действия через пейзажные или архаические архитектурные мотивы.

На втором этапе («Элизиум», балетные постановки) античность на сцене представлялась художником через панорамный пейзаж. Если в занавесе «Элизиум» последний был решен в символистском ключе, то в балетном триптихе картина античного мира давалась в образах пантеистической природы. Типологический ряд пейзажных моделей здесь разнообразен: буколическая, героическая, орнаментально-декоративная. Их характерными чертами стали музыкальность, тяготение к плоскости панно, выражение основных лейтмотивов балетов – метаморфоз. Метаморфозы последнего балета («Смущенная Артемида») истолковывались в духе пантеистических идиллий Пуссена.

На третьем этапе (драматические постановки 1912-1923 гг.) пантеистические пейзажи были постепенно вытеснены новой интерпретацией античности через архитектонические пейзажи: от отдельных мотивов Микенской архитектуры, решенных как органическая часть ландшафта («Елена Спартанская») до целиком архитектурно-тектонических интерьеров Минойской эпохи («Федра» 1923). Этот переход произошел при работе над неосуществленной мимодрамой «Орфей». Направление стилизаций архитектурных мотивов внутри рамок модерна продвигалось от импрессионистических приемов до геометрических гипербол.

Сопоставление вариантов интерпретации античного наследия в творчестве Л. Бакста и М. Фокина, В. Нижинского позволило рассмотреть проблему как актуальную в художественной практике разных видов искусства начала ХХ в., когда единый метод стилизации позволял добиться художественного синтеза.

Выводы и обобщения, сформулированные в исследовании, могут явиться основой для изучения проблемы интерпретаций наследия Древнего Востока в творчестве Л.С. Бакста. Современное искусствознание характеризуется стремлением к анализу художественных проблем через осмысление картины мира изучаемой эпохи на основе широкого круга материалов. Подобный подход, намеченный в диссертации, представляется перспективным в последующей доработке полученных результатов, изучении проблемы интерпретаций в художественном наследии иных художников и эпох.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Байгузина Е.Н. Античный цикл Бакста // Искусство. 2001. 16-31 янв.; С. 16 – 18. (0,7 а. л.).
  2. Байгузина Е.Н. «Нарцисс» – творение Фокина и Бакста (к 90-летию постановки) // Балет. 2001. № 113. С. 32 – 33. (0,3 а. л.).
  3. Байгузина Е.Н. «Орфей» Ж.-Ж.. Роже-Дюкасса: Из материалов к неосуществленной постановке // Записки Санкт-Петербургской Театральной Библиотеки // Отв. ред. П.В. Дмитриев. – СПб., 2003. Вып. 4/5. С. 64 – 70. (0,3 а. л.).
  4. Байгузина Е.Н. Переписка Дирекции императорских театров с А.И. Зилоти, Л.С. Бакстом и М.М.Фокиным (из материалов к неосуществленной постановке «Орфея» Ж.-Ж. Роже-Дюкасса) // Три века Петербурга: музыкальные страницы: Сборник статей и тезисов. – СПб., 2003. С. 199 – 200. (0,1 а. л.).
  5. Байгузина Е.Н. Эскизы панно Л.С. Бакста «Дафнис и Хлоя» // Традиции художественной школы и педагогика искусства: Сб. науч. тр. – Вып. 1. / РГПУ им. А.И. Герцена // Науч. ред. Е.П. Яковлева. – СПб.: Фонд поддержки образования и творчества в области культуры и искусства, СПб., 2005. С. 145 – 148. (0,2 а. л.).
  6. Байгузина Е.Н. В поисках нового образа античности. Сценическое оформление мимодрамы «Орфей» Ж.-Ж. Роже-Дюкасса // Записки Санкт-Петербургской Государственной Театральной Библиотеки // Отв. ред. П.В. Дмитриев. СПб., 2006. Вып. 6/7. С. 79 – 90. (0,5 а. л.).
  7. Байгузина Е.Н. Штрихи к эпистолярному автопортрету Л.С. Бакста // Вестник Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой: Учебно-методическое объединение по образованию в области профессионального хореографического образования // Науч. ред. Л.П. Савицкая. – СПб., 2006. № 15. С. 123 – 129. (0,3 а. л.).
  8. Байгузина Е.Н. Интерпретация античного наследия в театрально-декорационном творчестве Л.С. Бакста // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М.: МГУКИ, 2006. № гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: http://www.e-culture.ru – (0,6 а. л.).
  9. Байгузина Е.Н. Интерпретация античного наследия Л.С. Бакстом в сценическом оформлении трагедии Г. Д’Аннунцио “Федра” (1923) // Художественная культура русского зарубежья: 1917-1939. Сб. науч. тр. / НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ // Науч. ред. Г.И. Вздорнов. – М. (0,5 а. л.) (в печати).

1 Depaulis J. Ida Rubinstein. Une inconnue Jadis celebre. – Paris: Honore Champion Editeu, 1995.

2 Стахорский С.В. Русская театральная утопия начала ХХ века. Автореф. дис. … док. искусств. – М., 1993.

3 Бакст Л. Серов и я в Греции. – Берлин: Дорожные записи. – Париж: Слово, 1923. С. 56-58.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»