WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Втретей главе«ЖивописьН.К. Калмакова» рассматриваютсястанковыепроизведенияхудожника, которые представляюттрудности для анализа, в силу своей малодоступности.Кроме техники маслянойживописи здесь рассматриваютсяработы, исполненные акварелью,пастелью, всмешанной технике. Станковымиживописьюи графикойКалмаков занимался напротяжении всего творческогопути – более пятидесятилет. Заэто времяего художественные пристрастияи авторскийпочерк претерпели значительныеизменения. Cтанковые произведенияне ограничивались рамкамикакого-то одного художественногонаправления. И хотястилистическиеприемы художника развивалисьв руслеопределенныхтрадиций, вто жевремя егостанковое творчество обуславливалосьсвоими особенными внутреннимизаконами. Вживописи онпроявил себяв болеечистом видесимволистом. В станковойживописи более ярко, чем в других видахтворчества художника проявилиськрайнеиндивидуалистическиечерты, характерные длядекадентскойкультуры начала ХХ века в целом и для символизма в частности. В определенноймере этосвязанно с тем, что в живописи художник не был связан рамкамилитературного текста илидраматургическогопроизведения. В ней наиболее ярковыражены егособственные фантазии, мистика и оккультность,поиск образаСатаны. Этосближает егоработы севропейским символизмом. Его творчествобыло «гротескным,бестиальным, мерцающим, чувственным»,вобравшим в себя всюсложность искусства рубежной эпохи,поэтому оно разделяет в определенной мереущербность стилей того времени – и модерна исимволизма.

В станковых работах Калмаковоставался ярко выраженнойиндивидуальностью,приковывающей к себевнимание. Приэтом и в живописи он оставалсястилизатором,графиком, жестким, не всегда приятным.Действительно,трудно найтив русскоммодерне исимволизме более странные и дерзкие мистические,эротические и гротескныефантазии. Можно выделить пять-шесть основныхтематических категорий, вмещающих в себяего художественные образы иизобразительные мотивы: 1) классическиемифы; 2) cекс и смерть; 3) зло; 4) Восток; 5)маскии травестизм. Это в большинстве своемретроспективы. Исключение составляютавтопортреты. Но и они осмыслены вретроспективном ключе.

Античномусюжету онпосвятил целый ряд густо красочныхкартин. Среди них –“Колесница Солнца”, “КолесницаЛуны” (обе1912), “Пасифая”, “Персей” (1916),“Диана иЭндимион” (1912,вариант – 1916),“Смерть Адониса” (1924), “МедузаГоргона” (1927), “Дракон”(1910-е) и “Нептун” (1936) и многие др. Интерес к античной теме в средесимволистов возник с “легкой руки”поэтов – символистовВ.Иванова иВ.Брюсова, уделившим им особое внимание в своемтворчестве. Он поддерживалсяактивноформирующимися в то время принципаминеоклассики, с ее идеалистическимвидением мира. Однако Калмаковиспользовал греческие мифы не только вугоду запросам публики, он обращался к ними с целью раскрытия собственной личности.Во многих парафразах мы узнаем в образегероя или жертвы, будь то Геракл илиЭндимион, самого Калмакова. Нарцисс,например, зачарованный собственнымобликом, неспособный разорвать шелковыепуты самолюбования, имеет дляэгоцентричного и самоуглубленногоКалмакова особое значение: печальноевыражение лица и огромные глаза Нарциссаотражают мрачный облик самого художника, вкотором наряду с чувством собственногодостоинства угадывается душевноебеспокойство, а с уверенностью в своемтехническом мастерстве соседствуетэстетическая беспомощность.

В станковой живописихудожника очевидны черты неоклассики,которые были распространены в русскомискусстве в 1910-е годы. Заключены они встрогой упорядоченности композиции ихолодности проработки форм, повышенноминтересе к изображению человеческойнаготы. Эти черты проявляются уже вранней работе “Эндимион”, со временемчерты неоклассицизма будут толькоусиливаться. На это указывает и анализ двухработ “Дракон” (1910-е) и “Нептун” (1936),создание которых отделяет временнойотрезок более, чем в двадцать лет. Нофактически это одна работа - однакомпозиция, один образ. В своих воззренияххудожник остается на позициях символизма,но символисткая картина становится ужеиной. Более поздняя работа яркодемонстрирует переход художника отраспространенной формы символисткойкартины как мягкой и дымчатой живописирасплывчатых пятен и льющихся линий, кжесткой определенности неоклассической,едва ли не академической формы.

ЖивописьКалмакова прихотливо сочетает в себе явный декоративныйэффект, свойственный искусствумодерна вцелом, атакже чертысалонности,заключенные в смакованиимногочисленных,поройнатуралистическихподробностей, в том числе, при передачечеловеческого тела. Он часто используетнестандартныеформаты картин. Испытывает стойкий интерес кформату и обрамлению в виде круга(«Эндимион», «Красные птицы»). В картине«Гелиос, или Колесница бога солнца»(1911) удачноразмещение божества и его коней внутрикруга, что воспринимается не только какметафора солнечного диска, но и какперекличка между форматом картины и формойколес колесницы, усиливая впечатлениебесконечного движения по космическойокружности. Вписанная в круг композицияавтопортрета в образе Людовика XIV (1929) такжерешена весьма успешно – и по форме, и посодержанию. Это озорное изображение едвали может служить иллюстрацией дляволшебного мира или мира королей. На нём–прихотливое сплетение изогнутых линий,завитки гигантского парика, преувеличеннобольшие глаза, экзотическая раскраска,петли перьев, каскад кружевных оборок. Всеэти детали подчеркивают как великолепиевнешнего вида Короля-солнца, так итравестизм натуры самого Калмакова.Художник былодним изсамых смелыхпевцовЭроса всвое время,избравший вкачестве своей монограммыизображениестилизованногофаллоса.

Притягательной дляКалмакова, как истинногосимволиста, была бесконечномногообразная и неисчерпаемаяв искусстветого временитема смерти.Этому образупосвященодекоративное панно “Cмерть” (1913),работа “Смерть Адониса” (1924).Романтика ужасного в целом характернадля работхудожника.

Большойкруг работКалмакова – его фантазия на тему Востока. Понятие“Восток” ухудожника включает в себя разнообразный круг сюжетов из мифологиинародов Египта –“Тайный переход” (1911), “Зеленыйисточник” (1911); Индии –“Женщина созмеями” (1909), “Жены Нага” (1913);Китая –“Китаянка” (1913),“Китаянка врозах” (1912). Сточки зрения декоративности колоритаего ориентализм ничем не уступал восточныммотивам Л. Бакста, однако ему не доставалоэтнографической достоверности. Из этого не следует, что Калмаковбыл безразличен к этнографическим деталям,просто он, подгонял конкретный факт подготовый вымысел. Героини его картин «Вратагрез» и «Накидка из роз» кажутсясрисованными с реальных танцоровгостившей в 1900 году в Санкт - Петербургебалетной труппы Королевского сиамскогодвора. Очевидно, Калмакову приглянулисьширокие башнеобразные головные уборысиамских танцоров, стилизованные движенияих рук и ног, и он попытался перенестиощущение «таинственности и благоговения...настроение религиозного экстаза» в своикартины «Смерть» и «Жены Нага». И хотя приэтом Калмаков больше доверяется своейфантазии, живописный итог его усилийчарует и даже захватывает.

Неразборчивость привыборе декоративных мотивов характерна идля работ Калмакова, посвящённых ДревнемуЕгипту, например, «Источник» и «Подземныйперекресток» (обе - 1911, ч.с.). На фараоне(«Фараон», 1927) – нелепый колпак, напоминающийскорее шлем викингов, чем нечто египетское,а Саломея-сфинкс (1928, ч.с.) соединяет всебе два совершенно не сочетаемыхсущества. Фараоны Калмакова, равно как иКлеопатры Л. Бакста и С. Делоне, происходилиродом из династий, которых никогда несуществовало на берегах Нила, и носили онипарадные одеяния, нигде не виданные и неслыханные.

Отражением дьявольскогов искусствесимволизма был интересКалмакова кизображениюразличного рода монстров:“Монстрколенопреклоненный” (1910).Калмаков обожал существневиданного происхождения: леопардов ссобачьими ушами, собак в пятнистойлеопардовой шкуре, бесполого “Сатану соспутником” (1910), Саломей в образесфинкса, женщин в масках с мускулистымируками борца, крыс с медвежьими мордами ит.п. Болезненному воображению Калмаковаэти уродцы казались реальными иубедительными, возможно, так же, как икентавры древним грекам. Калмаковымвладела пантеистическая идея о природекак о гармоничном единстве животного,растительного и минерального мира, идея,которую столь пронзительно передалВрубель в своем “Пане”.

С образом злого духа Калмаковнередко связывал и свои автопортреты.Мефистофелевскийхарактер многих из них очевиден.Известно восемь автопортретовхудожника. Они написаны в промежуткемежду 1916и 1929 годами.Игра и перевоплощение,исполнение роли и смена роли игралифундаментальное значение в жизненнойконцепции Калмакова.

Встанковой живописи Калмаковбыл наиболеепоследовательнымсимволистом, быть может, этим вызваны и сюрреалистическиепотенции,присущие некоторым его картинам, например, “Фурия войны” (1917), гдеартиллеристскаяпушка изображена в виде какого-точленистоногогосущества. Неслучайно позже, в Париже,современникиназывали егопетербургским Дали. В манере этой работы, а также имногих других картин,созданных в20-30-х годах, присутствуетто, чтопозже будетназываться эстетикой американскогопостера, аименно, сочетание всюжетном аспекте чрезмерногонагнетания ужаса илакированной манеры письма, с обилиемдеталей иподробностей.
Взарубежный период творчествохудожника непретерпело серьезной эволюции.Темы исюжеты егоискусства оставались прежними, но манераисполнения стала болеежесткой ивыхолощенной. У оторванногоот роднойпочвы Калмакова, утратиласьсвязь синтеллектуальнойсредой. Онбольше неработал длятеатра, не иллюстрировалкниги, ав живописиусиливались черты, сближавшиеее стенденциямимасс-кльтуры.

Взаключениипредставлены выводы по всему комплексупроведенногоисследования,подводятся итоги многолетней работы по восстановлениютворческой биографии художника.Она четкоделится надва периода:русский изарубежный. На родинеКалмаков былтесно связанс художественной жизньюПетербурга. Его активнопривлекали кработе втеатре, оформленные им многочисленныеспектакли несли чертыстилизации, гротеска. Художникаинтересовалиисторические,костюмные постановки, где буйно проявлялисьего фантазияи раскованность, что так соответствовалодуху эпохимодерн. Калмаков был ее типичнымпредставителем. Для него, как и для многих еготалантливыхсовременников,символизм был не просто творческимнаправлением в рамкахсуществующего стиля, а знаком судьбы. Его достоинстваи недостатки, взгляды на жизнь и на искусство, в конце концов, его биография,диктовались самим временем.Историческое место Калмакова четкоопределено. Он - типичный представительрубежной эпохи, cимволист “второй волны”,поздний мирискусник, и, вместе с тем,художник одиночка, не связанный какой-либообщей эстетической программой ссуществовавшими группами и объедине­ниями. Он был теснововлечен в литературно символистский мирПетербурга. Его холсты пропитаны духомстихов В. Брюсова и В. Иванова и населеныобразами произведений Ф. Сологуба и А.Белого. Калмаков началсвою карьеру на закате символизма, но, посути, остался верным его заповедям втечение всей своей жизни.

Графикане занималатакого важного места в творчествехудожника, как театр. Лишь одна книга - сказкаН.Кронидова«Принцесса Лера» былаиллюстрирована им какцелостный организм, и вэтом Калмаков продолжилтрадициимирискусников. Его индивидуальностьпроявилась винтересе кскандинавскиммотивам,использованным в оформлениикниги, нов этомвиде искусства художникоказался наименее оригинален.

Живописью Калмаковзанимался напротяжениивсей своейжизни, нов периодэмиграции это был основной вид его творческойдеятельности. Ее отличаетмногословность,тяжеловесность форм, апликативность,декоративизм,преобладаниекакой-либо одной цветовойгаммы вколористическомстрое произведений.Со временемформа становилась все более жесткой,живопись –выхолощенной,символы –однозначными.Искусство Калмакова впитывалоновые тенденции времени, и присущие ему чертысалонноститрансформировались в элементы,характеризующиемассовую культуру ХХ столетия.

Творчество Н.К.Калмаковазаслуживает изучения, как одна изсоставляющихмноголикой картины искусствапервой половины ХХ столетия, усложняя и изменяя его восприятие.

Поматериаламдиссертацииопубликованыследующие работы:

1.Театр в творчествеН.К. Калмакова. / Кисследованиюрусскогоизобразительногоискусства. Сборник научныхтрудов. Часть II.Российская академия художеств.Санкт- Петербургский государственныйакадемическийинститут живописи, скульптурыи архитектуры им. И. Е. Репина. CПб.,1999. C. 69 –84.

2.Николай Калмаков. В поисках дьявола. /Новый мирискусства, №4 (9). CПб., 1999. C. 37-39.

3.Жемчужины интимного жанра. Из коллекцииБориса Васильева. / Новый мир искусства, №6 (11). CПб.,1999. C. 25– 26.

4.Творчество Н.К. Калмакова в свете традицийпетербургскогомодерна. / Четвертая Санкт-Петербургскаяассамблея молодых ученых и специалистов.СПб.,1999. C.14.

5.Книжная графика Н.К.Калмакова. /ПетербургскийРериховский сборник IY.Санкт - Петербургский государственныйуниверситет.Мемориальноесобрание С.С. Митусовав Петербурге. CПб., 2001. C. 576 – 586.

6.Об атрибуцииработ Н.К.Калмакова (1873-1955). МатериалыVнаучной конференции «Экспертизаи атрибуцияпроизведенийизобразительногоискусства». М., 2001. С.124-127.

7.ТворчествоН.К.Калмакова в свететрадицийпетербургскогосимволизма. /ИзвестияРоссийскогоГосударственногоПедагогическогоУниверситета имени А.И.Герцена.Аспирантские тетради. CПб.,2007. № 8.С. 11-15.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»