WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Укреплению ислама в Карачае и Балкарии способствовало совершение хаджа (паломничества в Мекку) многими горцами, а также деятельность людей, получивших образование в Бухаре, Ташкенте и других религиозных центрах. Именно там они приобщались к суфизму, мистическому учению, основанному на убеждении о постепенном приближении (через мистическую любовь) к познанию Аллаха и слиянию с Творцом. Истоки суфийского влияния следует искать поэтому в широкой распространенности в пору внедрения ислама сочинений великих тюркоязычных поэтов-суфиев Яссауи, Бакыргани, Югнаки и др. Их произведения проникали в Карачай и Балкарию с миссионерами, с хаджи, учащимися мусульманских центров и становились частью духовной культуры народа, наряду с сочинениями поэтов соседнего мусульманского Дагестана. Так, самое непосредственное, заметное воздействие на развитие духовности Карачая и Балкарии оказало зикирическое творчество кумыкского поэта 19 века Абдурахмана из Какашуры. В частности, в его произведениях, опубликованных в 1909 г. в Темир-хан-Шуре Ш. Эрпелинским, нашли отражение суфийские сентенции о том, что мир – это порождение божественного начала, абсолютной истины и нет более достойной цели для всего сущего, как воссоединение с Богом, земная же жизнь – это испытание харамом (здесь – «соблазнами»). Известны и зикиры Кязима и Ю.Хачирова («Алдатмагъыз ахырзаман дуниягъа» (Не обманывайтесь призрачным миром), впитавших традиции великого Яссауи, а также его последователей, каковым был Абдурахман. Таким образом, распространенной «привлекательной формой» ислама не случайно становится зикир. Он развился на подготовленной почве. Кардинальные изменения в духовной жизни любого общества обычно приводят к вовлечению «гносеологических ресурсов», «всего фонда информационно значимых структур эстетического пространства» (Т. Толгуров, 1999). Это можно отнести, в частности, к синтезу верований. Зикир интегрируется в национальное духовное пространство, в котором уже существовал опыт почитания Всевышнего в образе верховного бога Тейри (гимнические песнопения, связанные с его культом). Постепенно, «с именем Тейри народ начинает связывать любое представление о Боге вообще». (Малкондуев Х.Х., 2000). По мере упрочения позиций ислама, художественный опыт воспевания и почитания Тейри постепенно трансформируется в мусульманский зикир. Активное присутствие в современной поэзии карачаевцев и балкарцев образа Тейри (апелляции к этой духовной инстанции) – свидетельство того, что в результате укрепления в национальном сознании мусульманской веры, стерлась не только память об отличительных от единого Аллаха особенностях Тейри, но и исчезло само ощущение чреватости оппозиции: упоминание Тейри воспринимается как полное соответствие упоминанию Аллаха, дифференциации эти два имени могут быть подвергнуты лишь специальными усилиями исследователей исторической сущности язычества.

Понятие зикир имеет значение следующих глаголов: вспоминать, напоминать, думать, постоянно помнить.

Обращение к жанру народного зикира открывает следующее. «Художественной основой зикира явился Коран. Суры Корана, ритмизированные и рифмованные, помимо легкости для чтения и запоминания, вызывали в читателях и слушателях ответный порыв на создание благозвучных текстов (приверженность служителей культа говорить «высоким» стилем)» (Биттирова Т.Ш.). Уважение к возвышенному стилю отложилось в художественном сознании народа в виде особого отношения к поэтическому жанру, объясняя его традиционную популярность и излюбленность.

В главе мы раскрываем значение и роль зикира в духовной культуре карачаевцев и балкарцев, определяем причины и степень распространенности, функции народного зикира и прослеживаем процесс внедрения его в индивидуальное творчество мастеров поэтического слова. Если ранее каноны мусульманства в сознании народа мирно уживались с сохранившимися языческими верованиями и отголосками христианства, то 19 век – время окончательного возобладания ценностей ислама: поклонение единому Аллаху стало повседневной потребностью масс, критерием, определяющим авторитетность человека, прежде всего служителей культа (как правило, миссионеры, торговцы), к которым доселе еще сохранялось настороженное отношение.

Зикр – религиозное песнопение - поминание имени Аллаха «заложен в основу суфийской духовной практики» (Кагиева Н.М. 1996). Это бытующий в фольклоре и литературе поэтический жанр эпического и лирического характера, преимущественно ориентированный на утверждение религиозных идей, популяризацию и соблюдение мусульманских канонов, раскрытие тем поклонения, следования идеалам веры. «Первым в Карачай и Балкарию зикр (карач. - зикир) принес шейх Абдуллах (Айсандыр Дудов), получивший образование в культурных центрах мусульманского Востока, отмечает в вышеуказанной работе Н.М. Кагиева. - Он – автор известного научно-религиозного трактата «Иман-Ислам» (Вера-Ислам). Ему же принадлежат историко-философская поэма «Къарт Бабаны сёзю» (Слово старого мудреца), многочисленные переложения средневековых восточных сказаний «Тахир и Зухра», «Нур-Магомед», «Тахитджамал и Бузджигит», легенды и предания о рождении, вознесении и смерти пророка Мухаммада и др. Произведения шейха Абдуллаха дают огромной важности культурно-исторический материал, который отражает процесс формирования мусульманских воззрений в Карачае и Балкарии. Они известны в разных списках, публиковались в Дагестане, Поволжье. Слову шейха присущи особая экспрессивность, острое ощущение сложности мира, судьбы человека и многообразия его переживаний». «Иман-Ислам», ставший религиозно-поэтической традицией, был продолжен в творчестве карачаево-балкарских авторов Кудаева Нуха, Мечиева Кязима, Акбаева Исмаила, Каппушева Яхъи и др. Но эта традиция была доступна не всем, а лишь тем, кто смог постигнуть философские глубины исламского учения. Первоначально «Иман-Ислам» имел лишь практическое значение – обучить основам ислама учащихся медресе, впоследствии он стал интересен и кругом нравственных проблем, всегда волновавших лучшую часть общества. В каждом слове шейха Абдуллаха, как пишет Н.М.Кагиева, звучит надежда и вера в жизнь, добро, душевную щедрость, скромность, мысль о том, что человеком может считать себя только тот, кто выполняет свой религиозный долг и жизненный долг перед Аллахом и своим вечным недремлющим стражем - совестью. Мы подчеркиваем, что именно творчество шейха Абдуллаха, крупнейшего поэта своего времени, задало тон содержанию и звучанию всех духовных произведений карачаевцев и балкарцев, в том числе и зикиров.

Как исполнители народных и создатели собственных зикиров известность в народе получил целый ряд религиозных деятелей, таких, как: Олий-эфенди, Боташев Шакай улу хаджи, Татаркулов Мухаммад-эфенди, а также зафиксированные в исследованиях десятки других имен: Локман Тамаев, Ибрагим Кучуков, Ибрагим Эфендиев, Салих Барасбиев, Даут Шаваев, Якуб Акбаев и др. С их деятельностью связывается укрепление ислама в Балкарии и Карачае, развитие духовной культуры, - подчеркивается в научной литературе. - Однако их произведения, за редким исключением, утратили авторство и растворились в устном духовном наследии народа. В творчестве выдающихся представителей (К.Мечиев, И.Семенов, Я.Каппушев, Х.Будаев, А-Ю. Эбзеев) традиции религиозной поэзии продолжали развиваться и в условиях гонений и репрессий ХХ века. Но в силу известных исторических обстоятельств (репрессии 20-30-х гг. против служителей культа, депортация карачаево-балкарцев в 40-е годы) многое из созданного ими, как и собственно имена создателей, было предано забвению.

В духовных песнопениях многих народов зикир канонизировался, как правило, в поэтической практике мусульман наблюдается неукоснительное следование изначальной форме и содержанию. Особенностью карачаево-балкарского зикира является то, что посредством этого собственно религиозного жанра стало возможным художественное воспроизведение жизни во всем ее разнообразии, отражение судеб людей. Этим отчасти объясняется широкая популярность жанра: кто сам не сочинял зикиры, исполнял чужие. Поэтому до 1917 года зикир выступил как всенародный жанр, в котором люди выражали свое религиозное мирочувствие, свое понимание жизни вообще. Хотя большей частью сохранялась приверженность к традиционной заданности: абсолютное признание веры, воспевание Аллаха, воссоздание коранических сюжетов, деяний пророков и т.д. Такая «свобода» обращения с жанром духовной поэзии стала основой, условием для его трансформации в литературную форму.

Во второй главе «Зикир в художественной системе Исмаила Семенова» мы отмечаем, что творчество выдающегося карачаевского поэта Исмаила Семенова (Джырчы Исмаила) представляет собой яркий пример создания высокохудожественных зикиров, расширения выразительных возможностей этого жанра. Он привнес в структуру религиозного жанра зикиров состояние человеческой души, окружающей действительности, тем самым «выйдя» за рамки традиций, создав новое качество жанра, когда в последнем, помимо означенных конфессиональными приоритетами мотивов «явственно видны черты национального своеобразия, исходящие из этнического уклада, быта, нравов», то есть налицо «расширение тематического диапазона и интонационной нюансировки жанра», когда задействованы, в активе – художественные «пути создания лирического напряжения, содержание превращено в «мир высокой поэзии, заселенный особым строем поэтических видений и неожиданно проступающих образов» (Гаджиева З.З., 1999), в которых проявлены талант, культура народа, что узаконивает превращение фольклорного жанра в литературный.

В художественном мире Исмаила Семенова синтезированы духовные накопления народа, что стало благодатной почвой для восприятия новых культурных влияний. Адекватность эстетической оценки, конечно же, зависит не только от гносеологически точного исследовательского прочтения творческого наследия, но также и от неискаженного восприятия личности его создателя – самого поэта. Биографический материал, которым мы располагаем, к сожалению, еще не документирован, не установлено даже точное время его рождения. Но это была последняя треть 19 века, время укоренения, широкого и интенсивного освоения основ мусульманства в Карачае, когда в обществе царил небывалый энтузиазм в постижении вероучения. Влияние оказал еще один фактор – это мир его близких людей, окружение, в котором поэт воспитывался с детства. Его прадед Къалтур – поэт, музыкант, певец, сатирик, общественный деятель, творил на рубеже 18-19 веков. Эта многогранность прадеда, безусловно, отразилась на художественном вкусе Джырчы.

Поскольку «синтез любых, тем более неоднородных систем неизбежно предполагает подчинение и преобладание семантики одной системы относительно другой, то и в художественном мышлении Исмаила Семенова стилистическая и образная система мусульманской религиозной литературы подвергается неосознанному отбору и обретает явно выраженную направленность в сторону мифологизации в русле национально-психологического ряда. В системе культурных ориентиров ислама отобрано и усвоено то, что имеет конкретные духовные параллели в менталитете карачаевцев и, соответственно, в мировидении самого поэта. Каковы же границы вместимости и критерии адаптации культурных и идеологических ценностей ислама национальным, художественным и традиционным сознанием Анализ поэмы Исмаила Семенова «Актамак» показывает, что национальная мифология и воспринятая позже мусульманская традиция объединялись в единый религиозно-культурный комплекс, который в свою очередь, формировал индивидуально-художественное сознание поэта. Поэтому при чтении зикиров И. Семенова чувствуется его несвязанность с каноном, поэт готов выйти за его пределы. Семенов «подчиняется регламентации, но до определенной черты. Он оставляет для себя определенную свободу в трактовке тем» (З. Караева, 1997). Но в главном поэт верен жанру и теме: он обращается к Аллаху, просит его, восхваляет, воспевает, благодарит, что и делает его произведения зикирами. Тем самым забытый, угасший в советское время жанр зикира Семенов сохранил в своем творчестве, создав его классические образцы на родном языке.

Если в годы формирования личности и творческого «я» Исмаила Семенова в духовной жизни народа доминировал религиозный (мусульманский) ценностный компонент, самовыражение мастеров слова осуществлялось в распространенном религиозно-дидактическом жанре поэзии, то аналогичные сочинения Джырчы в наиболее продуктивный 3-й период его творчества (1957 - 1981) свидетельствуют об относительности утверждения о том, что для каждой литературной эпохи и направления более или менее типичны определенные жанры. Зикиры не были типичны для советской литературы, более того они изымались из духовности народов. Поэзия Исмаила оставалась в этих условиях свободной от заданности, отражая мирочувствие поэта, его искания, его духовную драму, что определило уникальность творческого опыта Джырчы в карачаевской литературе. Это был самый драматичный период в жизни поэта, когда его народ жил в услових отлучения от веры, когда неясен был исход такого существования. Именно зикир – излюбленный и самый популярный в народе жанр — в силу своей возможности прямого и эффективного воздействия на читателя и слушателя включился в духовную жизнь народа.

В творчестве Исмаила Семенова этот жанр, в национальной поэзии еще не развитый, эстетически малопривлекательный, полурелигиозный, дооформился: содержание его обрело новое качество, выражая общечеловеческие, социальные и личностные мотивы, сохраняя при этом незыблемость религиозного начала. Таким образом и в таком виде зикиры продолжали оставаться неотъемлемой частью культурного процесса в Карачае и Балкарии.

З.Б. Караева, посвятившая анализу художественного мира Исмаила Семенова монографическое исследование, в задачи которого не входило освещение религиозного аспекта творчества поэта, рассматривает его личность как личность мыслителя, художника, в неординарном сознании которого произошли такие трансформации, которые предопределили вектор национальной духовной эволюции: «Исторический смысл и эстетическая ценность этого творчества определяются положением человека и личности, творца, оказавшегося на переломе эпох, на стыке культур…, время и история предназначили ему завершить одну культурную эпоху национальной жизни и начать другую, не разделяя и отсекая их друг от друга, а силой своего таланта сопрягая и рождая новое качество звучащего слова – профессиональную литературу».

Исмаил Семенов сформировал жанр эстетически оправданного, востребованного национальным сознанием зикира, имеющего не только религиозное значение, но и культурологическую мотивацию, общечеловеческую ценность с позиций эстетики. В зикирической поэзии Семенова обозначены все важнейшие каноны ислама, заключающие в себе такие категории как смысл жизни, реалии Вселенной, конечное и бесконечное, преходящее и вечное.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»