WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В зарубежных источниках (США, Великобритания) встречаются явно завышенные прогнозные оценки запасов каспийских углеводородов (см. табл. 1), которые превышают российские оценки в 3-4 раза для Азербайджана, Казахстана и Туркмении. Для России и Ирана, наоборот эти оценки весьма незначительны и являются ниже российских. Такая очевидная манипуляция с цифрами может быть рассмотрена как элемент западной геополитики в Каспийском регионе, направленной на уменьшение влияния здесь России и Ирана - западных геополитических соперников, и, наоборот, увеличение роли Азербайджана, Казахстана и Туркмении, стремящихся ослабить свою экономическую зависимость от России.

Во второй главе – «Проблемы транспортировки каспийских углеводородов», - освещается состояние и перспективы развития транспортной инфраструктуры России, Азербайджана, Казахстана, Туркменистана и Ирана.

Относительно экспорта нефти и газа транспортно-географическое положение региона не очень выгодно, поскольку он удалён от основных рынков сбыта. Этот фактор в начале 90-х годов выступил тормозом для развития нефтяной и газовой отрасли на Каспии. Но с другой стороны, получившие доступ к каспийским ресурсам нефтяные ТНК были свободны в выборе маршрутов для транспортировки добываемой ими нефти. Так и начала формироваться каспийская экспортная инфраструктура. Западные нефтяные компании, с одной стороны, выступают за создание многовекторной нефте- и газотранспортной системы (что лежит в плоскости стратегии энергетической безопасности нефтяных ТНК и каспийских стран, экспортирующих ресурсы); с другой же стороны, большинство этих направлений – западные, что вполне объяснимо современным спросом на нефть в странах Запада и сильными позициями их капитала в регионе (см. рис. 2). Так, основной поток нефти Каспия идёт на Запад (96,6%). 81% потока экспортной нефти идёт через Россию, а по нефтепроводу Тенгиз – Новороссийск - 42,8% (см. рис. 1 и 2). Политика прикаспийских стран СНГ в какой то степени лежит в плоскости стратегии западных нефтяных ТНК, которая направлена на уменьшение влияния России в регионе, как экономического и геополитического соперника. Азербайджан, Казахстан и Туркмения стремятся снизить свою транспортную зависимость от России.

Рис. 1. Географическая структура экспорта каспийской нефти по основным направлениям в 2006 году (* помечены танкерные маршруты).

И начало функционирования нового нефтепровода Баку-Джейхан, экономическую целесообразность которого многие подвергают сомнению, и есть подтверждение наличия этой стратегии. По нефтепроводу на Запад в обход России будет экспортироваться 50 млн. т. нефти в год, что составит в 2010 году 25% экспорта из региона. Азербайджано-турецкий нефтепровод ослабил позицию России в регионе как главной транзитной для каспийских углеводородов страны.

Вопреки попытке усиления западными нефтяными ТНК западной составляющей в экспорте нефти из региона, в 2010 году в этом направлении пойдёт уже 77% каспийской нефти, что будет связано с увеличением транспортировки нефти на Юг в Иран и на Восток в Китай (см. рис. 2). А через территорию России уже будет идти (на Запад) только 46%

Каспийский природный газ имеет меньшее международное значение, нежели нефть. Так сегодня 84% каспийского газа идёт на потребление в СНГ. Рост спроса на газ в странах СНГ сохранится (особенно в России и на Украине)

Рис. 2. Географическая структура экспорта каспийской нефти по основным направлениям в 2010 году.

В третьей главе – «Проблемы принятия статуса Каспийского моря и раздел его нефтегазоносных территорий», - проведён анализ переговорного процесса и попыток выработки нового подхода к определению будущего статуса Каспийского моря.

Пока ещё юридически не отменённый советско-иранский статус Каспийского моря уже не может регулировать всего спектра деятельности прикаспийских государств и нефтяных компаний в регионе. В частности, правовая основа статуса не затрагивает вопросы недропользования в регионе. Да и само море, бывшее собственностью двух государств после распада СССР фактически стало собственностью пяти. А с началом добычи углеводородов на основе совместных контрактов возникла проблема раздела Каспийского моря, или же раздела юрисдикции между странами на каспийские месторождения.

Так назрела естественная необходимость в принятии нового статуса. Однако процесс выработки правовой основы нового статуса затянулся на долгие годы после начала добычи нефти на Каспийском море после заключения первых контрактов с зарубежными нефтяными компаниями (Азербайджан, 1995 г.).

Несмотря на официальную приверженность руководства прикаспийских государств (кроме Ирана) к скорейшему решению вопроса о новом статусе Каспийского моря, практические действия, противоречащие правовой основе нынешнего статуса ведутся давно. А это значит, что процесс выработки правовой основы нового статуса будет ещё продолжаться неопределённое время. Можно утверждать, что процесс принятия нового статуса проходит по принципу: сначала практические действия – потом юридические нормы. Таким образом, ещё до принятия нового статуса Каспийское море уже было фактически поделено двусторонними соглашениями между Россией, Азербайджаном и Казахстаном по принципу, предложенному Россией «делим дно, Раздел нефтегазоносных территорий стал «камнем преткновения» на пути принятия нового статуса Каспийского моря. вода общая».

В общих чертах, противоречия обозначились между двумя группами стран: с одной стороны, Россией и Ираном, которые изначально выступили за сохранение прежнего статуса Каспийского моря, с тем, чтобы морские месторождения разрабатывать на основе кондоминиума, и Азербайджаном, Казахстаном и Туркменией, которые выступали за разделение акватории на сектора (Азербайджан первым в одностороннем порядке объявил о существовании своего сектора Каспийского моря).

Проблема раздела нефтегазоносных территорий Каспийского моря напрямую связана с противоборством геоэкономических интересов стран региона и третьих стран. Так, для разработки углеводородов на Каспии, в интересах США (в первую очередь) Великобритании, Италии и др. западным странам и их нефтяным компаниям был выгоден секторальный раздел Каспия для ослабления влияния России в регионе (который в силу своего евразийского географического положения стал зоной жизненных интересов США), чтобы было меньше факторов, препятствующих добыче углеводородов для обеспечения энергетической безопасности стран Запада и закрепления в регионе. Именно к секторальному разделу эти страны и склоняли руководство Азербайджана, Казахстана и Туркмении. С другой стороны, Россия и Иран – сильные геополитические соперники США, имеющие свою стратегию в регионе, которая отвечает их национальной безопасности. Поэтому России и Ирану не выгодно разделение Каспийского моря на сектора, что будет затруднять им проведение в регионе политики своей безопасности.

Заключение. В результате проведенного исследования автор сделал следующие выводы:

Во-первых, уникальное геополитическое положение Прикаспия на стыке различных географических и культурных макрорегионов, а также его исключительное богатство стратегическими энергетическими ресурсами, обусловливают его всю возрастающую роль в мировой экономике и политике. После окончания холодной войны, интерес ключевых глобальных и региональных держав к региону значительно возрос. После распада СССР и определенного «самоустранения» России из Южного Кавказа и Центральной Азии, в результате развернувшейся к середине 90-х годов прошлого века геополитической борьбы вокруг богатых энергоресурсами Каспийского бассейна, западные страны, в первую очередь США, а также их нефтегазовые компании установили прочные позиции в регионе. Другие центры силы - ЕС. Китай - также проводят политику внедрения в Каспийский регион. Основным фактором, оказывавшим влияние на процессы в этом регионе, стало появление конкурирующей линии Запад - Россия, главным образом из-за стремления Запада заполнить вакуум, который образовался после распада СССР. В то же время, с приходом к власти в России президента В.В. Путина, российская политика на постсоветском пространстве и, в частности в Прикаспии, приобрела более наступательный и динамичный характер.

Позиция России с потерей монополии на транспортировку каспийской нефти будут ослабевать, но, но, вероятней всего, в этой ситуации Москва будет компенсировать это через привязку каспийских государств взаимовыгодными экономическими проектами в сфере совместного освоения энергоресурсов и транзита. Реализуя экономические интересы, Россия не будет забывать и о геополитических моментах. Однако арсенал ее инструментов влияния на геополитическую ситуацию в регионе ослабевает хотя наличие военно-технического потенциала и тесных историко-культурных и экономических связей, у Москвы сохраняет ее ведущую роль в Прикаспии.

США остаются нежелательной внешней силой на Каспии и как для Москвы так и, для Тегерана, что сближает их геостратегические курсы. Последний, в условиях агрессивной политики США, пытается противодействовать американскому влиянию и использовать для этого свой транзитный потенциал для налаживания конструктивных отношений с прикаспийскими соседями, склоняя их к геополитическому взаимодействию.

Во-вторых, конкретное развитие геополитической ситуации в регионе Прикаспия детерминируется рядом внешних и внутрирегиональных факторов. Среди внешних факторов, прежде всего, необходимо отметить интересы и политику крупных глобальных и региональных держав (США, России, ЕС, Китая, Ирана, Турции). Внутренние факторы, с другой стороны, являются результатом исторического развития и современной политической эволюции государств региона. Они отражают уровень политической и социальной стабильности, характер внутренних межэтнических отношений, способность экономики эффективно осваивать средства, полученные от продажи энергоресурсов, уровень сырьевой направленности национальных экономик, конкурентоспособность и эффективность в производственных секторах. Большая часть государств Прикаспия испытывает проблемы в этих сферах. Важнейшим внутренним фактором, обусловливающим дальнейшее развитие региона, является энергетический фактор (разработка и транспортировка нефти и газа Каспийского региона).

Главная особенность и сложность этого фактора заключается в том, что нефть Каспия не может транспортироваться в ведущие центры потребления морским путем, таким образом, предопределяя необходимость прокладки трубопроводов, что в условиях еще не полностью сформировавшегося и весьма «турбулентного» геополитического поля в регионе, вызывает ряд противоречий между ключевыми игроками. Помимо этого, не до конца разрешен еще тот комплекс проблем, который возник после распада СССР и последовавшего формирования нового геополитического поля Прикаспия, и включающий в себя такие проблемы, как вопросы правового статуса, разграничения на море, ведение разведки и освоения новых месторождений, разрешения территориальных конфликтов и т.д.

Таким образом, взаимоотношения мировых и региональных игроков, заинтересованных в каспийской нефти, еще долго будут оставаться противоречивыми, что будет определять геополитическую атмосферу на Каспии. В геополитическом плане интересы ведущих игроков балансируются, что снижает вероятность доминирования какой-либо одной силы. С другой стороны, перед прибрежными государствами встанет задача проведения еще более осторожной политики, требующей учитывать укрепляющиеся позиции США в регионе и интересы ведущих прикаспийских государств - России и Ирана.

В-третьих, после событий 11 сентября 2001 г. значение региона в мировой политике, бывшее и так очень высоким, выросло еще больше. Другое важнейшее международное событие начала XXI века - кризис вокруг Ирака - усилило спрос на энергоресурсы региона и придало новый импульс политическим баталиям вокруг маршрутов экспорта каспийских энергоресурсов. Это еще больше способствовало осложнению геополитической обстановки в регионе. Прибрежные прикаспийские государства и крупные мировые игроки демонстрируют зачастую несовпадающие интересы в регионе, и степень координации их политики остается недостаточной, что создает конфликтный потенциал.

Проведенный анализ событий в течение последнего десятилетия показал, что карта каспийских нефтепроводов приобрела четкие очертания, поэтому на смену борьбе за реализацию того или иного транспортного коридора приходит борьба за потоки каспийской нефти. Очевидно, что прогнозируемых объемов добычи нефти может оказаться недостаточно, что означает усиление конкуренции между трубопроводами за получение необходимых объемов нефти.

Об этом свидетельствуют действия России, пытающейся увеличить квоту для казахстанской нефти через свои нефтепроводы и модернизировать существующую транспортную инфраструктуру, шаги Азербайджана и Грузии по снижению транспортных тарифов, действия Ирана, предлагающего Казахстану, России и Туркменистану выгодные условия схем замещения с отгрузкой в Персидском заливе и поставок нейти на переработку. Перспективные планы этих государств по приему каспийских энергоресурсов, без сомнения, могут рассматривать только в контексте борьбы за каспийские транзитные потоки, которые определяют геостратегию.

Что касается внешней политики России, то для нее Каспий является одним из приоритетных направлений. Она имеет здесь как экономические интересы, так и геополитические. Если рассматривать геополитический аспект, для России Каспийский регион является традиционной зоной приложения национальных интересов. Россия заинтересована в укреплении своих позиций на Каспии и в том, чтобы не допустить доминирования третьих сил в регионе. Экономические интересы России заключаются в освоении богатств российского и других секторов Каспийского моря, что позволяет обеспечить собственную энергетическую безопасность и притоки твердой валюты в государственную казну. С середины 1990-х годов Россия заняла более конструктивную позицию, нацеленную на реализацию взаимовыгодных проектов и развитие сотрудничества с другими прикаспийскими государствами. Вместе с тем, Россия стремится сохранить монополизацию маршрутов транспортировки каспийских энергоресурсов на мировой рынок через свою территорию.

В целом, политика России направлена на решение трех основных стратегических задач: защиты и наращивании своих позиций на Каспии; сохранение стабильности в регионе; развитие регионального сотрудничества.

Внешняя политика России по отношению к сопредельным странам; во многом обусловлена несколькими определяющими моментами, которые постоянно корректируют действия Москвы на международной арене. Ключевыми звеньями внешнеполитической деятельности России можно считать следующие основные направления: территориальная целостность, оборонная безопасность, экономическая сфера, энергетическая составляющая, культурно-национальные приоритеты.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»