WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Келауридзе Лариса Андреевна

ТИПОЛОГИЯ КАТЕГОРИИ ЧИСЛА В КАВКАЗСКИХ ЯЗЫКАХ

10.02.02 языки народов Российской Федерации

(кавказские языки)

Автореферат диссертации
на соискание ученой степени
кандидата филологических наук








Нальчик
2006

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Карачаево-Черкесский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Гагиев Иосиф Ибрагимович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Берсиров Батырбий Махмудович

кандидат филологических наук, доцент

Унатлоков Вячеслав Хаутиевич

Ведущая организация: Институт языкознания РАН

Защита состоится 23 декабря 2006 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.05. при Кабардино-Балкарском государственном университете по адресу: 360004 г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Кабардино-Балкарского государственного университета.

Автореферат разослан 21 ноября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Г.Е. Щербань

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Диссертация посвящена исследованию функционирования категории числа в кавказских языках, которая охватывает здесь широкий набор морфологических и лексических средств выражения количественных отношений не только на морфологическом, но и на синтаксическом и лексическом уровнях. Выбор темы исследования обусловлен тем, что данная категория пронизывает всю словоизменительную систему рассматриваемых языков, включая именные и глагольные части речи, позволяя обнаружить существенные корреляции между различными категориями, определить специфические характеристики проявления этой категории в отдельных из них, что нередко ускользало от внимания специалистов, подходивших к описанию словоизменения отдельных частей речи, не учитывая взаимодействия категориальных свойств, общих для многих из них.

Исследование данной категории на материале кавказских языках представляется нам особенно актуальным в связи с тем, что она оказывается одной из тех категорий, которые в той или иной степени присущи всем подгруппам кавказских языков, хотя они и демонстрируют серьезные расхождения, как в материальном плане, так и в особенностях проявления числовых оппозиций. Между тем, эта характеристика получила слабое освещение в специальной литературе.

Следует также учитывать не только собственно грамматический, но и лексикографический компонент исследования категории числа: во многих языках, в том числе и в кавказских, способ образования множественного числа, особенности функционирования некоторых плюральных форм являются важной словарной информацией.

Цель и задачи исследования непосредственно вытекают из охарактеризованных выше обстоятельств. В настоящей работе предлагается анализ особенностей семантики и средств выражения категории числа в именной и глагольной морфологии кавказских языков в аспекте тех функций, которые данная категория выполняет в именном и глагольном словоизменении и словообразовании. Достижение этой цели потребовало, в свою очередь, решения и ряда конкретных задач, из которых отметим некоторые:

1. Характеристика способов выражения категории числа кавказских языков в типологическом аспекте. Выявление ее взаимодействия с другими категориями, анализ функционирования числовых показателей в составе именной основы (прямой и косвенной).

2. Построение семантической модели категории числа в связи с уточнением ее места в словоизменительной и словообразовательной моделях различных частей речи кавказских языков, с выявлением категориальных признаков (напр., ограниченной и неограниченной множественности, двойственного числа и т.п.), участвовавших в ее формировании и др.

3. Инвентаризация морфологических, лексико-семантических и синтактико-семантических средств выражения категории числа. Обзор этих средств с точки зрения происхождения (этимологический анализ).

4. Исследование грамматической семантики аффиксов множественности, ее лексикализации и морфологии в различных частях речи - прилагательном, числительном, местоимении и глаголе.

5. Выявление генетических, ареальных и типологических истоков отдельных особенностей числовых показателей.

Научная новизна связана с тем, что категория числа на материале кавказских языков описывалась с учетом, прежде всего средств ее выражения, особенно в имени существительном. Соответственно, в данной диссертации, помимо анализа тех или иных формальных показателей, анализу подвергаются, прежде всего, их содержательные характеристики. В работе также содержатся не только конкретные наблюдения в области грамматики отдельных кавказских языков, но и их теоретическое обоснование в той части, которая не получила до настоящего времени достаточного освещения в специальной кавказоведческой литературе. В диссертации категория числа в современных кавказских языках впервые исследуется с использованием системно-функционального подхода; на этой основе здесь впервые изучены семантико-структурный и функциональный аспекты взаимосвязей между категориями числа, класса определенности/неопределенности и некоторыми другими категориями; раскрываются оппозитивные отношения граммем категории числа; определяются семантические оттенки аффиксов множественности, пути лексикализации и т.д.

Таким образом, работа представляет собой первый опыт комплексного исследования категории числа в кавказских языках с точки зрения ее морфологического статуса, функциональных особенностей, межкатегориальных связей и др. В работе выявлены и описаны закономерности образования форм множественного, числа.

Практическая ценность работы усматривается в том, что многие конкретные положения диссертации могут быть использованы при составлении вузовских программ и учебников по кавказоведению (в разделе «Морфология»), методических пособий и справочных материалов, для составления двуязычных грамматических словарей и т.д. Содержащиеся в диссертации материалы и конкретные выводы могут быть использованы в дальнейшем сравнительно-историческом исследовании кавказских языков и их диалектов.

Теоретическая значимость диссертации определяется, прежде всего, ее вкладом в теорию кавказского языкового союза, в рамках которой может быть уточнено и определено место одной из центральных словоизменительных категорий, буквально пронизывающей весь состав частей речи, что в свою очередь, может иметь выход и в кавказскую грамматическую традицию в целом. Выделение отдельных компонентов семантической структуры категории числа и их общая классификация делают возможным использование отдельных результатов исследования и в типологии.

На защиту выносятся следующие положения:

  1. Категория числа является одним из компонентов системы согласования классно-числового или лично-числового.
  2. Между средствами выражения количественных отношений определены существенные корреляции.
  3. Случаи нейтрализации числовой семантики обнаружены во многих кавказских языках.
  4. Количественные характеристики в глагольной парадигме реализуются не только с помощью синтаксической категории числа, но и собственно глагольных категорий вида и способов действия.
  5. Семантическое распределение аффиксов множественного числа может служить основанием для поиска иных функциональных категорий, сформировавших впоследствии категорию числа, либо дополнительных категориальных единиц, утративших ныне свое функционирование.
  6. В качестве причин многоформантности плюралиса предполагается действие в прошлом и целого ряда морфонологических преобразований.

Приемы и методы исследования, используемые в работе, вытекают из ее основной проблематики и группируются вокруг методики типологического анализа языков различной структуры. Набор конкретных приемов, применяемых в диссертации, определяется рядом взаимосвязанных обстоятельств и прежде всего спецификой морфологической структуры исследуемых языков, с точки зрения морфологической классификации относящихся к агглютинативным, хотя в них в разной степени проявляются и определенные черты флективности. Это предполагает в целях адекватного описания грамматической структуры анализируемых языков использование понятия категории числа как самостоятельной категории, обладающей как собственной семантикой, так и собственным набором формальных средств выражения. При этом данная категория описывается как частное проявление категории количества, в связи с чем к анализу привлечены также числительные и другие части речи. Вне поля зрения остались лишь служебные части речи, хотя и для них можно найти точки соприкосновения с категорией числа.

Источники исследования. В исследовании использованы грамматические описания кавказских языков, словарные материалы, а также отдельные примеры из художественной литературы, демонстрирующие своеобразные стилистические возможности, которыми обладает категория числа.

Апробация работы и публикации. Результаты исследования обсуждены на филологическом семинаре Карачаево–Черкесского государственного университета, а также на региональных и всероссийских научных конференциях (Карачаевск 2003, 2004, 2005, 2006) и отражены в четырех опубликованных статьях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, научная новизна, практическая и теоретическая значимость.

В первой главе "Типология категории числа в имени существительном в кавказских языках" рассматривается общая семантика противопоставления единственного и множественного числа, конкретные значения сингулярных и плюральных форм, случаи нейтрализации числовой оппозиции, способы образования форм множественного числа и некоторые другие вопросы.

Как и многие другие языки, относящиеся к различным структурным типам, кавказские языки в целом демонстрируют противопоставление двух числовых форм - единственного и множественного числа, в основе которого лежит семантическая оппозиция единичности и множественности.

Единичность является основным значением форм единственного числа и в кавказских языках, что подтверждается многочисленными примерами.

Формы множественного числа используются в следующих значениях: а) дискретное множественное (числовая форма указывает на количество однородных предметов, больше одного); б) собирательное множественное (специальной категории собирательности здесь, как правило, нет, хотя и выделяется лексическая группа имен с собирательным значением); в) дистрибутивное множественное (указание на множество субъектов, причем каждый из них имеет единичный или множество объектов, или же множество обладателей, каждый из которых имеет свое единичное обладаемое); г) двойственное число); д) ассоциативное множественное (X и другие подобные ему объекты); е) распределительное множественное; ж) приблизительность.

В работе рассмотрены случаи нейтрализации числовой оппозиции. Генерализация семантики единственного числа обычно происходит, когда форма единственного числа приобретает значение множественности, лексема утрачивает значение единичности и выступает в обобщенном значении, ср.

абаз. АгIв бзи дзымдыруада

Кто не знает хорошего человека;

Подобные смысловые отношения типичны для пословиц, поговорок, афоризмов, загадок и т.п., само назначение которых – обобщать жизненный опыт носителей языка.

В качестве примеров генерализации формы единственного числа можно считать нередко встречающиеся в поэзии обращения к другу, к любимой и т.п., поскольку эти обращения, как правило, адресованы не конкретному человеку, а всей читательской аудитории.

Можно выделить еще один ряд примеров, когда формы единственного, как можно полагать, выступают в функции множественного - с отрицательными формами глагола.

лезг. КIвале касни тахьуниз килигна, им къулан патав ацукьна

Ввиду того, что дома никого (= людей) не было, он сел около очага.

Ассиметрия формы и значения с точки зрения категории числа проявляется у так называемых собирательных существительных, которых, употребляясь в единственном числе, выражают идею множества.

В единственном числе в некоторых случаях может выступать и лексема, выражающая парные предметы.

Случаи, когда свое числовое значение теряют формы плюралиса, весьма редки, поскольку форма множественного числа во всех кавказских языках является маркированной. Фразеологизированный случай нейтрализации семантики множественного числа наблюдается в следующем примере:

лезг. — Ингье зи документар! — лагьана лейтенантди...

— Вот мои документы! – сказал лейтенант...

Еще один лексикализованный случай употребления множественного числа в значении единственного представляет собой функционирование в дагестанских языках лексемы «дом».

О нейтрализации числового значения формы множественного числа можно говорить также в тех случаях, когда для говорящего не имеет значения количественная семантика числовое значение этой формы можно выразить как «один или многие»:

дарг.... фашистунани неш карушибси дурхIя сан илира белкIеная

... напишите, что я тот мальчик, у которого мать убита фашистами.

В предложении употреблена форма множественного числа, хотя вполне вероятно, что конкретным исполнителем был один человек.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»