WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В настоящей главе рассмотрена проблема героической личности, т.е. та составляющая категории подвига, которая определяется набором личностных свойств. Модели личности героя в разные эпохи получали свое конкретно-историческое содержание. Но при этом для всех них можно отметить универсальную общность: личность героя есть наиболее яркое воплощение активно-индивидуального, преобразовательного начала в отношении «человек –– среда» (как природная, так и социальная или культурная). Ядро мотивационной сферы в модели личности героя составляет проблема свободного нравственного выбора в пограничной ситуации. При этом выбор, осуществляемый героической личностью, вступает в противоречие с существующими нормами и ценностями общества, что косвенным образом может свидетельствовать об их отжившем и устаревшем характере. С другой стороны, формируется специфическая потребность в подвиге как разновидности «высших ценностных потребностей».

В параграфе 3.1 «Модель личности героя в культурно-психологическом освещении» выделяются аспекты, непосредственно связанные с реализацией подвига: мировоззрение и система ценностей личности, определяющие сферу приложения подвига, что находит свое обобщенное выражение в понятии модель героической личности.

Мифологическая школа в культурологии выделяет несколько характерных признаков «классического героя». И среди них – его универсальность. Герои национальных мифов схожи друг с другом в своих чувственных, магических формах взаимодействия с миром и его процессами. Они являются кристаллизаторами и трансляторами идеалов, носителями культурных благ, духовных ценностей. Далее отмечается холистичность «классического героя», понимаемая и как целостность натуры, и как узнаваемость во всех проявлениях.

Наконец, подчеркивается цикличность восприятия героя и его подвига. Это феноменальное свойство рождается в сознании людей после кончины героя в виде легендарных версий его «оживления», «просыпания», «воскрешения» и др.

Теологическая культурология рассматривает человеческий подвиг как сверхреальный, божественный дар избранничества. Акцент переносится с природных стихий на человека в его взаимоотношениях с Богом. Натурфилософская основа заменяется этической. И основой подвига становится защита добра в противовес злу.

Д. Кэмпбелл, последователь школы этнопсихологии утверждает, что: «герои отражают не современное переживающее распад общество и психику, а извечный, неиссякаемый источник, благодаря которому общество может возрождаться»16.

Нравственная философия в России конца XIX - начала XX веков вновь обратилась к проблеме героического волеизъявления. Категория подвига была решительно повернута в область исследования сознания человека, к исследованию психологии мысли, к проблеме нравственной детерминированности героического поступка.

Парафразом еще одной теории – утилитаризма, принадлежащей английскому ученому Джону Стюарту Миллю, можно считать тезис о «разумном эгоизме» 17, который развивают герои Н.Г. Чернышевского.

В первой половине ХХ века проблема героизма являлась одной из центральных. Она разрабатывалась и школой психоанализа. Крупнейший психоаналитик О. Ранк вывел эту потребность из «героических порывов»18 раннего детства противостоять воле отца.

Психоанализ раскрывает внутреннюю структуру героизма с точки зрения бессознательных процессов, присущих каждому человеку. Соответственно этому концепт подвига определяется через призму внутренних структур сознания и бессознательного в его соотнесенности с социальными структурами. Герой, по З. Фрейду, выступает в роли «Я-идеала». Этот термин применяется в психоанализе как синоним «Сверх-Я».

Моделирование концепта героя в соприкосновении с другими действующими концептами (времени, истории, субъекта) предполагает, что человек действует в истории как индивид, ответственный не только за самого себя, но и за все окружающее. Ж.-П. Сартр не раз отмечает, что герой сам делает себя героем, но для него всегда существует возможность быть таковым, ибо человек всегда есть ряд его поступков.

Культурно-символическая модель героя основана на устойчивых архаических психологических структурах. Архетипы как базисные элементы культуры, формирующие константы модели духовной жизни человека, которые существенным образом определяют особенности мировоззрения, и исторической судьбы народа, представляют собой константы менталитета. Его специфика включает в себя не только когнитивную сферу сознания (т.е. категории мышления, верования, «чувствования», которыми обладает данная общность людей), но и нормы поведения, иерархию ценностей, архетипы коллективного бессознательного, а также стереотипы поведения людей, детерминирующие специфику реагирования индивидов.

Ментальными структурами обусловливаются склад, манера мышления, которая проявляется в действиях, автоматизмы сознания, представления о мире внутри данной традиции. Систематизация этих структур не является результатом логических операций и «сконструированной реальностью».

Подвиг как социально-культурное проявление менталитета, отражает сверхличностные устойчивые ценности и нормы коллективного сознания, нерефлексируемые своими носителями, проникающие внутрь сознания человека.

Выделяются ментальные черты русского народа: чувственно-созерцательная структура акта мировосприятия, «мы-психология», религиозность, существовавшие и до принятия православия и сохранившиеся в период господства атеистической идеологии.

Исторически подвиг есть часть того социального механизма, который приводит массы в движение, порож­дает и закрепляет социальные инновации. Следовательно, понимание дина­мики социальных процессов невозможно без понимания механизмов функционирования в массовом сознании геро­ических образов.

Частью народного сознания в результате ценностного и интеллектуального воздействия может становиться идеология, представляющая собой научно-разработанные концепции. И важными смысловыми составляющими подвига героя формулируются: идейное сплочение масс, защита национальной самобытности, борьба с врагом, борьба во имя идеи, трансляция глобальных смыслов истории и политики, создание эталонов и символов.

По-своему решался вопрос о взаимодействии героя и общества в советском марксизме: личность оказывалась выразителем потребностей общества – народной массы, происходило нивелирование личностного начала в культуре. Героизм выражался не только в следовании требованиям общества, но и, порою, в позиции человека «по ту сторону» привычных норм и представлений, делая его борцом с «косностью масс». Через противостояние устаревшим взглядам, ставшим тормозом общественного развития, происходит раскрытие потенциала культуры, – поэтому судьбы героев зачастую оказываются трагичными.

В параграфе 3.2. «Мотивационная сфера личности героя и проблема воспитания героя» рассматривается область внутренней мотивации героической личности и ее нравственного выбора, которая управляет деятельностной сферой человека.

Процесс включения человека в социум сопряжен, с одной стороны, с конфликтом интересов человека и общества, а с другой — конфликтом внутри самого человека. Человек изменяется, его целостность и единство с самим собой не всегда остаются стабильными. Поэтому становление человека неизбежно сопровождается атмосферой внутренних конфликтов, постепенно эксплицирующихся во внешние. Человек в такой ситуации может привносить в жизнь общества контрвекторные тенденции активности своего «Я», находясь в пограничных состояниях, проявлять границы своего бытия как в индивидуальном, так и в социальном аспектах.

Рассматривая человеческие поступки, можно выделить их структурные элементы и показать исторические тенденции их изменения. Так, в структуре подвига и преступления П.А. Сорокиным выделяются: субъект, объект и дестинаторы (адресаты). В совокупности всего поведения человека Сорокин выделяет ряд актов, которые он классифицирует как «должные», «запрещенные» и «рекомендованные». Эти три категории актов являются различными для различных категорий людей.

Таким образом, герой имеет два главных критерия, теснейшим образом связанных между собой. Первое – это способность к исключительному поступку, к величайшему напряжению, к жертве. Второе – объединение многих личностных свойств, позволяющих быстрее других и четче видеть суть явления или события, понимать его последствия, противопоставить им свои возможности.

Способность самостоятельно принимать решение и отсутствие колебаний и неуверенности отличает героя, наделенного обостренной интуицией. Вот почему иногда говорят, что «герои не рассуждают». Американский психолог и этик Э.Фромм пишет, что «цена, которую человек платит за сознание – неуверенность»19.

Мотивы поведения человека в ситуации подвига тесно связаны и с проблемой базовых потребностей. Каждый человек (за редкими исключениями, связанными с патологией) постоянно нуждается в признании, в устойчивой и, как правило, высокой оценке собственных достоинств. Человеку необходимо ощущение собственного могущества, адекватности, компетентности, ему нужно чувство уверенности, независимости и свободы. Подвиг выступает своего рода максимальной, «пиковой» точкой приложения и реализации указанной потребности.

Весьма важное действующее лицо современности – «Герой средств массовой информации», – способствующее распространению определенных моделей героического поведения в этической сфере и в сфере обыденного существования человека.

В наше время акценты смещаются, предстоящие герою свершения совершенно отличны от прежних, однако сама символика подвига остается: вдохновлять людей на свершение нравственных поступков, заражать творческой энергией и созиданием.

Параграф 3.3 «Модели восприятия личности героя в регионально-краеведческом аспекте» посвящен сфере знакового восприятия личности в качестве героической со стороны социокультурной группы.

Отражение подвига героя в лучших образцах материальной и духовной культуры человечества обеспечивает устойчивость развития и передачи духовно-нравственных представлений из поколения в поколение, что подтверждает существование особой коммуникативной организации подвига и моделей его восприятия в культуре.

Учитывая многогранность содержательного материала категории подвига, вырабатывавшегося на протяжении всей культурной истории человечества, были выбраны только те значимые компоненты этого содержания, которые являются актуальными именно для педагогической и музейной социокультурной среды, для определенной целевой аудитории. Поэтому мы остановились на регионально-краеведческом аспекте категории подвига.

Сегодня образовательным учреждениям нужна педагогика нравственной свободы, компетентного и ответственного поступка. Все это предполагает использование категории подвига в образовательном и воспитательном процессе на разных уровнях.

Широкий и многообразный материал на тему подвига, представленный в истории и культуре Нижегородской земли, был организован нами по двум направлениям деятельности. Прежде всего, это постановка темы подвига в пространстве нижегородской культуры в содержательном аспекте, воплощенном образцами подвига и подвижничества, значимыми именами и событиями. Затем, это разработка конкретной системы мероприятий по художественно-дидактическому направлению в воспитании героической личности средствами музейного дела.

Тема подвига в регионально-краеведческом аспекте раскрывается на примерах выдающихся личностей, чья жизнь, при всем ее индивидуальном своеобразии, в плане знакового восприятия подвига структурируется как культурно-значимая модель разных типов подвига. На наш взгляд, именно это может обусловить реальный воспитательный потенциал темы подвига. В параграфе приводятся некоторые материалы, которые могут использоваться в разных видах воспитательной работы. Они раскрывают два основных типа подвига – ратный подвиг (народной предводительницы Алены Арзамасской) и духовный подвиг (преподобного Серафима Саровского) как подвижничество.

Таким образом, рассмотренные две «модели героической жизни» можно трактовать как значимые элементы текста нижегородской культуры, которые могут использоваться в «вертикальной» коммуникации подвига в качестве диалога между поколениями: образ подвига, по сути, становится актуальной для современности гуманитарной технологией человеческих действий и реакций.

В заключении подводятся итоги исследования и формулируются выводы.

В результате проведенного анализа научной литературы, словарных и энциклопедических источников, текстового и изобразительного материала, а также обобщения итогов собственной художественно-дидактической практики получены следующие результаты.

Изучение феномена подвига в культуре предполагает интердисциплинарный подход, в котором учтены различные стороны рассмотрения этого феномена: антропологический, психологический, исторический, эстетический и т.д. В таком анализе ведущим становится принцип целостности, который дает возможность осмыслить подвиг как философскую и культурологическую категорию.

Выбранный подход способствовал выявлению понятийного ядра этой категории. Подвиг – нравственно и ценностно ориентированное действие большой социальной, психологической или культурной значимости, требующее предельного напряжения воли и сил, преодоления серьезных трудностей внешнего и внутреннего характера.

Категория подвига представлена относительно стабильным ментально-культурным образованием, в то же время имеющим конкретно-историческое наполнение. Сочетая в себе статику и динамику, оно оказывается одновременно как продуктом социальной и духовной эволюции определенной социокультурной общности, так и носителем общих закономерностей человеческого существования в мире.

Национально-специфичная составляющая категории «подвиг» особенно актуальна в русском культурном пространстве. Подвиг в русском понимании акцентирует внимание на нравственно-процессуальной стороне этого феномена, а не на его социально-результативном плане.

В традиционной русской культуре мораль, долг, совесть, мотивирующие способность к подвигу, содержат духовно-нравственное начало, поскольку идут от чувств, эмоций, «от сердца» и далеко не всегда определяются волевым актом разума, ценностями закона и права.

Если языческие компоненты народного мировосприятия предопределили особый чувственно-созерцательный характер переживания русским героем космического природного бытия, мистического ощущения растворенности в окружающем мире, то православием были обусловлены, прежде всего, черты нравственного сознания и особая религиозная форма мировосприятия.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»