WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

литературные материалы: литературное наследие Л.С. Бакста (теоретические статьи, переписка, либретто, воспоминания, интервью); монографии и статьи о его творчестве, альбомы и каталоги произведений художника; труды по общим вопросам истории русского изобразительного и театрально-декорационного искусства, искусства античности, истории театра и истории балета, опубликованные мемуары и письма деятелей русской культуры; материалы российской и зарубежной периодической печати 1900–1920-х гг.;

документальные материалы, в том числе из отделов рукописей ГТГ, ГРМ, РНБ, РГИА, отдела архивно-рукописного фонда ГЦТМ им. А.А. Бахрушина, отдела редких рукописей и книг СПб ТБ.

Научная новизна исследования:

  • диссертация является первым монографическим исследованием на указанную тему;
  • выявлены все спектакли на античную тему, в оформлении которых участвовал Л.С. Бакст;
  • проявлены и исследованы произведения театрально-декорационного искусства Л.С. Бакста, связанные с античной темой, составлен их перечень, включающий 307 работ;
  • введены в научный оборот и исследованы неопубликованные ранее документы (либретто балетов «Смущенная Артемида» и «Орфей», письма Л.С. Бакста к А.Н. Бенуа, Л.П. Бакст и др., монтировка к трагедии Еврипида «Ипполит», проект постановки Ю.Э. Озаровского к трагедии Эсхила «Эдип в Колоне», списки костюмов и аксессуаров к трагедии «Федра» и др.), эскизы художника к неосуществленной мимодраме «Орфей» (1914), дан их художественно-стилистический анализ;
  • впервые составлен каталог копий эскизов Бакста, хранящихся в ОРиРК СПб ТБ; определен как оригинальный один эскиз Бакста, атрибутированы 4 сохранившихся костюма к трагедиям Еврипида «Ипполит» и Эсхила «Эдип в Колоне»;

- проанализированы методы работы Л.С. Бакста с античным наследием, в т. ч. литературным;

  • в первый раз прослежена эволюция интерпретации античного наследия в произведениях театрально-декорационного искусства Л.С. Бакста.

Положения, выносимые на защиту:

1. Интерпретация античного наследия являлась сквозной темой в театрально-декорационном творчестве Л.С. Бакста.

2. Динамика интерпретации античного наследия в театрально-декорационном творчестве Л.С. Бакста в целом характеризовалась антиклассической направленностью и отражала общую для русской художественной культы начала ХХ века тенденцию.

3. Эволюционный ряд интерпретируемого в театрально-декорационном творчестве Л.С. Бакста античного наследия в период 1901-1923 гг. развивался вспять: классика – архаика – Эгейская эпоха.

Практическая значимость диссертации состоит в том, что материалы и выводы исследования могут быть использованы:

  • в образовательном процессе: при составлении курсов лекций по истории и теории русского изобразительного и театрально-декорационного искусства в высших и средних учебных заведениях гуманитарного профиля;
  • при реконструкции спектаклей на античную тему;
  • в научной и практической работе искусствоведов и деятелей театра в процессе дальнейших исследований творческого наследия Л.С. Бакста.

Апробация работы. Результаты исследования изложены в статьях диссертанта 2001 – 2006 гг., в публикациях документов, впервые введенных в научный оборот (объем публикаций по теме диссертации составляет 3,4 а.л.) и в докладах, прочитанных на научных конференциях: «XI Научные чтения. История балета: Источниковедческие изыскания» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 15 мая 2002 г.), «XII Научные чтения. История балета: Источниковедческие изыскания» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 16 апреля 2003 г.), «XIII Научные чтения. История балета: Источниковедческие изыскания» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 22 апреля 2004 г.), «I Дмитровский семинар. Музыкальные рукописи и документы» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 19 декабря 2002 г.), «II Дмитровский семинар. Музыкальные рукописи и документы» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 19 декабря 2003 г.), «Русское зарубежье: проблемы искусства и искусствознания 1917–1939» (Государственный институт искусствознания, НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ. Москва, 26 января 2005 г.), «XIV Научные чтения. История балета: Источниковедческие изыскания» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 21 апреля 2005 г.), «XV Научные чтения. История балета: Источниковедческие изыскания» (Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, 23 апреля 2006 г.).

Диссертация обсуждалась на кафедре русского искусства Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина. Материалы исследования включены в учебную программу Академии Русского балета им. А.Я. Вагановой «История изобразительного искусства», спецкурс «История танца в изобразительном искусстве» (2005).

Структура диссертации. Диссертация состоит из двух томов. Первый включает текст диссертации: введение; четыре главы с постраничными примечаниями; заключение; перечень архивных источников; библиография на русском и иностранных языках (169 наименований). Второй том состоит из альбома иллюстраций и трех приложений: 1. «Каталог эскизов Л.С. Бакста к театральным постановкам на античную тему»; 2. «Список спектаклей на античную тему, оформленных Л.С. Бакстом»; 3. «Рукописные материалы».

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы, определяются объект, предмет, цель и задачи диссертации, ее методы, формулируется теоретическая и практическая значимость результатов проведенной работы.

В ГЛАВЕ 1. «Интерпретация античного наследия в научной и художественной жизни России второй половины XIX - начала XX вв.» на основе системного и комплексного анализа определяется место античного наследия, способы и методы его интерпретации в научной жизни и широком спектре художественной культуры того времени.

В параграфе 1.1. «Интерпретация античного наследия в научной и литературной жизни второй половины XIX - начала XX вв.» раскрывается понятие интерпретация как творческое истолкование какого-либо художественного произведения, определяющееся идейно-художественным замыслом и индивидуальными особенностями творца. Автор отмечает, что в России второй половины ХIХ в. преобладало не художественное, а научное освоение и истолкование античности. В университетской науке был выработан новый подход к истории Древней Греции и Рима, для которого характерен интерес к бытовым сторонам народной жизни древних, увлечение фактологией. Главной оказывалась не событийная, а обиходная история, и наука, им посвященная: этнография. Если ранее образ античного мира воспринимался учеными через призму мифологии и сочинений древних историков, то в 1860-1880-х гг. осмысление этого мира дополнялось документальными источниками (папирусами, каменными надписями). Появилась новая дисциплина – эпиграфика, занимавшаяся изучением античных надписей, в появлении которой велика была роль археологических раскопок Северного Причерноморья.

С конца ХIХ в. увлечение античным наследием переместилось из научной в литературную сферу. Формой интерпретации античного наследия на рубеже веков был связанный с символистами интерес к платоновской философии и неоплатонизму, представление о существовании в человеке аполлонического и дионисийского начал. Для теории символизма была плодотворна платоновская идея «двоемирия», интерпретируемая через поэзию и философию Вл. Соловьева Своеобразную интерпретацию античной картины мира через христианство давал в своей поэзии Вяч. Иванов, который видел в Дионисе прообраз Христа-жертвы.

Античные идеи преломлялись в восприятии символистов через теорию античной трагедии Ф. Ницше. Трагическое понимание своего времени обращало взоры к античности, теме рока в судьбе человека, масштабу древнегреческих трагедий. Спасение современного мира виделось символистам во всенародности древнегреческого театра.

В параграфе 1.2. «Интерпретация античного наследия в живописи и скульптуре второй половины XIX - начала XX вв.» отмечается, что во второй половине ХIХ в. интерес к интерпретации античного наследия в изобразительном искусстве заметно упал. Античность стала олицетворением рутины академизма или служила экзотическим сюжетом исторического жанра. Общественная направленность искусства практически вытеснила античные темы и образы из русской живописи. Исключение представляло творчество художников академического плана, в частности, Г. Семирадского. Он интерпретировал античность не в мифологическом, а в интимно-лирическом ключе. Решая свои работы как картины античного жанра, живописец делал акцент не на сюжетной завязке, а на передаче гармонии ушедшей жизни, слитности человека с природой. Постепенно главным персонажем его картин стал пейзаж, написанный с натуры, но помещенный в иную историческую реальность.

С 1900-х гг. принципиально новым шагом в интерпретации античного наследия в изобразительном искусстве становится перенос интереса на греческую архаику. Свою роль здесь сыграла пропаганда археологических раскопок Г. Шлимана в Трое, Микенах и Тиринфе; а также отечественные исследования, посвященные архаическому периоду античности. В живописи одним из первых по этому пути пошел В. Серов. Обращаясь к сложившимся мифам, он создал целый античный цикл. Миф определял стилевые особенности его произведений – соединение условности и реальности (панно «Похищение Европы»). Особенностью новой интерпретации античности у Серова стало умелое совмещение натурности пейзажа с мифологическим миром; обращение к архаическим образам; дегероизация античного персонажа (панно «Одиссей и Навзикая»). Последний прием встречается и у М. Врубеля – в картине «Пан» античное божество было «понижено рангом» до русского лешего. В работе Врубеля почти исключены иконографические образы античности, он не иллюстрировал миф, а создавал его заново. В этом смысле Врубель был мифотворцем, способным состязаться с народной фантазией.

Интерпретация античного наследия позволила С. Коненкову развить мифотворческое начало в группе скульптурных портретов-аллегорий. Это была серия произведений без всякого намека на стилизаторство или подражание древним. Коненкову удалось постичь сами принципы греческого ваяния, показать скульптуру не окаменелой формой, а «оживающей» материей, которая приобрела ту же условную раскраску и ту же улыбку, что архаическая кора.

В диссертации отмечается, что к началу ХХ в. интерес к интерпретации античного наследия вновь зримо обозначился в русском изобразительном искусстве, особенно в творчестве мастеров, во многом определявших основные направления развития отечественного искусства.

В параграфе 1.3. «Интерпретация античного наследия в театрально-декорационном искусстве конца XIX века» обозначается, что художественная интерпретация античного наследия в театральной сфере находилось во второй половине ХIХ в. на крайне слабом уровне. Античная драматургия отсутствовала на казенной сцене почти полстолетия, героический характер греческой трагедии не был доступен ни зрителю, ни труппе. Не было ни режиссеров, способных воплотить на сцене глубокий трагизм античной драмы, ни художников-оформителей, способных явить древний мир современникам. Так, в опере С. Танеева «Орестея» (1895), оформленной И. Андреевым, К. Ивановым, М. Бочаровым, М. Шишковым, использовался эклектичный подход с детализированным копированием памятников древности, античность трактовалась как «археологизированная» древность вообще. В балете А. Кадлеца «Ацис и Галатея» (1896) античность интерпретировалась в анакреонтическом духе. Романтический пейзаж (декорации В. Перминова) отличался отсутствием не только античного, но и индивидуального своеобразия. Классический костюмный ансамбль (Е. Пономарев) наивно «цитировал» аллегорические атрибуты античных персонажей. Сценические чудеса скрывали невысокое качество художественного оформления.

Сравнительный художественно-стилистический анализ театральных работ В. Поленова (картина «Афродита» (1894), «Орфей и Эвридика» (1897)) и В. Симова («Антигона» Софокла (1899)) позволяет выделить основные вехи нового понимания античности на театральной сцене, связанного с общими реформами театрально-декорационного искусства. Поленову удалось создать обобщенный образ Греции на основе пленэрного пейзажа, передать элегическое настроение мифа, приблизить современников к миру древних через природу, освободить сцену от живописных планов. Приблизить античный мир к зрителю иными методами попытался Симов. Сильной стороной его постановки стала разработка пространственной схемы сцены, приближенной к античной. Гораздо скромнее были художественно-живописные качества. Слишком конкретное реалистическое видение античной драмы помешало спектаклю приобрести качества истинной театральности.

В заключение главы отмечается, что к ХХ веку назрели задачи нового истолкования античности на театральной сцене. Античное наследие оказалось близко русскому театру синтезом искусства, «хоровым» и монументально-декоративным началом. На театральной сцене ведущим и непререкаемым интерпретатором античного наследия стал Л.С. Бакст.

В ГЛАВЕ 2. «Особенности интерпретации античного наследия Л.С. Бакстом на драматической сцене в ранний период творчества (1902-1904 гг.)» показано, что интерес Бакста к античной эпохе во многом был обусловлен «аполлонической» ориентацией мирискусников. Уже в ранней журнальной графике мастера одним из главных векторов художественной стилизации стала античность.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»