WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В диссертации показаны закономерности использования числовых форм в просубстантивной позиции имени существительного на основе анализа способов выражения таких отношений, как 1) отношение принадлежности; 2) отношение признака, состояния и его носителя; 3) отношение действия (или его результата) и его производителя; 4) отношение предназначения; 5) отношение характеристики («предмет – качество»); 6) отношение меры, количества; 7) отношение целого и его части; 8) отношение "предмет – материал"; 9) временные отношения; 10) пространственные отношения; 11) общеопределительное значение; 12) отношение группы и ее состава; 13) определительное отношение при «сильноуправляемых» именах.

При рассмотрении способов образования множественного числа в кавказских языках в диссертации особое внимание обращено на явление множественности формантов плюралиса и его истоках. В связи с этим рассматриваются способы выражения в кавказских языках оппозиции ограниченной и неограниченной множественности; разного рода фонетические процессы; взаимодействие формантов плюралиса с другими элементами именной основы (в т.ч. возможные случаи переразложения форм множественного числа, расщепления именной основы).

Среди способов выражения числовых противопоставлений формантами других категорий в работе выделяются а) категория определенности (в абазинском языке: тшан «кобыла» – атшан «табун лошадей» и т.п.); б) категория класса. В поисках истоков числовых противопоставлений за пределами грамматической категории числа исследователи, прежде всего, обращают внимание на факты формального совпадения некоторых числовых морфем с соответствующими классными показателями, т.е. теми элементами, которые также маркируют формы множественности, но в согласуемых частях речи – прилагательных, глаголах и др. На это указывает тот факт, что, например, во многих нахско-дагестанских языках для классного показателя б- характерно обозначение множественного числа личных классов, а для показателей д-, р- – неличных, а также некоторые другие.

Прономинальная система также может служить источником формирования категории числа, причем использование местоименных морфем в формах множественного числа могло первоначально иметь несколько иные функции: например, для противопоставления прямой и косвенной основ и др.

Во многих кавказских языках наблюдаются сложные форманты множественного числа, т.е. такие форманты, которые представляют собой комбинацию двух или более «обычных» формантов, ср., например, абаз. ахъа-чва-ква «мужчины», анхагIв-чва-ква «труженики» и др. В связи с этим в диссертации отмечается факт подразделения во многих кавказских языках аффиксов множественного числа на простые и составные.

Функционируя в составе словоформы имени, показатели числа находятся в тесном взаимоотношении с другими показателями, в частности с падежными. Это накладывает отпечаток как на особенности включения числовых показателей в словоформах, так и на их внешний облик. Особую роль в склонении дагестанских языков играет косвенная основа. В обзорной работе по именной морфологии дагестанских языков А. Е. Кибрика [Кибрик, Кодзасов 1990] было выделено одиннадцать моделей соотношения прямой и косвенной основы в сочетании с видами маркировки числового содержания.

Имена собственные во всех кавказских языках, как и в других языках мира, по существу не имеют форм множественного числа и употребляются только в единственном. В этом аспекте, как имена собственные, ведут себя во многом и названия народов, языков и т.п., т.е. они также не имеют множественного числа.

В то же время собственные имена могут употребляться во множественном с определенными стилистическими целями, в частности, особый случай представляют собой формы множественного числа имен собственных, связанных с известными историческими личностями.

В ряде языков наблюдаются специфические соотношения форм единственного и множественного числа у имен, образованных от топонимов. Ср., например, форма множественного числа в табасаранском языке, образуемая с помощью регулярного суффикса -ар, но непосредственно от топонима:

муж. жен. мн.

арчугъ-жви арчугъ-шив арчугъар ‘арчугцы’ т.д.

Практически во всех кавказских языках имеются существительные, употребляемые только в единственном или же только во множественном числе. Семантическая природа этих имен обладает значительным сходством. Так, к именам существительным, употребляемым преимущественно в единственном числе, относят здесь:

а) вещественные имена существительные;

б) некоторые отвлеченные имена существительные;

в) некоторые топонимические названия;

г) названия некоторых небесных светил и планет;

д) существительные, обозначающие совокупность однородных предметов (в т.ч. существительные-композиты);

е) иногда в эту группу включают и некоторые термины родства; названия отдельных религиозных ритуалов и понятий, что не всегда оправданно.

В работе отмечается более свободное употребление форм множественного числа в некоторых кавказских языках по сравнению с русским.

Существительные pluralia tantum обладают в исследуемых языках гораздо меньшей степенью общности. К этой группе обычно относят

а) некоторые астрономические названия;

б) некоторые собственные и нарицательные имена существительные собирательного значения и т.д.

С формальной точки зрения некоторые подобные имена имеют соотносительные формы единственного числа, которые, впрочем, обладают иным значением и не могут считаться словоформой той же лексемы, ср. авар. кIулал ‘замок’ ~ кIул ‘ключ’). Не исключено возникновение ряда слов pluralia tantum в кавказских языках под влиянием русского языка.

Особенностью данной группы существительных в ряде языков (например, в табасаранском) является возможность их сочетания с числительными.

В некоторых кавказских языках имеются специальные собирательные формы (например, в абазинском языке). В большинстве языков все же категория собирательности не имеет явного выражения. Тем не менее, находятся основания говорить о семантической категории собирательности. При этом в кавказских языках распространено функционирование особого вида собирательных имен, образуемых сочетанием близких по значению лексем. Ср. лезг. мал-къара, ник-къурух, багъ-там 'скот, поля, сады и леса'.

Завершает первую главу обзор итогов исследований категории числа в кавказской компаративистике. При этом подчеркивается, что в специальной литературе предпринимаются попытки ограничить количество исходных показателей множественного числа как на основе устанавливаемых фонетических, морфонологических и иных процессов, так и в многообразии источников формирования категории числа.

Вторая глава «Типология категории числа в имени прилагательном, местоимении, числительном и глаголе в кавказских языках» рассматривает классно-числовое согласование прилагательного-определения, местоимения, глагола, нумеративными словосочетаниями, способы выражения числа с помощью числительного.

С точки зрения классно-числового согласования прилагательного-определения с определяемым существительным выделяется несколько типов:

1) отражение класса и числа определяемого имени в классном суффиксе прилагательного (авар., лак.),

2) отражение числа специальным суффиксом (дарг.),

3) образование определительных словосочетаний путем примыкания.

Несогласуемыми, например, являются прилагательные абхазско-адыгских языков, которые обычно находятся в постпозиции (хотя имеются и некоторые исключения) к определяемому существительному примыкания (сюда относятся и краткие формы, имеющиеся в некоторых языках).

Интересен следующий вывод, сделанный в связи с этим на общекавказском уровне: “На базе примыкания в кавказских языках широкое распространение приобретает так называемая групповая флексия, сущность которой сводится к тому, что соответствующие морфологические показатели несут на себе лишь последующий член синтагмы” [Структурные общности 1978: 56].

Как скрытое выражение множественности в работе рассматривается выражение значения так наз. «превосходной степени», которое предполагает выбор из нескольких, точнее, всех возможных в пределах, определяемых контекстом, вариантов одного, наиболее достойного, соответствующего признаку, выраженному в прилагательном.

Субстантивируясь, прилагательное приобретает возможность не только числового, но и падежного словоизменения. В нахско-дагестанских языках оно образует косвенную основу с помощью продуктивных суффиксов, которые нередко демонстрируют числовую оппозицию с помощью специальных показателей.

Причастие в целом следует схеме, наличествующей в имени прилагательном, согласуясь с помощью суффиксального и префиксального классных показателей с определяемым именем.

При этом для абхазско-адыгских языков числовое изменение причастий связано с лично-числовой парадигмой.

В грамматиках кавказских выделяют следующие разряды местоимений: личные, указательные, определительные, неопределенные, вопросительные, отрицательные, возвратные, взаимные и некоторые другие. В каждой из этих групп обнаруживаются свои закономерности функционирования числовых форм.

Особенностью личных местоимений в кавказских языках, как и в других языках мира, является противопоставление числовых форм супплетивным способом. Кавказские языки, кроме того, отличаются наличием в них противопоставления инклюзивной и эксклюзивной форм местоимений первого лица множественного числа, ср. чеч. вай (инкл.) / тхо (экскл.), инг. вай / тхо, бацб. вай / тхо, авар. нилъ / ниж и др.

Наиболее рельефно семантика эксклюзива проявляется в контекстах с употреблением местоимения второго лица, вступающего с ним в оппозицию.

Еще более подробное членение форм со значением первого лица множественного числа обнаруживается в притяжательных формах хиналугского языка.

В отличие от русского языка, в кавказских языках не используется вежливо-официальное обращение на «Вы», хотя в ряде языков такое использование имеет место как средство передачи русской речи.

С точки зрения классно-числового согласования местоимения 1 и 2 лица в ряде языков выражаются единым для всех классов показателем, что послужило поводом для выделения их в особый согласовательный класс [Кибрик и др. 1977: 63].

Указательные местоимения, которые во многих языках выступают и в качестве личных местоимений III лица, согласуются с определяемым именем в классе и числе аналогично прилагательным. В самостоятельном (субстантивированном) употреблении они склоняются по атрибутивному типу, в функциональном плане представляя собой личные местоимения 3-го лица.

Вопросительные местоимения многих кавказских языков имеют специальные формы плюралиса: авар. щив – мн. щал ‘кто’. В абхазско-адыгских языках возможна дифференциация вопросительных местоимений и по лицу. С точки зрения числовой квалификации особую проблему представляют отрицательные местоимения.

Так называемые определительные местоимения, которые в последнее время все больше получают квалификацию кванторных слов, также выражают семантику множественности, хотя могут при этом иметь форму единственного числа.

Употребление взаимных местоимений всегда предполагает наличие множественного числа субъекта, в т.ч. и виде однородных членов.

В отличие от русского языка, не имеющего числовых оппозиций возвратного местоимения, некоторые кавказские языки такой дифференциацией обладают. В случае образования возвратных форм от личных это противопоставление обеспечивается супплетивным способом.

Числительное является специальной частью речи, в которой находят непосредственное выражение количественные отношения. В кавказских языках обычно различают следующие разряды числительных: 1) количественные, 2) порядковые, 3) разделительные, 4) собирательные, 5) приблизительного счета, 6) дробные и др. Кроме того, числительные классифицируются по своему морфологическому составу, подразделяясь на простые, сложные и составные.

В словосочетаниях числительного с определяемым именем в дагестанских языках определяемое имя всегда принимает форму единственного числа, числительное же предшествует определяемому. Наличие у существительного, помимо определения-числительного, еще и определения-прилагательного в некоторых языках меняет схему согласования (ср. табасар. шубур хпир «трое женщин» — шубур кьаби хпар «трое старых женщин" и т.п.).

В абхазско-адыгских языках простое числительное образует с существительным фонетическое слово.

Числительное «один», как известно, способно выступать не только в конкретно-числовой функции. В сочетании с другими числительными оно может выражать приблизительность. Приблизительное количество может выражаться и сочетанием двух числительных, обычно следующих друг за другом в последовательности натурального ряда чисел, а также специальными аффиксами или частицами.

В словосочетаниях с зависимыми числительными при неисчисляемых существительных, используются специфические синтаксические конструкции.

Фразеологические обороты с использованием числительных нередко теряют точный количественный смысл. Без точной количественной соотнесенности употребляются и «круглые» числа. Ср. лезг. Агъзур чкани миллион шикил акурлахъдини ацIудач зи вил 'Даже когда увижу в тысяче мест миллион картин, не насытится мой глаз’. Определенной спецификой обладает в ряде языков выражение дробных чисел.

Порядковые числительные в роли определения к существительному функционируют аналогично прилагательным, т.е. согласуются с определяемым именем в классе и числе. Как правило, они образуются сочетанием количественного числительного с грамматикализованным причастием глагола "сказать". Соответственно, словосочетания с этим разрядом числительных как бы объединяют характеристики словосочетаний с числительным и с зависимым причастием.

Разделительные числительные, как известно, образуются в нахско-дагестанских языках путем редупликации основы количественного числительного. Если для существительных такое образование является более или менее редким, то для числительных оно регулярно.

Хотя данная группа кратных числительных в самостоятельный разряд выделяется, однако она имеет в ряде языков специальные средства выражения.

Числовое согласование проявляется двумя основными способами: в виде классно-числового согласования, характерного для нахско-дагестанских языков и лично-числового согласования, представленного в абхазско-адыгских и картвельских языках.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»