WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

ОСИПОВА Ольга Владимировна

ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ВЕДУЩИХ РОССИЙСКИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ КОНЦА XIX – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XX ВЕКОВ

10.02.19 – теория языка

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Тверь – 2007

Работа выполнена на кафедре французской филологии ГОУ ВПО «Тверской государственный университет»

Научный руководитель:

доктор филологических наук, профессор

Н.П. Анисимова

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор

Н.Ф. Крюкова

кандидат филологических наук, доцент

Е.Н. Синкевич

Ведущая организация:

Мурманский государственный педагогический университет

Защита состоится «___» ________ 2007 года в __ час. ___ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном университете по адресу: Россия, 170000, г. Тверь, ул. Желябова, 33, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Тверского государственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, 42.

Автореферат разослан «___» _____________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Д 212.263.03

кандидат филологических наук, доцент В.Н. Маскадыня

Реферируемое диссертационное исследование посвящено изучению особенностей российской лингвистической традиции, а именно анализу ведущих российских лингвистических теорий конца XIX-начала XX веков, а также особенностям смены научных парадигм в отечественной лингвистике.

Актуальность данного исследования объясняется тем фактом, что существующие подходы к лингвистическим проблемам и их эволюции обходили стороной роль российской лингвистической традиции в мировой лингвистике и не исследовали ее в эпистемологическом ключе, в то время как комплексный историко-эпистемологический подход к становлению российской национальной традиции позволяет сделать вывод об отличительных характеристиках как отдельных теорий, так и национальной лингвистической традиции в целом. Особенностью российской национальной традиции является то, что она представляет собой редкий случай сохранения своей самобытности, и в то же время оказывается недостаточно исследована с позиций эпистемологии лингвистики.

Неоспоримым остается тот факт, что в отечественной лингвистической традиции практически отсутствуют специальные систематические исследования в области историко-эпистемологического описания лингвистических теорий. Н.Ю. Бокадорова в связи с этим отмечает: « … до 70-х годов XX в. история наук о языке была лишь областью “набегов” отдельных авторов, которые выражали интересы определенных (зачастую ими самими созданных) течений в языкознании (как, например, “Картезианская лингвистика” Н. Хомского)» [Бокадорова 1991: 556]. Кроме того, «для советской историографии науки о языке на все это накладываются еще и проблемы “марксизма в языкознании” и соответствующий взгляд на историю науки, что усложняет и без того запутанную картину» [ibid]. За последнее время в связи с освобождением лингвистической науки от идеологического давления ситуация, однако, не претерпела значительных изменений, хотя следует констатировать все усиливающийся интерес лингвистов к осознанию истории и эпистемологического статуса науки о языке.

Объектом данного исследования является развитие российской лингвистической науки в контексте общемировой лингвистики.

Предметом исследования являются особенности развития российских лингвистических теорий конца XIX – первой половины XX веков.

Цель работы составляет выявление особенностей эволюции отечественной лингвистической науки с позиций эпистемологии лингвистики. Признавая, что описание и анализ эволюции российской лингвистической традиции в целом является слишком глобальной целью, мы ограничиваем поле нашего исследования наиболее значимыми направлениями и теориями, которые позволяют определить специфику российских лингвистических изысканий.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1) соблюдая принцип последовательного диахронического описания лингвистических теорий, провести их анализ на базе разработанной Н.П. Анисимовой системы эпистемологических координат;

2) предпринять сравнительный анализ полученных результатов, на основе которых дать общую характеристику российской лингвистической традиции;

3) принимая во внимание идеологическую обстановку в нашей стране после революции 1917 года, изучить влияние идеологического фактора на развитие лингвистики как самостоятельной науки;

4) определить специфику эволюции российских лингвистических учений к середине XX века и вклад российских лингвистов в развитие мировой лингвистической мысли.

Материалом для исследования избираются как непосредственное содержание ряда отечественных лингвистических теорий, так и работы аналитического характера, касающиеся анализа данных теорий и эпистемологии лингвистики.

В соответствии с целью и задачами работы методами исследования послужили описательный метод, теоретический и сопоставительный анализ, обобщение теоретических данных.

Теоретическим основанием для настоящего диссертационного исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов, имеющие своей целью определение места российской лингвистики в мировой науке, а также посвященные вопросам методологии российской науки о языке [Алпатов 1995, 2003; Ахманова, Александрова 1980; Будагов 1981, 1983; Булахов 1977; Васильев 1990; Виноградов 1947; Виноградов, Серебренников 1956; Данилевский 1991; Звегинцев 1989; Иваницкий 1987; Мельничук 1998; Мельников, Преображенский 1989; Нерознак, Базылев 2001; Степанов 1975; Федорищев 1988; Филин 1977; Шубняков, Колоколова 1987; Genty 1977; Sauvageot 1935; Vaillant 1937].

На защиту выносятся следующие теоретические положения:

  • на протяжении XIX века традиционные центры интереса рациональной грамматики дополняются новыми, характерными для сравнительно-исторической парадигмы, что позволяет сделать вывод о тенденции к расширению поля исследований и осуществить постепенный переход к новой научной парадигме;
  • на рубеже XX века российская национальная лингвистика следует общему направлению европейского языкознания, т.е. развивается в рамках господствующей в эту эпоху парадигмы – сравнительно-исторического языкознания, по ряду пунктов опережая его, а именно, обогащая его новыми центрами интереса, характерными для новых парадигм и направлений, получившие свое развитие в XX веке;
  • при переходе от сравнительно-исторической парадигмы к структурализму российское языкознание избежало противоречий, характерных для европейской структуралистской модели;
  • структурализм в его российском варианте синтезирует основные проблемы диахронической лингвистики в системно-структурный подход;
  • идеология в ее крайнем варианте (марризм) стремится подменить собой теоретическую парадигму в лингвистике, навязывая только «разрешенные» ею проблемы и методы, что приводит к искажению естественной эволюции лингвистических исследований;
  • несмотря на дестабилизирующий фактор марризма российская советская лингвистика сохранила научную лингвистическую базу, творчески развивая традиции классического российского языкознания;
  • концептуальная модель Н.П. Анисимовой, позволившая выявить эпистемологические особенности французской национальной лингвистической традиции, применима к описанию любой лингвистической традиции, в данном случае российской.

Научная новизна работы заключается в том, что впервые историческое исследование российских лингвистических теорий предпринимается на базе концептуальной модели эпистемологических координат.

Теоретический вклад автора диссертации состоит в представлении российских лингвистических теорий в эпистемологическом ключе, выявлении их своеобразия и влияния на общую эволюцию науки о языке.

Практическая значимость исследования состоит в возможности применения его результатов в курсах общего языкознания (в части истории лингвистических теорий) и спецкурсах по данной проблематике.

Апробация результатов исследования проводилась в форме отчетных выступлений на заседаниях кафедры французской филологии Тверского государственного университета, докладах на международной конференции «Функционирование языковых единиц в аспекте национально-культурной специфики» (Москва, 2003), на международной научно-практической конференции «Фундаментальные и прикладные исследования в системе образования (Тамбов, 2004), на межрегиональной научно-практической конференции «Языковой дискурс в социальной практике» (Тверь, 2006).

По теме диссертации опубликовано 8 работ общим объемом 2.3 п.л., из них одна работа опубликована в рецензируемом издании.

Цели и задачи проведенного исследования определили объем и структуру работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка литературы, включающего 236 единиц (из них 16 на иностранных языках).

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются объект и предмет исследования, определяются его цель, задачи, методы.

В первой главе диссертации «Методологические обоснования историко-эпистемологического описания лингвистических теорий» представлены основные подходы зарубежных и отечественных исследователей к описанию лингвистических теорий; дано обоснование и описание эпистемологической системы координат, в рамках которой проводится данное исследование.

Современная историография лингвистики осознает свою тесную связь с теорией языка; она персонифицирует теории языка, существовавшие в истории, выделяет традиции, школы и направления в языкознании, дает его периодизацию и выдвигает концепции развития языкознания как науки. Историография лингвистики тесно связана с науковедением и историей науки. Разработка проблем генезиса лингвистической мысли, значения общественных условий для развития знаний о языке, изучение существовавших в разное время взглядов на язык, его природу и происхождение невозможны без обращения к общим проблемам генезиса науки, к роли общественных условий в ее развитии, а также – к вопросам природы и системы научного мировоззрения.

История лингвистических теорий должна разрабатываться на основе науки о лингвистике как самостоятельной области знания – ее эпистемологии. Эпистемология (греч. episteme – знание, logos – учение) – это философско-методологическая дисциплина, в которой исследуется знание как таковое, его строение, структура, функционирование и развитие.

В большей степени вопросами эпистемологии науки занимались зарубежные ученые. В этом отношении можно привести ряд теорий, разработанных первоначально для точных и экспериментальных наук. Исходной теорией является теория научных революций Т. Куна, разработанная для физики. Она рассматривает научные революции как такие некумулятивные эпизоды развития науки, во время которых старая парадигма замещается целиком или частично новой парадигмой, несовместимой со старой. Научные революции начинаются с возрастания сознания, что «существующая парадигма перестала адекватно функционировать при исследовании того аспекта природы, к которому сама эта парадигма раньше проложила путь» [Кун 1977: 178]. Т. Кун утверждает, что кумулятивное приобретение новшеств не только редко происходит, но и практически невозможно. Отвечая на вопрос о создании новых теорий, он выделяет три типа явлений, которые может охватить вновь созданная теория:

1) явления, хорошо объяснимые с точки зрения существующих парадигм; они редко составляют причину или отправную точку для создания теории;

2) явления, природа которых указана существующими парадигмами. Это явления, исследованию которых ученый отдает много времени, но его исследования нацелены на разработку существующей парадигмы, а не на создание новой. Когда эти попытки в разработке парадигмы терпят неудачу, ученые переходят к изучению третьего типа явлений;

3) осознанные аномалии, характерной чертой которых является упорное сопротивление объяснению их существующими парадигмами. Парадигмы определяют для всех явлений, исключая аномалии, соответствующее место в теоретических построениях исследовательской области ученого [Оp.cit.: 202].

Этот подход, который рассматривается как дисконтинуистский или прерывистый, был проецирован на гуманитарные науки в рамках философской школы Л. Альтюссера и его последователей сначала в виде положений, разработанных для «философского семинара для физиков» (cours de philosophie pour scientifiques), где концепт эпистемологического отрыва обогащается понятием «эпистемологического разрыва» (rupture pistmologique), понимаемого как результат отрыва, имеющий философскую природу, а также понятиями внутренних идеологических отрывов, предшествующих моменту эпистемологического отрыва, и пересмотру теоретической проблематики, который неизбежен в истории науки. Для Л. Альтюссера концепт эпистемологического разрыва распространяется не только на экспериментальные науки, но на всю историю науки; он рассматривает прерывистость как основную характеристику построения научного знания [Altusser 1965].

В применении к лингвистике как самостоятельной области знания С. Ору предполагает рассматривать революционные изменения лишь в качестве техники. Его теория трех техно-лингвистических революций выделяет следующие три этапа:

1. Первая революция произошла с рождением письменности, она предшествует появлению науки о языке, которое можно рассматривать как ее завершение.

2. Вторая революция – это разработка грамматик языков мира на базе единой лингвистической традиции, а именно греко-латинской. Эта революция привнесла глубокие изменения в экологию человеческой коммуникации. Она дала возможность западной лингвистической традиции применить единый теоретический подход ко всем языкам, чего не существовало ни в одной другой культуре. С одной стороны, эта вторая революция порождает новые эмпирические и теоретические знания и перемещение центра интереса (историческая и сравнительная грамматика), а с другой – она не изменяет теоретической основы грамматики.

3. Третья революция – революция автоматизации естественной коммуникации. Математизация и информатизация также лежат в основе нового перемещения центра интереса к тому, что теперь называется «теоретической лингвистикой» [Auroux 1992; Opy 2000].

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»