WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

На основе анализа трагедий «Ипполит» Еврипида (1902), «Эдип в Колоне» (1904) и «Антигона» Софокла (1904), оформленных Бакстом, типологизируется первый этап эволюции в интерпретации античного наследия. Этот этап характеризуется использованием элементов греческой модели театра, с введением жертвенника, хора, объемным решением сценической площадки в виде орхестры и просцениума. В «Ипполите» античность интерпретировалась как стилизованный в архаическом духе экстерьерный архитектурный пейзаж, историческая среда действия. Плоскостное решение второго плана декорации способствовало эффекту ожившего античного барельефа в мизансценах спектакля. Появившийся в «Эдипе в Колоне» пейзажный обобщенный образ архаической Греции так же трактовался Бакстом как художественно переосмысленная историческая среда действия. Природные мотивы здесь принимали на себя функцию характеристики места действия. Единство места и времени, обязательное для античных трагедий, в обоих случаях достигалось путем единой декорации и световыми эффектами. В «Ипполите» последние выражали основную антитезу трагедии – противостояние Артемиды и Афродиты. Стилизованные под архаических кор, плоскостно раскрашенные, они усиливали впечатление античного барельефа в мизансценах, органично соседствовали с дорическим портиком.

Интерпретаторский талант Бакста ярко проявился при работе над костюмными ансамблями. В ряде эскизов (костюмы военачальников, знатных мужей, старцев, Антигоны и др.) наметилось одно из направлений дальнейших поисков создание художественного игрового образа костюма на основе достоверной исторической стилизации. Эскизы представляли персонажей в процессе действия, своеобразие каждой роли раскрывалось через античную пластику, характерный «актерский» жест, колористическую гамму.

В диссертации раскрываются устойчивые иконографические образы греческой скульптуры, вазописи черно- и краснофигурного стиля, послужившие предметом интерпретации: угловатые профильные мужские и женские фигуры, воины с гребневидными шлемами и копьями, плакальщицы, пастухи, архаические коры и др. Эти образы, как универсальные знаки античного мира, стали «иконографичными» для самого Бакста.

На основе сравнительного анализа выявляется, что в работе над эскизами живописному осмыслению художник подвергал не только образы, но и мотивы, приемы живописи ваз чернофигурного стиля: мотив профильного шествия с контрастом между более темным, густо орнаментированным силуэтом и светлым фоном; трактовка драпировок одежд как способ организации декоративных ритмов. Стилизуя в одном эскизе жесты, условные движения, подчиненные общему ритму, Бакст декоративно организовывал плоскость листа, избегая некоторой жесткости в силуэтах, характерной для древних. Контраст между темными силуэтами фигур и светлым фоном он оживлял крупными орнаментальными полосами. Приемы максимальной декоративности, построчности в построении орнамента, характерные для ваз ориентализирующего стиля, осмыслялись художником при создании костюмов Тезея, советников царя, знатных мужей. В отличие от древней керамики, орнамент в эскизах не имел самодовлеющего значения, служил лишь аккомпанементом человеческой фигуре, придавая ей яркую декоративность.

Колористическая гамма костюмов «Ипполита» превосходила все представления об античности: туники и хитоны, помимо традиционного белого цвета, были представлены красно-оранжевыми, фиолетово-сиреневыми и даже черными тонами. В «Эдипе в Колоне» Бакст чаще использовал широкие заливки акварелью; нанося орнамент, старался не нарушать его рисунок драпировкой. В сравнении с «Ипполитом», в «Эдипе» изображения были более плоскостны, повысилась эмоциональная выразительность цветового пятна, палитра обогатилась кобальтовыми, терракотовыми, болотными, горчичными тонами.

В этот период арсенал орнаментальных форм Бакст черпал в вазописи ориентального, геометрического и чернофигурного стилей. Художник выделил круг орнаментальных мотивов, которые в разных сочетаниях прошли через его последующие работы: концентрические круги, точечные розетты, крестик, «трехточия», шашечка, шевроны, меандр, стилизованные веточки плюща и оливы. Мастер активно использовал в эскизах орнаментальные формулы, заимствованные с Востока, но обретшие эстетическую завершенность в античном искусстве: пальметты, лотос, стилизованные цветы. Привнесение ориентального элемента (полихромность, густая орнаментика, обилие украшений в костюмном ансамбле) в значительной степени помогало погружению в ту архаическую эпоху, когда греческий мир был «космополитичен» и носил яркие черты восточных культур.

На основе сохранившихся материалов (эскизов и архивных документов для «Эдипа в Колоне») анализируется процесс работы Бакста над оформлением спектакля, прослеживаются основные этапы его реализации.

18 подлинных костюмов к «Ипполиту» и «Эдипу в Колоне», хранящихся в фондах СПб ГМТиМИ, дают наглядное представление о материализации замысла. В реальности «хитоны» и «туники» лишь имитировали античные одежды, они кроились по схемам отрезного или цельнокроеного платья; застегивались на пуговицы; драпировки пристрачивались к талии – сценическая жизнь диктовала свои условия. Источником стилизации для костюмных фантазий Бакста стали разнообразные формы античного платья, которые с вариациями использовались художником в последующих драматических постановках: женские дорические и ионийские хитоны, драпировка складок в виде «ласточкиного хвоста», косая драпировка через плечо; мужские длинные и короткие хитоны, широкополые шляпы, плащи–гиматии. Декоративное оформление костюмов зависело от значимости персонажей у ведущих героев орнамент вышивался или выполнялся аппликацией, у второстепенных наносился краской по трафарету.

ГЛАВА 3. «Интерпретация античного наследия Л.С. Бакстом в театральном занавесе “Элизиум”(1907) и на балетной сцене в 1901-1921 гг.».

В параграфе 3.1. «Интерпретация античности Л.С. Бакстом в театральном занавесе “Элизиум” (1907)» анализируется дальнейший этап эволюции в интерпретации античности Бакстом через театрализованный пейзаж.

Литературным источником занавеса для театра В.Ф. Комиссаржевской «Элизиум» стало поэтическое описание античной утопии, воспетой Гомером и Вергилием, однако изобразительных античных источников указать здесь невозможно. «Элизиум» являл живописную мечту русского Серебряного века о Золотом веке античности, решенную через условный символический панорамный пейзаж. С этого момента пейзаж становится ведущей формой представления античности в работах Бакста. Здесь впервые появились те образы (Дафнис и Хлоя, нимфы), те пейзажные мотивы, заложены те принципы построения композиции (организация пространства ритмическими вертикалями, декоративно-плоскостная трактовка, панорамная точка зрения), которые легли впоследствии в основу декораций «античных» балетов «Русских сезонов». Символистская эстетика «Элизиума» сказалась в идеях рока, судьбы; нетленности искусства; величия природы; разрабатываемых мотивах дорог, шествия, locus amoenus. Символическую нагрузку несли высветленный холодный колорит; ирреальность персонажей.

Интерпретация античности сквозь призму театральности характерна и для монументального панно Бакста «Древний ужас» (1908). Навеянное символистскими идеями и впечатлениями художника от поездки в Грецию, оно представляло собирательный образ Древней Эллады разных эпох через панорамный космогонический пейзаж. В отличие от вымышленного пейзажа «Элизиума», здесь отчетливо узнавались памятники древнегреческой архитектуры, натурные зарисовки. В общей композиции панно, зигзаге молнии звучало эхо пережитой художником грозы в Дельфах: «Какая странная, какая страшная декорация!»3. В этой фразе видится ключ к пониманию противоречий «Древнего ужаса»: при реалистичном характере пейзажа ощущения ужаса не возникало, напротив, для панно характерна постановочная условность, придающая ему качество театральности.

В параграфе 3.2. «Интерпретация античного наследия Л.С. Бакстом в ранних балетных постановках в период 1901-1907 гг.» рассматриваются особенности тяги к античному наследию в балетном театре, связанные с ними реформы танца и костюма, начатые И. Дункан и развитые М. Фокиным. Уже в первой работе над неосуществленным балетом «Сильвия» (1901) Бакст давал новую концепцию балетного костюма – заменил жесткий корсет на античную тунику, представил его через игровую функцию. Предметом стилизации для создания образа Нимфы-охотницы стала позднеклассическая статуя Артемиды, обыгранная с каллиграфическим изяществом модерна.

На основе метода реконструкции дается возможное описание несохранившихся костюмов Бакста для балета «Эвника» (1907). При помощи сравнительного анализа выявляются ключевые приемы построения эскизов для балетных костюмов – условная «античная» распластанность фигуры в пространстве листа; пританцовывающие движения, развевающиеся шарфы. Новые качества «Эвники» (ориентация на античную пластику, хоровое действие, изменение балетного костюма) были продолжены и отточены до совершенства в балетах «Русских сезонов».

В параграфе 3.3. «Интерпретация античного наследия Л.С. Бакстом в балетах “Русских сезонов”» выявляется следующий этап интерпретации античности через пейзажные образы, исследуются разновидности пантеистического пейзажа.

На примере балета «Клеопатра» (1909) раскрываются причины популярности темы «вакханалий». Анализируется решение первого балетного античного костюмного ансамбля, созданного Бакстом. Его характерными особенностями были стилизация динамичной пластики краснофигурной вазописи (пляшущие вакханки, гетеры); развитие игровой функции эскизов костюмов, «обыгрывавших» танцевальную ситуацию.

Если в «Клеопатре» античность как нота зазвучала в многоголосье Востока, то балеты «Нарцисс» (1911), «Дафнис и Хлоя» (1912), «Послеполуденный отдых Фавна» (1912) образовывали самостоятельный балетный триптих. В нем античность представала не как конкретная среда действия, а как пантеистический пейзаж. Образ природы теперь отражал античную картину мира, в которой люди и божества вели идиллическое сосуществование. Типология пантеистического пейзажа была представлена Бакстом весьма разнообразно в «Нарциссе» – буколический, с темой сельского подношения местно чтимому божеству. Типичные доминанты языческих священных мест в декорации – грот, источник, роща, величественные скалы напоминали о близости божественного начала к природной стихии. Лавины зелени, близкие им по очертаниям просветы неба ритмически организовывали плоскость, придавали декорации качество «музыкальности», перепевающей лейтмотив балета – метаморфоз Овидия (струящиеся ветви перетекали в воды ручья; высеченные фигуры нимф казались оживающими барельефами). Высокая точка зрения, закрывавшие линию горизонта кроны деревьев, проработка листвы глубокими тенями, превращающимися в контур, приближали декорацию к плоскости.

Живописное осмысление античности как пантеистического пейзажа Бакст развил в балете «Дафнис и Хлоя», литературным источником которого стала первая часть одноименной повести античного писателя Лонга. Миф о пастушеской любви привлекал чарующей буколикой, сюжет заключал в себе принцип модерн-спектакля – «театра в театре» (в балете разыгрывался свой спектакль – миф о Пане и Сиринге). Одновременно Бакст работал над неосуществленными панно для особняка А. Руперти – «Покинутая Хлоя» и «Стада Дафниса отделяются от стад Хлои» (1910-1911), в которых развил сюжетную канву второй части повести Лонга, т.е. объединил работу в разных видах искусства в единый, сюжетно неразрывный цикл. Постановочный характер эскизов панно, кулисное построение планов, включение пластического мотива (образ Дафниса) из эскиза театрального костюма, придавали им качество театральности. Работая с эскизами панно как режиссер, художник решал их подобно балетным мизансценам, интерпретация античной темы в монументальном произведении сплеталась с ее театрально-сценическим воплощением.

Декорация I-й и III-й картины балета «Дафнис и Хлоя» носила, как и в «Нарциссе», буколический характер с темой подношения пастушками сельских даров Нимфам. Подобная популярность сакрально-идиллических ландшафтов в античном мире была связана с ностальгией о гармоничной жизни человека на лоне природы, что было созвучно людям начала ХХ века. Здесь опять перепевался мотив метаморфоз (оживление Нимф), погружавший зрителя в те мифологические времена, когда подобные превращения воспринимались как реальность. Впечатление фантастичности усиливал элемент художественной игры: пространство декорации было организовано по принципу двойной перспективы. 1-й и 2-й план (Священная роща, храм Пана) были взяты фронтально; 3-й план (горные хребты, озеро) – панорамно, без обозначения линии горизонта. Небо присутствовало в эскизе иллюзорно, как отражение в водах горного озера, такой взгляд давал картину греческого мифа, опрокидывающегося на зрителя.

Вторая картина «Дафниса» (убежище пиратов на берегу моря) расширяла типологию пантеистического пейзажа. Здесь героический пейзаж с величественными антропоморфными скалами, грандиозными облаками, искривленными стволами деревьев напоминал о близости божественного начала, возрождал эпический простор античного мифа. Сочетание реалистических (основанных на натурных наблюдениях) и условных приемов позволяли художнику представить эстетизированный образ древнего мира. Подобный метод работы был характерен не только для мастеров модерна в целом, но и определял особенности русского варианта стиля. Условное сценическое пространство создавалось художником согласно не законам живописной перспективы, а пространственной концепции модерна, стремившегося к преодолению глубины и утверждению плоскости. Этому способствовала интенсивность цвета, яркость контрастов разных планов, отсутствие линии горизонта.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»