WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Вовторойглаве «Творчество Н.К. Калмакова в светеотечественного и зарубежногоискусствознания 1900-х –2006 гг.» анализируются общиеискусствоведческиетруды истатьи охудожнике, на которыеопирался диссертант в своей работе. Это, в первую очередь,отзывы всовременной художникупериодической печати, принадлежащиеперу А.Бенуа, А.Ростиславова, Н. Евреинова, С. Маковского,С. Яремича,А. Чеботаревской; мемуарнаялитература, где имяКалмакова всплывает в основном в связи с его работой для театра (А. Мгебров, Н. Евреинов, А. Остроумова-Лебедева, К. Сомов и др.) С середины 90-х годов ХХ века вотечественномискусствоведениитворчество Калмакова начинаетупоминаться в контекстеразвития символизма в России. Его имя называет А. Русакова(Символизм врусской живописи», 1994); более подробно останавливаетсяна работаххудожника В.Круглов (Символизм в России. Каталогвыставки. 1996). В то же время имя Калмакованачинает упоминаться вспециальныхсправочниках и словарях,например, «Художники русскойэмиграции» (1994 и 1999), «Художники народов СССР.Биобиблиографическийсловарь» (1995), хотя в них допущеномного неточностей. Имеютсяупущения иошибки вотношении Калмакова и впоследней серьезной и наиболее полнойработе А.Толстого «Художникирусской эмиграции» (2005).

Значительно больший интерес и гораздораньше, чемна родине,проявлен кхудожнику наЗападе. Этотинтерес былвызван посмертными ретроспективнымивыставками художника в 1964 и 1968 (Париж), 1970(Лондон) и 1986(Париж),сопровождавшимисяизданием каталогов и появлением отзывов в газетах и журналах, в результатечего появились статьи П. Шнейдера (1964),Н. Флегона(1976), Р. Герра(1986), Д. Боулта (1994).

Очевидно, чтотворчествоН.Калмакова стало привлекатьвниманиеисследователей,однако, досих пороно неполучило должногоосвещения.

Темавторого раздела -исследованиетворчества Калмакова. Впервой главе«Театральные работы Н.К. Калмакова»предпринят анализ всехизвестных автору театрально-декорационных работхудожника. Впервые реконструированих образ.

С 1908по 1916гг. Калмаковым былооформлено 11спектаклей вразличных театрах. Это были все частные антрепризы.Особенноплодотворным было сотрудничествос Н.Евреиновым - теоретиком и историком театра,режиссером и драматургом, идеологом всеготворчества художника.Калмаков и Евреинов создалинеобычайно удачный творческий союз. Посути, Евреинов являлся менеджеромтворчества Калмакова, тот же в свою очередьсумел талантливо проиллюстрировать всеноваторские дерзкие экспериментыЕвреинова, и, в первую очередь, главнуюфилософскую концепцию режиссера отеатральности как основе жизни.

Первая совместнаяпостановка “Саломеи” (по пьесе О. Уайлда)на русской сцене была сенсацией. Калмаковпредвосхитил в театре то, что в конце ХХвека будет называться боди-арт, написавчасть костюмов прямо на теле актера,наглядным образом воплотив идею “наготына сцене”, о которых так много размышлялрежиссерспектакля Евреинов в 1910-егоды. Онставил свою“Саломею” ради культакрасоты и,как истинныйего апостол,принес вжертву многое - втом числеи сложнуюпроблематику драмы Уайлда, игру актеров,сделав изних живуюдекорацию.“Саломея”,получилась зрелищем пышным,вычурно-декоративными томно-чувственным. Оригинальность,живописность,гротескный излом, стилизация,экзотичность и пряность делали ееспектаклем модерна.

В 1909году Калмаков в театре Леванта (НДТ) оформилпьесу Л.Андреева “Анатэма” (впостановке А. Санина).“Анатэма” был яркимсимволистскимспектаклем, вместе с тем, ему были присущи и чертыстилизаторскойпостановки ичертысценическогоэкспрессионизма,также характерного для театра того времени. УказанияКалмакова нато, какимидолжны бытьдекорации,подтверждают, что онипревращались в художественныйвизуальный образ события. А фигураАнатэмы, сизменением пропорций его тела, превращалаобраз всимвол.

Втом же 1909году Калмаков оформилспектакль” Юдифь” поодноименной драме Геббеля, третийспектакль для театраКомиссаржевской.Хотя самКалмаков утверждал, чтоэто единственная работа, где все строго соответствовалоисторической эпохе, в ней он продолжил обращение к стилизациии декоративизму модерна. Костюмы к спектаклюбыли стилизованы подассирийскиебарельефы истатуи.Колористическоерешение восходило к восточным мозаикам.

В 1911году Калмаков осуществилдля Старинного театра одну из наиболееуспешных своих постановок“Великий князь Московский” по Лопе де Вега. ДляЕвреинова - режиссера спектакля,Лопе деВега был,прежде всего, синонимомтеатрально -прекрасного.Художник жепроявил максимум фантазии и юмора, стольсвойственных ему, и создал типичныйстилизованныйспектакль, показав, как далекая Россия могла бытьпредставлена в Испании во времена Лопе де Вега.

Восенне-зимний сезон 1911-1912 годасостоялась премьера пьесы Ф. Сологуба“Мечтапобедительница» в декорациях Калмакова (антрепризаактрисы О.Вехтер).Из одиннадцати крупныхтеатральных работ мастера, это единственнаяпьеса тесносвязан­ная с современностью.Действие спектакля разворачивалосьна помостепри минимумемебели ибутафории. Костюмы персонажей былиультрасовременны и могли бы украситьстраницы журнала мод.

В 1912году Евреиновым былазадумана длятеатра Паласпостановка оперы Эрве“Хилъперик”.Евреинов трактовал сюжет пьесы в пределах историческойправды, ночисто опереточно. Оперетта же для Евреиноваассоциировалась с театромплощади ибалагана. Онвыбрал кпьесе подходна “веселых ногах “и подал эпоху Нерона и Ирода VIвека” каксвоего родаанекдот. Аметод, который избралрежиссер длявоплощения идеи, был гротеск. Спектакльтакже былстилизованной фантазией на историческуютему. Иэтому вомногомспособствовалисозданные Калмаковым декорации и костюмы. Уже при входе в зрительный зал публика должна была почувствоватьгиперболу готической романтики.Этому способствовал строгийзанавес скольчужнымламбрекеном, с изображениемстрогих изваяний рыцарей-великанов,словно стерегущих ревнивуютайну, скрытую за ним. Евреиновочень точноохарактеризовалстиль, созданных Калмаковымкостюмов идекораций кспектаклю -историческийгиперболизм. Если “Саломею” Евреинов делал ради культакрасоты, то“Хильперика” - ради гротеска,также принеся в жертву и истинное содержание,и живыхактеров. Новсе жеспектакль получился оченьзрелищным. Ион, каки “Саломея”стал яркими оригинальным вкладом в историюрусскоготеатра.

В 1914году Калмаков оформил для Камерноготеатра вМоскве пьесуКальдерона “Жизнь есть сон” впостановке А. Зонова. Этот спектакльбыл оченьблизок постановкам “Старинноготеатра”. Ивыбор Калмакова художникомуже предопределял “барокко” и стилизацию под “Веласкеса”в оформлении, как это уже было однажды в “Великомкнязе Московском”. Декорация с контрастом яркихбеспокойных красок, с ее черным фоном погребальногокатафалка ираспахивающимисязанавесями вместо стен, давала всемупроисходящему на сценесвоеобразную окраску. Анализируякостюмы кэтому спектаклю, можноконстатировать, что если ма­териалинсценируемой пьесы не позволял Калмаковуреализоватьдекадентскую любовь ко всему страшному,шокирующему,гротескно-преувеличенному,эротическому, а имел строгую историческуюпривязку, как в данном случае, то художник не проявлялбольшой фантазии и мог повторяться. Так костюм рыцаря к этомуспектаклю похож на рыцаря с обложки к реферату Евреинова“К постановке Хильперика”,а костюмслуги на­поминает костюм слуги Мерлина к кукольномуспектаклю “Сила любви и волшебства”.

В 1916году Калмаков сумел удачно оформитьпервый марионеточный спекталь в России,воплотил давнишнюю мечту мирискусников освоем марионеточном театре.Театровед Ю.Слонимская иее муж,актер П.Сазонов выбрали дляпостановки пьесу Тирсо де Малины“Сила любвии волшебства” на музыку Ф. Гартмана. Это был третий сезон Старинноготеатра, всвоей основесодержащий все ту же идеюглубокой стилизации. Художниками,взявшимися за оригинальныйзамысел Ю.Слонимской, были мастеракруга “Мирискусства”, которым наиболеебыли близкикультурные формы прошлого и стремление к стилизации.Для Калмакова, создавшегобольшинство эскизов декораций и костюмовкукол кспектаклю, всилу особенностей егодарования, вообще былохарактерно из любогоматериала делать стилизациюна заданнуютему, сочноприправляя ее гротеском. Удачность созданных куколподтверждает факт их долгой сценическойжизни. Ими, уже в 1920-е годы, еще долгоразыгрывали иные спектакли.

Последняя работаКалмакова втеатре былаосуществлена в 1916 году,попыткареконструировать с Евреиновым в 1925 году в Париже «Саломею»закончилась неудачей. Это вполне закономерно.Отъезд изРоссии неспособствовалдальнейшему развитию талантахудожника. ИтеатральнаядеятельностьКалмакова навсегда останетсясвязаннойисключительно с Санкт-Петербургом.

Анализспектаклей,оформленныххудожником,позволяет говорить о Калмакове как о художникебуйной фантазии, склонном к экстремизмувыразительныхсредств, которому свойственнаизысканная идерзкая колористика декораций и костюмов.Калмаков одним из первых стал создаватькостюмы-образы.Эмоциональнаянасыщенностьвизуального образа –также отличительная чертатеатральных работ Калмакова, и онамаксимальнодостигнута уже в первой театральнойработе «Саломея». В двухспектаклях «Великий князь Московский» и«Мечта-победительница» Калмаков вплотнуюподошел к минималистской сценографии. Онодним из первых стал использоватьлокальный цвет в качестве основноговыразительного элемента. Костюмы в“Ночных плясках“ Ф. Сологуба былинастолько удачными, что многие идеи из нихбыли перенесены Л. Бакстом в спектакль“Жар птица” для Дягилевских сезонов вПариже.

Все удачи инововведения художника в театре лишний разубеждают в правильности высказыванийЕвреинова и Бенуа о том, что Калмаковочень ценный, чисто театральныххудожник, чья фантазия несравнима ни счьей.

Вовторой главе«Книжная графика Н.К.Калмакова» обращеновнимание нато, чтоздесь художник продолжал развивать все те жестилевые и формальные принципы, которые онсо своим другом Евреиновымпропагандировал и в театре.Пантеатральность свойственна всемграфическим и станковым работамКалмакова.

Автор полагает, что вкнижной графике Калмаков проявил себяособенно наглядно как мирискусник. Этовидно в оформлении лучшего произведенияхудожника в этом жанре – сказки Н.Кронидова “Принцесса Лера”. Очевидно, чтоКалмаков, как и мастера “Мир искусства”,видел книгу единым целостным организмом,заботясь не только об ее иллюстрировании,но и об элементах ее оформления, следуя приэтом идее соавторства поэта и художника. Вхарактеристике героев Калмаковаприсутствует гротесковость и узорчатость,также напоминающие о стилистике мастеров“Мир искусства”. К индивидуальным чертампочерка Калмакова можно отнестиследование скандинавским традициям. Всвоих иллюстрациях он много и частоиспользует фантазийный узор, состоящий изкельтской плетенки и элементовскандинавского звериного орнаментадороманского периода. И это еще разуказывает на Калмакова как напредставителя именно петербургскогомодерна, отмеченного влиянием северныхсоседей.

В 1910-х гг. Калмаковоформил ряд сборников стихов, а именно,обложки. По сравнению с "Принцессой Лерой"они в большинстве своём скромны - всегдачёрно-белые, состоящие из несколькихсимволических изображений. Отсутствиеэффектной обложки - также характернаячерта мирискуснической книги. В обложкахКалмаков заботится о завершённости,оттачивая каждый штрих. Вомногих из них обнаруживается веськомпендиум калмаковских экзотическихмотивов.

Книжныезнаки небыли важнойгранью творчества Калмакова, но в них в достаточноймере проявилось творческоелицо художника. В 1913 г. были исполненыкнижные знаки Н. Тэффи и Ф.Сологуба. Экслибрисы полностьювыполнены сучетом требований времени -компактны иприемлемы для книгразличных форматов, скромны и вто жевремя удачносочетают в себесимволику иорнамент. Вобоих знакахнаглядно ощущается стилистикаискусства модерн, начиная с фантастическогосюжета сизящным эротическим подтекстом:в книжномзнаке Н. Тэффи впричудливой форме переплетеныфигуры сирены и гепарда.Фантастичность и декоративизм -отличительные черты художественногопочерка Калмакова, и вэтом смыслекнижный знакН. Тэффи можно считать его визитнойкарточкой.

Наиболее яркимиработами художника в области печатнойграфики cтали литографии, выпущенные в видепочтовых открыток, для общества Красногокреста, в котором Калмаков работал вместе сГ. Нарбутом и С. Чехониным во время первоймировой войны. Это время представляетсобой новый и единый по проблематике этапразвития отечественного символизма. Вовсех видах искусства появляются образныерешения, отмеченные апокалиптичностьюмироощущения, религиозными символами имотивами. Именно такими, полными мрачногомистицизма и излишне декоративными,были работы Калмакова – “Ангел карающий”,“Ангел возвещающий”, “Ангелпобеждающий”, и “Свет вечерний”, “ Райи серафим” (1915). Ангелы и их молитвывозвещают о наступлении времениразрушений и преображений. Ощущениенадвигающегося судного дня Калмаковсмягчает пряным привкусом Востока.Калмаков сумел быстро приспособить свойарсенал художественных средств к созданиюпатриотических произведений. В нихчувствуются отзвуки эпохи и отголоскипроизведений современников. Такого родамистический Апокалипсис сродни НатальеГончаровой, ее литографической серии“Мистические образы войны” (1914), или Н.Рериху, его картине “Дела человеческие”(1914). Есть любопытное сходство междукалмаковским “Ангелом воспевающим” икартиной Рериха “Последний ангел” cправославным служкой на фоне огненнойстены. Все эти произведения удивительнопохожи между собой по колориту, сюжету инастроению. Фактически и Калмаков, и Рерихшли одной опасной дорогой, балансируямежду неумеренностью символизма идекоративным китчем. Во время эмиграциивзаимное тяготение между этимикрайностями в творчестве Калмакова сталоеще более отчетливым.

Книжная графикаКалмакова, его виньетки, концовки и, порой,эпатажные иллюстрации, смотрятсязакономерным дополнением к поэзии и прозе,всякий раз напоминая о последнем взлетеизысканной, ретроспективной линиипетербургской графики “Серебряноговека”, который пришелся как раз на 1910-е– начало 1920-хгодов. Две характерные особенности,связанные с печатной графикой Калмакова:очевидная литературность и связь спластической системой стиля модерн,использование сюжетов и образов, можносказать канонических для символистов,сближают его работы с произведениями такиххудожников как К. Сомов, В. Владимиров, В.Замирайло, Н. Герардов, В. Быстерин, А.Арапов, Н. Феофилактов, В. Милиоти. Втоже время Калмаков и в областипечатной графики имел свое узнаваемое,индивидуальное лицо: он «боялся» пустот,был многословен, чересчур декоративен итак увлекался деталями и подробностями,что за ними могло утратиться целое.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»