WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

При формировании «вторичной» языковой личности средствами иностранного языка и культуры сферы языкового и когнитивного видов сознания обучаемого обогащаются и удваиваются за счет приобщения к иноязычным (вторым) языковой и концептуальной картинам мира, однако сфера нравственного сознания, т.е. мотивационно-потребностная сфера «вторичной» языковой личности, не удваивается, но обогащается (И.И. Халеева и др.) [Галиева, 2004. Выделено нами. Н.Д.]. Как подчеркивает Х.С. Галиева, понятие «вторичная языковая личность» появилось в методике преподавания иностранного языка в последнее время. Так, Н.Д. Гальскова определяет «вторичную языковую личность» «как совокупность способностей человека к иноязычному обучению на межкультурном уровне, под которым понимается адекватное взаимодействие с представителями других культур» [Галиева, 2004].

Согласно Н.Д. Гальсковой, развитие у обучаемого «черт вторичных явлений личности, делающих его способным быть эффективным участником межкультурной коммуникации, есть собственно стратегическая цель обучения». Как справедливо отмечает автор, «поскольку процесс становления вторичной языковой личности связан не только с овладением обучающимся вербальным кодом иностранного языка и умением его использовать практически в общении, но и с формированием в его сознании «картины мира», свойственного носителю этого языка как представителю определенного социума, то обучение иностранному языку должно быть направлено на приобщение (обучаемых) к концептуальной системе «чужого лингвосоциума». Соглашаясь с последним тезисом, Х.С. Галиева, тем не менее, считает, что понятие «вторичная» языковая личность» несколько вырвано из контекста теории личности и не следует вести речь о разделении ее на «первичную языковую» и «вторичную языковую» личность [Галиева, 2004].

Понятие инкультурация подразумевает обучение человека традициям и нормам поведения в конкретной культуре, которое происходит в процессе отношений взаимообмена и взаимовлияния между личностью и культурой, и включает формирование основополагающих человеческих навыков (типы общения с другими людьми, формы контроля за собственным поведением и эмоциями, способы удовлетворения основных потребностей, оценочное отношение к различным явлениям окружающего мира и т.д.). Результатом инкультурации является эмоциональное и поведенческое сходство человека с другими членами данной культуры и его отличие от представителей других культур. По своему характеру процесс инкультурации – усвоения культурных норм, ценностей, традиций и обычаев – более сложен и длителен, чем процесс социализации.

Аккультурация (от англ. acculturation, от лат. ad – к и cultura – образование, развитие) – процесс взаимовлияния культур, восприятия одним народом полностью или частично культуры другого народа [СЭС, 1984, с. 31]. При взаимодействии культуры не только дополняют друг друга, но и вступают в сложные отношения друг с другом, при этом каждая из них обнаруживает свою самобытность и специфику. В своих контактах культуры взаимно адаптируются в форме заимствования их лучших продуктов. Вызванные этими заимствованиями изменения вынуждают людей данной культуры также приспосабливаться к ним, осваивая и ис­пользуя новые элементы в своей жизни. Кроме того, с необходи­мостью адаптации к новым культурным условиям всегда сталки­ваются многочисленные туристы, бизнесмены, ученые и т.п., на непродолжительное время выезжающие за рубеж и вступающие при этом в контакт с чужой культурой. В результате достаточно сложного процесса аккультурации человек в большей или меньшей степени достигает совместимости с новой культурной средой. Способы оптимальной аккультурации обучающегося иностранному языку актуальны в парадигме гуманизации и гуманитаризации образования.

Языковая картина мира – исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность представлений о мире, определенный способ концептуализации действительности. «Словарь методических терминов» дает следующее определение: Языковая картина мира – отраженные в категориях (отчасти в формах) языка представления данного языкового коллектива о строении, элементах и процессах действительности. Это целостное изображение языком всего того, что существует в человеке, вокруг него. Осуществляемое средствами языковой номинации изображение человека, его внутреннего мира, окружающего мира и природы [Азимов, Щукин, 1999, с. 406–407]. Языковая картина мира (ЯКМ) объясняет содержание концептуальной картины мира, означивая ее посредством создания слов и средств связи между словами и предложениями (по Б.Л. Серебренникову); ЯКМ есть «информация, рассеянная по всему концептуальному каркасу и связанная с формированием самих понятий при помощи манипулирования в этом процессе языковыми значениями и их ассоциативными полями» (В.Н. Телия). Под концептуальной системой В.А. Маслова понимает «тот ментальный уровень или ту ментальную (психическую) организацию, где сосредоточена совокупность всех концептов, данных уму человека, их упорядоченное объединение» [Маслова 2004 a, с. 15]. Концептуальная основа языка, по словам В.А. Сулимова, это некоторая призма, основанная на культурно-генетических основах индивидуального сознания, обладающая признаками коллективного (социокультурного) сознания; она всегда индивидуальна, но обладает признаками коллективных форм мышления, в том числе – и ценностной ориентацией. Ученый делает вывод: концептуальная основа языка включается в идеологическую парадигму индивидуального сознания и одновременно включает эту идеологическую парадигму в общий социально-культурный контекст [Сулимов 2006].

В одном ряду с такими явлениями, как общая картина мира и языковая картина мира, располагается категория «лингвориторическая картина мира», разработанная А.А. Ворожбитовой и занимающая центральное место в рамках лингвориторической парадигмы как интегративного научного подхода в филологической науке [Ворожбитова 2000]. Лингвориторическая картина мира, согласно концепции А.А. Ворожбитовой, является филологическим коррелятом мировоззрения как ядра индивидуального и общественного сознания, той духовной призмы, через которую языковая личность воспринимает объективную реальность. Под лигвориторической картиной мира понимается дискурс-универсум, глобальная область описаний, в которой существует языковая личность. Лингвориторическая картина мира выступает и общим горизонтом всей совокупности прочтений, порождаемых текстами, образующими «семиотическое тело» данного дискурс-универсума [Ворожбитова 2000, с. 35–36]. Данную категорию схематически можно представить в виде пирамиды из этоса, логоса и пафоса как идеальных антропокосмических сущностей, встроенных в языковую картину мира и одновременно оказывающих активное обратное воздействие [Там же, с. 37]. Лингвориторическая картина мира выступает своего рода «концептуальным скелетом» моделируемого языковыми средства­ми ментального пространства как дискурс-универсума, в рамках которого создаются конкретные дискурс-тексты, дискурс-практики, дискурс-ансамбли [Ворожбитова 1999]. Структуру лингвориторической картины мира образуют культурные концепты, выступающие в роли внешних топосов ценностных суждений, и отношения между ними, т.е. внутренние топосы – риторические «общие места». В соответствии с формальным пониманием общее риторическое место – это прием, при помощи которого автор речи выявляет аспект темы [Хазагеров 2004, с. 73].

К. Леви-Стросс указывал, что язык может рассматриваться как: 1) продукт культуры («употребляемый в обществе язык отражает общую культуру народа»); 2) часть культуры («он представляет собой один из ее элементов»); 3) условие культуры («именно с по­мощью языка индивид обретает культуру своей группы»). Проблема соотношения языка и культуры не получила в современной лингвистике однозначного решения. Так, например, Д.X. Хаймс, систематизируя различные точки зрения, выделял четыре основных подхода к данной проблеме: 1) язык первичен (источник, причина, фактор, независимая переменная величина и т. д.); 2) остальная часть культуры, кроме языка, первична; 3) ни язык, ни остальная часть культуры не первичны, они рассматриваются как взаимно определяющие; 4) ни язык, ни остальная часть культуры не первичны, и то и другое определяется фактором, лежащим в их основе (таким, как «взгляд на мир», Volksgeist, национальный характер и т.п.».

Анализ языковых единиц в контексте культу­ры привел к постановке ряда новых для лингвистики проблем. Лингвокультурология как самостоятельная отрасль знаний должна решать свои специфические задачи и при этом ответить прежде всего на ряд вопросов, которые в наиболее общем виде можно сформулировать так: 1) как культура участвует в образовании языковых концептов; 2) к какой части значения языкового знака прикрепляются «культурные смыслы»; 3) осознаются ли эти смыслы говорящим и слушающим и как
они влияют на речевые стратегии; 4) существует ли в реальности культурно-языковая компетен­ция носителя языка, на основании которой воплощаются в тек­стах и распознаются носителями языка культурные смыслы; 5) каковы концептосфера (совокупность основных концептов данной культуры), а также дискурсы культуры, ориентированные на репрезентацию носителями одной культуры, множества культур (универсалии); культурная семантика данных языковых зна­ков, которая формируется на основе взаимодействия двух разных
предметных областей – языка и культуры; 6) как систематизировать основные понятия данной науки, т.е. создать понятийный аппарат, который не только позволил бы анализировать проблему взаимодействия языка и культуры в динамике, но обеспечил бы взаимопонимание в пределах данной научной парадигмы – антропологической, или антропоцентрической. Как пишет В.А. Маслова, приведенный перечень задач нельзя считать окончательным, ибо продвижение в их решении породит следующий цикл задач и т.д.» [Маслова, 2001, с. 30–32]. В каче­стве рабочего определения культурно-языковой компетенции ученый предлагает следующее: это естественное владение языковой лично­стью процессами речепорождения и речевосприятия и, что осо­бенно важно, владение установками культуры; для доказательства этого нужны новые технологии лингвокультурологического ана­лиза языковых единиц.

Основная задача преподавания иностранных языков в Рос­сии в настоящее время – это обучение языку как реальному и полноценному средству общения. Решение этой прикладной практической задачи возможно лишь на фундаментальной тео­ретической базе. Для создания такой базы необходимо: 1) прило­жить результаты теоретических трудов по филологии к практике преподавания иностранных языков, 2) теоретически осмыслить и обобщить огромный практический опыт преподавателей ино­странных языков [Тер-Минасова, 2004, С.31-32]. Традиционное преподавание иностранных языков сводилось в нашей стране к чтению текстов. При этом на уровне высшей школы обучение филологов велось на основе чтения художественной литературы; нефилологи читали («тысячами слов») спе­циальные тексты соответственно своей будущей профессии, а роскошь повседневного общения, если на нее хватало времени и энтузиазма, как учителей, так и учащихся, была представлена так называемыми бытовыми темами: в гостинице, в ресторане, на почте и т.п [Тер-Минасова, 2004, С.32]. Изучение этих знаменитых топиков в условиях полной изо­ляции и абсолютной невозможности реального знакомства с миром изучаемого языка и практического использования получен­ных знаний было делом в лучшем случае романтическим, в худшем – бесполезным и даже вредным, раздражающим (тема «в ресторане» в условиях продовольственных дефицитов, темы «в банке», «как взять машину напрокат», «туристическое агентство» и тому подобные, составлявшие всегда основное содержание за­рубежных курсов английского как иностранного и отечествен­ных, написанных по западным образцам) [Тер-Минасова, 2004, С.32].

Главный ответ на вопрос о решении актуальной задачи обу­чения иностранным языкам как средству коммуникации между представителями разных народов и культур заключается в том, что языки должны изучаться в неразрывном единстве с миром и культурой народов, говорящих на этих языках [Тер-Минасова, 2004, С.34]. Научить людей общаться (устно и письменно), научить про­изводить, создавать, а не только понимать иностранную речь – это трудная задача, осложненная еще и тем, что общение – не просто вербальный процесс. Его эффективность помимо знания языка зависит от множества факторов: условий и культуры об­щения, правил этикета, знания невербальных форм выражения (мимики, жестов), наличия глубоких фоновых знаний и многого другого [Тер-Минасова, 2004, С.34].

Билингвизм объективно выступает в качестве первого, необходимого, однако еще недостаточного условия аккультурации обучающегося английскому языку. Понятие билингвизм заимствовано из латинского (bi двух + lingua язык). Согласно «Словарю методических терминов», билингвизм означает двуязычие. 1. Способность индивида или группы пользоваться попеременно двумя языками. 2. Реализация способности пользоваться попеременно двумя языками; практика попеременного общения на двух языках. В узком смысле – это более или менее свободно владение двумя языками: родным и неродным, а в широком смысле – относительное владение вторым языком, способность пользоваться им в определенных сферах общения [Азимов, Щукин, 1999, с. 38]. «Лингвистический энциклопедический словарь» дает следующее определение: двуязычие – это сосуществование двух языков в рамках одного и того же речевого коллектива, использующего эти языки в соответствующих коммуникативных сферах в зависимости от социальной ситуации и других параметров коммуникативного акта (ЛЭС, 1990).

Социолингвистический аспект исследования билингвизма включает анализ таких проблем, как роль социальных факторов в развитии массового или группового билингвизма; выяснение сфер применения различных видов билингвизма; специфика воздействия современного общественного развития на функциональную нагрузку языков и использование языка-посредника в условиях двуязычия; влияние научно-технической революции на развитие общественных функций языков в условиях билингвизма. Социолингвистика имеет дело с разработкой методов функциональной классификации двуязычия.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»