WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В первой главе «Философская природа и культурная детерминация телесного сознания» тело представлено как источник саморефлексии человека, как форма мышления о мире, которая порождает различные «аналитические истины», связанные с культурной доминантой эпохи. Культурно-историческое освещение проблемы тела является одним из базовых оснований для изучения феномена телесного сознания человека. В процессе расширения области значений тела устанавливается тесная связь философии тела с философией развития и потребностей общества. В главе прослежена история становления европейского типа «человека телесного», рассматриваются утилитарно-символические функции человеческого тела в ходе общественного развития. Аналитическая ретроспекция дает возможность увидеть, как в культурно-исторической эволюции человека природные функции, связи, отношения вытесняются социокультурными, а стадии формирования культурной парадигматики определяются наступательным характером культурных феноменов, среди которых важное место занимает человеческое тело.

В разделе 1.1. «Тело как объект сознания и рефлексии» анализируются взгляды исследователей на проблему взаимодействия человека со средой: природой, культурой, обществом. Размышления об особенностях этих отношений нашли отражение в философских дискурсах античности, средневековья, нового и новейшего времени. В образах тела древнекаменного периода находит воплощение бытие природы – собственно-человеческие, психофизические, структуры. Тело эпохи палеолита подчеркивает господство абстрактных представлений первобытного человека, в котором явно преобладает биологическое начало. В древневосточных культурах тело обрело не только религиозный, но и социокультурный смысл. Тело-континуум мыслится здесь как центральный участник всех процессов, протекающих в природе, обществе, культуре.

В Древней Греции рождается философская рефлексия проблемы первичности души или тела. Тело выводится в качестве философемы, обретает гносеологический характер, понимается как корпус знаний о мире. В эпоху эллинизма тело-идеологема закрепляется в символической форме волевого мужественного тела. В средневековье тело представлено как теологема. Позитивная аскетика создала сакральное тело, способами негативной аскезы, напротив, было создано профанное тело. В момент перехода в эпоху гуманизма телесно обозначилась способность человека к идентификации себя с объективными процессами. В теле Возрождения появилась еще одна форма энергии - культура деятельного тела. Онтология человека надолго и прочно связывается с гносеологической задачей. ХУ11 век закладывает рационалистские установки, фундамент абсолютизации идеи тела-когито. У Декарта тело подвергается дуалистическому расщеплению. Спиноза предлагает пантеистскую идею, в которой тело воплощает все в мире. Утверждается основание ранжирования тела: аристократичное, сакральное, и низовое, профанное, тело. В век Просвещения актуализируется гносеологическая проблема тела, тело выходит на эпистемологический уровень, объективируется. Иррациональное выступает как «текущий контекст», генерируя новые смыслы, расширяя гносеологический горизонт. В Х1Х в. наблюдаются два взаимообратных процесса: стремление тела к персонализации и массовизации. Функционально-инструментальное состояние тела создает диффузную парадигму культуры, в которой культурное пребывание совпало по смыслу с социальным способом существования, тело мыслилось как коллективный продукт. Вместе с тем получает развитие новая парадигма, особая реальность, - духовная. Тело, воспринимаемое в виде атомарного элемента культуры, выделяет в ней собой своего рода срез социального пространства. Формируется новая культурная форма - романтическое, импрессионистское тело.

В ХХ в. произошел разрыв с культурной традицией. В условиях системного разрыва разрабатывается феноменологическая онтология «человеческой реальности». М. Хайдеггер выводит формулу: человек есть феномен времени. Ж.-П.Сартр придает экзистенциализму гуманистическую направленность. Тело становится значимым предметом философских рефлексий. Феноменальное тело становится корпусом порождаемых знаний. Философия развертывает идею мыслящего тела, однако наталкивается на внутреннюю противоречивость используемых при этом понятий.

Само же тело стремится к синтезу материального и сознательного, становясь своеобразной границей пространственного бытия человека, оказывается между стремлением к красоте и всеобщим осмеянием, детабуизацией, постгуманизмом и постпуританством нового времени.

Итак, с момента возникновения культуры тело служило источником саморефлексии человека. В процессе культурогенеза оно получало смыслопорождающие функции, связанные с культурной доминантой эпохи. Расширение области значений тела сопровождается трудностями и аномалиями, которые затрудняют концептуализацию тела. В этом процессе обнаруживается тесная связь философии тела с философией развития и потребностей общества. Вместе с тем в ходе культурной эволюции общества наблюдаются культурно-возвратные формы тела, развивающегося неоднолинейно и часто «вспять» по отношению к другим компонентам культуры.

В разделе 1.2. «Образно-метафорическое пространство Тела» изучается процесс формирования, трансформаций культурного тела в художественном пространстве. Метафорическое рассмотрение тела означает методическую идею отрыва объекта анализа от законов существования живого организма и его «парадоксальную предикацию» в образно-художественной реальности. Тело как метафорическое образование служит объяснительным или аргументативным целям сферы культурологической интерпретации самого тела. Искусство интегрирует в себе особое знание, связанное с концептуальными инновациями в культурологии.

Миметическая, то есть отражательно-познавательная функция тела ярко выражена в искусстве первобытного реализма. Древнеегипетский образ воплощает уже идею разрыва смысла и существования человека.

В античном мифе тело выражает единство онтологического и поэтического начал. Миф становится первичным источником знаний, опора на которые позволяет человеку осознать себя как тело. Спорт и скульптура воплощают разумно-созерцательный взгляд греков на мир, идею гармонии природного и духовного. В физическом теле совпали высший закон бытия и пластический закон взаимодействия жизни и смерти. Античное культурное тело и дискурс о теле объединяет общий ритмопластический характер.

Спартанское тело-канон предзнаменовало две культурные формы: тело победителя и тело-жертву. Скульптура Рима выразила телесные свойства определенной направленности: преувеличенное представление об имперском величии, трагизм телесного и душевного страдания, телесное уродство и физическую мощь.

В средние века тело идеологизируется и обесплочивается. Идеальное тело предстает как лишенное жизни начало. Определяется путь к развоплощению: вместо тела – идея тела.

Скульптура Возрождения освобождает внутреннюю энергию тела, представляя прогресс во всех телесных проявлениях. В наслаждении мыслится сущность бытия. Тело, понимаемое как нонфинальное, вариабельное, аутентичное начало, получает новое концептуальное содержание: идею бессмертия.

ХУ11 век сакральным и профанным телом определил развитие идеи тела в двух направлениях: эндогенеза (внутреннего) и экзогенеза (внешнего). Изменения в социобиологической плоскости и эволюционные принципы представлений о теле определяют культурный контекст эпохи. Культурное тело потребовало мастерства двойной игры. Понятие культурной нормы повлекло за собой мощную дискурсивную волну, стало инструментом изучения тела человека на соответствие идеалу. Декоративность тела становится самоцелью. Игра, анализ, ирония создают дистанцию между культурным телом и способами его воплощения.

Романтизм Х1Х в. активизировал развитие самосознания личности в двух направлениях. Тело стало воплощать аристократизм духа с одной стороны и персоналистский характер - с другой. В новой личностно-креативной парадигме культуры открываются иные культурно-морфологические свойства Я-тела: внутреннее благородство, утонченность чувств, поэтизация мира, тончайшие нюансы переживаний. Дополнительно к этому формируется телесная форма модернизма. Идеи модернизма как воплощения противоречий массового и индивидуального сознания выражаются телом-товаром и танцующим праздным телом. Ницшенство, марксизм и фрейдизм существенно повлияли на интерпретацию тела в изменившемся социокультурном пространстве. Появляются концепции искусственного, сформированного по новым канонам тела, закрепляются каноны соответствия тела экономической реальности, эстетизируются изъяны природы тела. Именно такая концептуализация тела станет преобладающей в ХХ-ХХ1 вв.

Иррациональная сфера страстей проявляется в я-теле эпохи авангарда, когда реальное растворяется в пространстве нереального. Труп становится главным художественным «открытием» сюрреализма. Дегуманизация искусства проявляется в резкой деформации тела, в художественных трактовках самоуничтожения человека.

Экзистенциализм создал образный мир, основанный на психологических координатах, субъективизме, символике. Сращение его с психоанализом задает иную антропологическую траекторию, соединяющую субъективные импульсы и объективные «предписания» природы и социальной среды.

Тело Новейшего времени постулируется как культурный текст, обнаруживает девальвацию самоценности жизни; телесная декорация мыслится и как начало процесса утраты этики тела.

Постмодернизм объявил тело важнейшей и единственной ценностью современности.

В первой главе приведен обзор культурно-исторических концепций и художественных воплощений тела, отражающих диалектику взаимоотношений человека и его времени. Тело в культуре определяется соотношением надприродного и природного начал, а также завершенностью биологической и содержательной его сторон в образно-метафорическом пересоздании.

Сущность культурного тела состоит в выражении оценки и стимулировании определенного типа поведения. Однако специфика системы телесных воплощений заключается в том, что они являются надкультурными явлениями, поэтому их невозможно интерпретировать только в искусствоведческом или только в философском плане. Представления и воплощения тела являются многоаспектными связями с миром, природой, социумом. Тело представляет определенные модели, с которыми сообразуется поведение человека, социум комментирует и корректирует его поступки, а философские максимы руководят деятельностью в целом.

При постановке проблемы тела как варианта-инварианта в культурной ретроспекции под инвариантным состоянием понимается совокупность всех возможных смысловых, образных реализаций, целый класс ситуаций, потенциально содержащихся в теле (мода, спорт, гигиена и др.); под вариантом – конкретно-биологическая принадлежность тела индивиду (пол, возраст, вес и т.д.). Связь тела-варианта с телом-инвариантом сохраняется постоянно. Тело человека, созданное философией и искусством, становится фактом самореализации и самосознания культурного индивида. Взаимосвязь между пространственно-временной структурой и телом особенно наглядно проявляется в сфере искусства, в образном воплощении тела.

В связи с вышеизложенным можно говорить о проблемах паремиологии тела, изучающей историю и теорию устойчивого высказывания тела, смысловое содержание которого раскрывается в определенных условиях. Тело как паремия, идиолект, невербальная формула обладает метафоричностью, открытостью и вместе с тем как культурная форма - завершенностью. Закономерности существования культурного тела выявляются в статике и динамике, в историческом закреплении и генетическом изменении.

Во второй главе «Структурно-семантическая модель Тела» рассматривается тело сквозь призму общей теории знаков и способов коммуникации между людьми посредством «телесного языка» в широком понимании. В главе предпринята семантическая интерпретация тела. Основоположник структурализма и семиотических методик гуманитарного анализа Я. Мукаржовский сформулировал вывод, с полным правом относящийся к «бытию тела в культуре»: смыслообразование определяется имманентным развитием самого тела и культуры и сдвигами в плане общественного бытия.

«Язык тела» обнаруживает такие механизмы, которые стирают границы между планом содержания и планом выражения и становятся источниками новых информаций о человеке. Статика телесной конструкции разбивается динамикой культурных изменений, что ведет к смене структурных концепций тела, сохраняющего свою первооснову. Неустойчивое равновесие, в котором пребывает человеческое тело, затрудняет прямое определение закономерностей культурного влияния на него, тем не менее изучение общих вопросов тела под углом зрения культурологической проблематики позволяет наметить некое пространство телесного языка от воплощения им вполне конкретных действий до совершенно абстрактных понятий культуры.

В разделе 2.1. «Модусы бытия тела в культуре» используется понятие культурной формы, которая не является культурной универсалией, но принадлежит сложным сегментам культуры, имеющим развитую структуру. За основу исследования берется положение о том, что сознанию предшествует фундаментальный опыт тела. Тело как феномен получает экзистенциальную характеризацию, а телесный опыт предстает как интенциональное бытие тела в культуре, отраженное в модусах человеческого существования.

В основе представленного исследования лежат идеи феноменологии (Э. Гуссерль) о связи сознания с живым телом-событием, о способности тела влиять на конкретную ситуацию, а через нее – на окружающий мир (М. Мерло-Понти), о наделении телесным субъектом различных событий смыслом.

Таким образом, тело, соединяющее рефлексивное и иррефлексивное содержание, определяет горизонт экзистенции человека. Оно предстает активным началом конституирования человека и мира и своими коннотативными смыслами, ситуативными характеристиками задает определенный взгляд на себя и мир, каждый раз воспринимается как новое, всегда пребывает в смысловой перспективе.

Тело является границей меняющихся факторов, внутреннего-внешнего. Ацентризм как отказ от презумпции выделенных в теле точек характеризует телесность как децентрированное пространство. Тело выступает дифференцированным единством всеобщих форм, между которыми существуют устойчивые взаимоотношения, образующие закономерности, определенную знаковую систему.

В диссертации обосновывается концепция тела как совокупности знаковых систем и культурных форм, для обоснования которой предложена схема анализа, включающая универсальные модели порождения смыслов, обозначенных в работе как «культурное тело» (КТ), «тело-канон» (ТК), «тело Другого» (ТД), «физическое тело» (ФТ), «Я-тело» (ЯТ) и «трансцендентное тело» (ТТ).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»