WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Констатируя существенный политический потенциал Совета поселений, диссертант предпринимает попытку объяснить его, раскрывая особенности политической культуры Израиля, преимущества личного статуса членов Совета – глав районных муниципальных образований, мобилизационные возможности поселенческой организации, электоральный потенциал жителей поселений.

Общественная деятельность Совета поселений в первую очередь связана с проведением разного рода массовых акций, преследующих, как правило, две основные цели: создание положительного общественного имиджа организации и оказание влияния на политиков. Первым серьезным вызовом для Совета, по мнению автора, стало заключение в 1993 г. т.н. Норвежских соглашений между Израилем и Организацией Освобождения Палестины (ООП). В диссертации подробно исследуется поведение поселенческой организации в этот период, методы ее действий, а также работа по формированию «умеренного» имиджа Совета поселений в диалоге с правительством.

Совет поселений занял активную пропагандистскую позицию, направленную на доказательство неэффективности и даже опасности достигнутых с ООП договоренностей. Еще не окрепнув с точки зрения возможностей влияния на политический процесс, Совет вынужден был избегать экстремистских идей и действий перед лицом усиления религиозно-мессианского фанатизма. Тот факт, что поселенческое движение в своей массе удалось удержать от насильственной конфронтации с правительством, на чем настаивали экстремисты, по убеждению автора, стал определяющим в закреплении за Советом поселений в правящих кругах статуса ответственной неправительственной организации, с которой можно вести диалог.

В главе также исследуется система взаимоотношений поселенческих организаций с политическими партиями и структурами исполнительной власти. Автор характеризует программы политических партий преимущественно правого толка (НРП, «Цомет», «Национальное единство», НДИ, «Тхия», «Моледет», «Ткума», «Ках» и др.) по поселенческому вопросу, а также отношения партий с поселенческими организациями. Диссертант обращает внимание на то, что ультраправые партии, которым удалось наладить прочные контакты с поселенческим мейнстримом, смогли удержать популярность значительно дольше, чем партии, которые по тем или иным причинам не могли сотрудничать с поселенцами или были слишком радикальны.

Раскрывая отношения поселенческого движения в целом с исполнительной властью, автор констатирует их зависимость от личности того или иного высокопоставленного чиновника. В израильской политике нередки случаи злоупотреблений своими должностными полномочиями со стороны представителей министерств и ведомств, симпатизирующих идеологии поселенцев. В некоторых случаях можно говорить о целой системе теневой поддержки поселенческой деятельности в обход правительства. Об этом, в частности, свидетельствует подготовленный по указанию премьер-министра А.Шарона в 2005 г. доклад адвоката Т.Сассон, посвященный масштабам несанкционированного строительства на Западном берегу, а также каналам влияния поселенцев на ответственные государственные структуры.

СМИ рассматриваются поселенческими организациями в качестве эффективного инструмента оказания влияния на власть и общественное мнение, поэтому в своих целях они активно используют прессу, телевидение и интернет. Помимо этого, поселенцами создан вспомогательный пропагандистский аппарат – налажено изготовление одежды с поселенческой символикой, стикеров и т.д.

Четвертая глава «Деятельность поселенческой группы интересов на современном этапе» – представляет собой исследование современного состояния поселенческого движения в контексте последних инициатив правительства: строительства «разделительной стены» на Западном берегу р. Иордан, т.н. плана «размежевания» с палестинцами и борьбы против несанкционированных форпостов, возводимых поселенцами на палестинских территориях.

Строительство «разделительной стены» (в израильской терминологии «забора безопасности») было воспринято в поселенческой среде скорее отрицательно. Но популярность этой идеи в обществе и в армейских кругах не оставляла поселенческому движению шансов на успешный исход борьбы против «стены». Тем не менее, маршрут ее прохождения до сих пор является предметом конфликта поселенческих активистов и правительства.

В случае с планом «размежевания», предполагавшим эвакуацию поселений из сектора Газа и северной части Западного берега, поселенческое движение выступило единым фронтом против автора инициативы – премьер-министра А.Шарона. Он был вынужден прибегнуть к политическому маневрированию: неоднократно игнорировать волеизъявление членов «Ликуда», отправить в отставку министров от правых партий, опереться на условную поддержку левого крыла парламента. После того, как премьеру удалось одобрить в правительстве и парламенте закон об эвакуации и компенсациях, поселенческие группы организовали целый ряд уличных протестных акций, носивших массовый характер и угрожавших дестабилизацией всей страны.

В итоге эвакуация поселений была проведена, но нарушенный баланс сил вызвал политический кризис, результатом которого стал уход А.Шарона из партии «Ликуд», создание центристской партии «Кадима», а затем и досрочные парламентские выборы. Откровенная слабость сформированного по их итогам центристского правительства, неблагоприятное развитие событий на палестинском и ливанском треках придает поселенцам уверенность в консервации статус-кво на неопределенный срок.

Эвакуация поселений, выявившая психологический отрыв поселенцев от основной части израильского общества, спровоцировала дальнейшую радикализацию поселенческой идеологии. Активизировалась противоправная деятельность (создание форпостов, нападения на палестинцев и их земельные участки, насильственные столкновения с армией и полицией). Параллельно ведется пропагандистская работа по предотвращению появления дальнейших политических инициатив по эвакуации поселений с Западного берега р. Иордан. В «умеренных» поселенческих кругах разрабатываются планы сохранения крупных поселенческих блоков (от 7 до 10 районов) на оккупированных территориях под израильским контролем при любом мирном соглашении с палестинцами. Эти планы преподносятся как уступка палестинцам, отражающая существующий в израильском обществе «консенсус» по территориальному вопросу.

В заключении сформулированы следующие выводы:

1. Для израильской политической культуры характерна большая степень свободы общественных организаций, уходящая корнями в исторические традиции толерантности к разнообразным течениям (в том числе политическим) в рамках сионистского движения. В процессе централизации власти государство предпринимало попытки ввести контроль за деятельностью НПО. В 1980 г. вступил в силу действующий до настоящего времени Закон об ассоциациях. Его положения позволяют государству вмешиваться практически в любой аспект жизни организации. Однако на практике лишь небольшое количество НПО выполняют требования Закона в части процедурных и организационных вопросов. Законодательство по НПО, таким образом, носит преимущественно декларативный, символический характер.

2. Поле деятельности групп интересов в Израиле в целом отличается плюрализмом. Это выражается в большом количестве существующих в стране неправительственных организаций, зачастую преследующих противоположные цели, широком ассортименте средств воздействия на власть и общественное мнение, свободе доступа к принимающим решения, фактическом отказе государства от применения ограничительного законодательства. С размыванием традиционной роли партий группы интересов и НПО получают обширное поле для деятельности. Во взаимоотношениях групп с институтами власти доминируют элементы корпоративистской модели (большая степень монополизации сфер интересов, минимальная конкуренция между группами, получение группами неформального представительского статуса, корпоративистские методы воздействия на принимающих решения). В лице групп интересов власть в Израиле получает партнера для переговоров и консультаций. Налицо присутствие элементов интеграции НПО с институтами власти, как с исполнительной ветвью, так и с политическими партиями.

3. Отдельные группы интересов и НПО рассматриваются государством как крупные игроки на политической арене, их попытки повлиять на политику признаются и воспринимаются всерьез. Активисты таких групп имеют близкие контакты с теми, кто занимает высокие посты в государстве, и отношения между ними носят скорее горизонтальный, чем вертикальный характер. Наиболее влиятельными группами интересов и НПО в Израиле являются те, которые действуют в сфере национальной безопасности и арабо-израильского конфликта. Уже по области своей деятельности (территориальный вопрос в арабо-израильском конфликте, проблемы безопасности) поселенческое движение можно отнести к наиболее влиятельным среди групп интересов.

4. Импульсом кристаллизации поселенческого движения, его превращения в группу интересов явилась нерешенность вопроса о статусе оккупированных в 1967 г. палестинских территорий, как следствие – укрепление идеи «неделимого Израиля», распространение религиозных и мессианских чаяний, а в светских кругах – отношение к возникновению поселений как к возможности укрепить безопасность и получить «разменную карту» для предстоящих переговоров с палестинцами.

5. Сразу после оккупации палестинских территорий в 1967 г. задачей поселенческих организаций (преимущественно светского характера) было навязывание лейбористскому правительству политики еврейского заселения и последующей аннексии палестинских территорий. После войны 1973 г., когда в обществе усилились позиции правых националистов, поселенческое движение окрепло и трансформировалось: его центр тяжести переместился в сторону национально-религиозного лагеря. В этой среде образовалась поселенческая организация «Гуш-эмуним», активисты которой видели своей задачей заселение густонаселенных палестинскими арабами районов, где не было израильского гражданского присутствия. Избранной тактикой «Гуш-эмуним» было создание фактов на местности, открытый вызов политике правительства лейбористов.

6. После прихода к власти в 1977 г. при поддержке «Гуш-эмуним» правоцентристской партии «Ликуд» поселенческое движение получило мощный импульс к развитию. Правительство, в целом, симпатизировало идее активизации поселенческой деятельности на оккупированных территориях, и процесс создания новых поселений был поставлен «на конвейер», а акции поселенцев приобрели более массовый характер.

После заключения мирного соглашения с Египтом, повлекшего за собой эвакуацию поселений с Синайского полуострова и замораживание поселенческой активности правительства на палестинских территориях, «Гуш-эмуним» продолжала свою деятельность, но фактически перестала быть однородной и разделилась на идеологическое крыло (часть которого придерживалась крайне жестких, экстремистских взглядов) и отдельные организации, занимающиеся обслуживанием повседневных нужд поселенцев (в том числе в области безопасности). Часть поселенческих активистов пополнили ряды политических партий правого и ультраправого толка.

«Гуш-эмуним», таким образом, прошла эволюцию от довольно узкой группы поселенческих активистов и ультранационалистических раввинов до «зонтичной» структуры, включающей в себя целый ряд организаций, каждая из которых специализировалась на определенных аспектах поселенческой деятельности.

7. С ростом поселений и развитием израильской инфраструктуры на палестинских территориях поселенческая группа интересов приобрела форму политико-административной координирующей организации, структурированной по представительному принципу (Совета поселений).

Широкие возможности Совета во взаимодействии с властью обусловлены целям рядом факторов: признанным статусом Совета как представителя всех поселенцев, статусом его лидеров - глав муниципальных администраций; его организационными и мобилизационными ресурсами; электоральным потенциалом поселенцев; тесной идеологической связью с депутатами парламента; физическим присутствием самих поселенцев в кнессете и правительстве; налаженной системой личных связей с принимающими решения; общей слабостью политической системы Израиля.

8. В борьбе против замыслов политического руководства по возведению «разделительной стены» на Западном берегу р. Иордан и реализации т.н. «размежевания» с палестинцами в секторе Газа в августе-сентябре 2005 г. поселенческие организации во главе с Советом поселений, в целом, небезуспешно использовали весь имеющийся в их распоряжении арсенал стратегий и тактик, от парламентской борьбы и обращения в судебные инстанции до организации диверсий и угроз парализовать нормальную жизнь в стране. Несмотря на то, что им не удалось остановить эвакуацию поселений, эта деятельность способствовала возникновению политического кризиса в Израиле.

9. Последовательно активная позиция поселенческих организаций в израильской общественно-политической жизни определила широту каналов связи и разнообразие механизмов их взаимодействия с властью. В партийной политике, используя для достижения своих целей тесные связи с партиями правого лагеря, для которых жители поселений представляют естественную электоральную среду, эта группа интересов, тем не менее, старается избегать привязки к конкретной партии.

Связи поселенческих организаций с исполнительной властью также достаточно развиты. Целый ряд министров (среди которых были и сами поселенцы) активно содействовали развитию поселенческой политики. В последние годы в Израиле наблюдается пробуждение внимания государства и общественности к теневым сторонам взаимодействия поселенцев с исполнительной властью. Становится известно о целом ряде злоупотреблений со стороны высокопоставленных чиновников своими полномочиями под давлением сторонников расширения поселенческой политики.

10. В зависимости от конкретных задач, стоящих в некий период перед поселенческим движением, выбиралась адекватная тактика воздействия на власть. В истории поселенческих организаций существуют примеры всех трех основных тактик: давление на власть, сотрудничество с ней, а также интеграция во властные структуры.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»