WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

2. Использование средств Инвестиционного фонда РФ и других институтов развития для поддержки реализуемых частным бизнесом проектов.

3. Создание особых экономических зон (ОЭЗ): особенно технико-внедренческих, а также промышленно-производственных, туристско-рекреационных, портовых, – стимулирующих за счет мер государственной поддержки развитие бизнес-проектов. Особым экономическим зонам, способствующим развитию обрабатывающих секторов, отраслей высоких технологий и производству новых видов продукции, социально-экономическому развитию регионов, созданию новых высококвалифицированных рабочих мест, отводится значительная роль в решении задач по привлечению инвестиций, диверсификации и выводу российской экономики на инновационный путь развития.

4. Создание корпораций со смешанным государственным и частным капиталом для развития приоритетных отраслей экономики (одним из таких примеров является Объединенная авиастроительная корпорация).

5. Сотрудничество государства и бизнеса в развитии социальной сферы, при котором согласованно с государственной политикой бизнес самостоятельно и за свой счет реализует проекты в областях, приоритетных для государства и общества (строительство учебных заведений, больниц, создание сетей юридических консультаций для граждан, содействие развитию отечественного кино и театра, книгоиздания и литературы и т.д.). Данное направление близко к благотворительности. Такую форму ГЧП предусматривает, в частности, ФЦП «Культура России (2006-2010 годы)».

Опыт реализации одной из форм ГЧП – а именно соглашений о разделе продукции – в России показывает, что существуют проблемы широкомасштабного привлечения к реализации СРП отечественных подрядчиков, обеспечения конкурентоспособности российских предприятий. Отсутствует, в том числе и на законодательном уровне, экономический механизм государственной поддержки российских производителей товаров, оборудования и услуг для СРП. Недостаточно четко определена компетенция субъектов РФ при подготовке, заключении и реализации СРП. Затруднения в реализации проектов возникают из-за непредвиденных вмешательств в ход работ правительственных ведомств, задержки с получением земельных участков, необходимых разрешений и лицензий. Автор полагает, что для развития данной формы сотрудничества необходимо более значительное финансовое участие местных органов власти в реализуемых проектах, их непосредственная заинтересованность в результатах реализации проектов, осуществляемых в рамках СРП.

До сих пор такой вид государственно-частного партнерства как концессии не получили существенного развития в России. В целом финансово-кредитные учреждения воздерживаются от крупных инвестиций и кредитов в подобные проекты, небезосновательно опасаясь высоких рисков их реализации, в том числе: длительности процедуры ведомственных согласований, колоссального объема информации и необходимой документации, представляемой на конкурс, отсутствия долгосрочного соинвестора в лице муниципалитета (так как бюджеты страны утверждаются ежегодно, а концессионный договор – на длительный период времени – 10-20 лет). По мнению автора, необходимо сделать положения многих статей закона более внятными, а также обеспечить многостороннюю поддержку концессионных проектов, реализуемую в форме прямого участия государства в концессионных проектах (в форме субсидий, грантов, льготных кредитов) или косвенной поддержки через снижение рисков для концессионеров.

Создание Инвестиционного фонда, особых экономических зон, мега-проектов и Российской Венчурной компании в России стало важным политическим показателем интереса государства к развитию ГЧП. Однако, при создании особых экономических зон в России видна непоследовательность. Во-первых, базовый принцип локальности, положенный в основание закона 2005 года, строго говоря, реализован только для двух типов ОЭЗ — промышленно-производственных и технико-внедренческих. Но затем появились туристско-рекреационные зоны, охватывающие крупные и, главное, неопределенные по размерам территории. И именно этот, "негабаритный" тип зон сегодня численно доминирует в российской практике. Во-вторых, закон об ОЭЗ не является актом прямого действия. Слишком многое при организации зон отдано на усмотрение исполнительной ветви власти. В результате все ключевые вопросы жизнедеятельности ОЭЗ требуют сложных бюрократических согласований в рамках триады РосОЭЗ—администрация региона—администрация конкретной зоны. Это ухудшает инвестиционный климат, создает широкие возможности для коррупции.

Кроме того, в мировой практике отбор инвесторов осуществляет сам рынок: в каждую зону приходят те, кому она больше всего подходит по особенностям инфраструктуры и условиям ведения бизнеса. А в России государство в лице РосОЭЗ и местных зональных администраций не только ведет отбор будущих пользователей, но и принуждает их брать на себя задачи девелоперов — финансировать исходные инфраструктурные затраты. Не удивительно, что российские предприниматели пока не особо стремятся делить с государством слабо просчитанные риски.

Существует целый ряд проблем, представляющих собой серьезную угрозу реализации потенциала Инвестиционного фонда. К примеру, в настоящий момент существующие административные процедуры оценки и прохождения проектов, претендующих на получение бюджетных ассигнований из Инвестиционного фонда, излишне затянуты и недостаточно формализованы, не установлены меры ответственности чиновников за их нарушение. Срок получения заключений федеральных министерств на проекты может составлять от 2 до 6 месяцев, сложно спрогнозировать длительность подготовки распоряжения Правительства и подписания инвестиционного соглашения. Просрочки в принятии решений по проекту приводят инвестора к значительным убыткам. Решить данную проблему, по мнению автора, можно - более четко регламентировав существующую систему, т.е. разработать межведомственный административный регламент, предусматривающий процедуру прохождения проекта, параллельно внедрить систему «одного окна», когда пакет документов поступает в Минрегионразвития РФ, а дальше министерство рассылает документы по ведомствам и в четко обозначенные сроки собирает заключения.

В условиях глобального финансового кризиса, крупномасштабные проекты, реализуемые с участием Инвестфонда, оказались в подвешенном состоянии. По условиям их финансирования со стороны Фонда, при наличии финансовых проблем у частного инвестора, государство также прекращает перечисление денежных средств и выходит из проекта. Автор полагает, что подобную практику необходимо изменить и продолжать финансирование уже начатых проектов даже при наличии проблем у частных инвесторов. Ведь подавляющая часть принятых Инвестфондом инвестиционных заявок касается строительства дорог и развития инфраструктуры, а реализация подобных крупномасштабных инфраструктурных проектов способна помочь российской экономике быстрее и с меньшими потерями выйти из кризиса.

Еще одним институтов развития является Внешэкономбанк – специфическая некоммерческая организация, созданная в статусе государственной корпорации, подотчетной Правительству РФ. В феврале 2009г. Внешэкономбанк был наделен правительством функцией агента по предоставлению государственных гарантий по кредитам системообразующим предприятиям. Правительственная комиссия по повышению устойчивости развития российской экономики утвердила перечень из 295 системообразующих организаций. За их работой ведется мониторинг, проводятся мероприятия по дополнительной капитализации, госгарантии по кредитам и прямая господдержка. По мнению автора, в условиях финансового кризиса Внешэкономбанк может послужить в качестве одного из механизмов обеспечения подъема инвестиционной активности, продвижения долгосрочных государственных ресурсов в реальный сектор экономики. В нынешних условиях, когда российские компании реального сектора экономики не имеют доступа к «длинным» деньгам и испытывают их нехватку при выполнении своих инвестиционных программ, роль банка развития особенно возрастает.

Другим примером организации процесса регулирования ГЧП в инновационной сфере в России является пилотная программа мега-проектов. Однако при реализации мега-проекты также столкнулись с рядом проблем, решение которых в дальнейшем позволит совершенствовать этот инструмент партнерства:

- налоговые - так, в соответствии с Налоговым кодексом РФ затраты инициатора инновационного проекта на НИОКР, произведенные за счет собственных средств, не вычитаются из налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в отличие от ситуации, когда он осуществляет такие же расходы по собственной инициативе, не имея соответствующего государственного контракта;

- имущественные – процедура передачи технологического оборудования (необходимого для проведения НИОКР) по окончании срока действия государственного контракта в оперативное управление этому исполнителю чрезмерно обременительна;

- законодательные – слабо проработаны вопросы, связанные с механизмами оборота результатов интеллектуальной деятельности, полученных в рамках мега-проектов.

По мнению автора, определенные сложности существуют в России и в связи с диспропорцией финансирования различных стадий развития инновационных проектов (недофинансирование «посевной» стадии). К примеру, в качестве мер по формированию финансовых ресурсов для «венчурной» стадии Правительство РФ предприняло следующие меры - создание РВК (с уставным капиталом 30 млрд. руб.), государственной корпорации «Роснано» (с уставным капиталом 130 млрд. руб.), Российского инвестиционного фонда информационно-коммуникационных технологий (с капитализацией 1,45 млрд. руб.), региональных «венчурных» фондов в 21 регионе (с общей капитализацией более 6 млрд. руб.). Государственное же участие в финансировании «посевной» стадии развития инновационных компаний проявляется только в функционировании фонда поддержки малых предприятий в научно-технической сфере, который ежегодно предоставляет малым инновационным компаниям немногим более 1 млрд. руб. в виде грантов, и реализации региональных программ с очень ограниченным объемом финансирования.

В экономике России в ближайшее время можно прогнозировать нарастание несбалансированности в малом инновационном секторе на ранних стадиях, которая возникнет из-за отсутствия необходимого количества стартапов в сравнении с объемом средств, имеющихся у венчурных фондов. Для решения указанной проблемы, автор полагает, необходимо увеличить финансирование существующих государственных программ «посевного» финансирования», а также развернуть новые программы в рамках государственно-частного партнерства, в том числе создание фондов «посевного» финансирования (seed-фондов), совместное финансирование проектов государственными программами и бизнес-ангелами.

Отличительной особенностью России является то обстоятельство, что ни одна из форм ГЧП (за исключением разве что самых простых) не прописана в действующем законодательстве с надлежащей степенью полноты, которая открывала бы возможность ее широкого применения в практике хозяйственных отношений с участием как государства, так и частного бизнеса. В результате в России до сих пор каждый отдельный проект формата ГЧП пробивает себе дорогу с огромным трудом, требует многочисленных и обременительных согласований на каждом этапе и, при всем при этом, к сожалению, никогда не является безупречным с правовой точки зрения.

Именно отсутствие тщательно прорисованных правовых рамок существенно увеличивает риски проектов в России, как для частного бизнеса, так и для государства, что является одним из главных тормозов развития этой эффективной формы реализации крупных проектов в России.

Важным фактором успешного развития ГЧП также является согласованность действий государственных органов при разработке и реализации проектов. В России как раз такой согласованности пока не существует. Каждое министерство пытается курировать свои проекты и создавать собственные программы. Фактически, сейчас функция управления ГЧП частично возложена на Министерство Экономического Развития РФ и частично на Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами (РосОЭЗ). Министерство финансов РФ также оказывает существенное влияние на разрабатываемые проекты. В частности, Министерство Экономического Развития принимает заявки на финансирование проектов из Ин­вестфонда, РосОЭЗ их анализирует и с помощью инвестконсультантов проводит экспертизу проектов. Далее, после прохождения всех процедур и утверждения инвестиционного проекта, начинается его финансирование через Минфин РФ. Отсутствие единой системы управления – одна из основных причин, сдерживающих развитие системы ГЧП в России.

По мнению автора, среди наиболее серьезных препятствий, с которыми инициаторам конкретных проектов ГЧП в России (как впрочем и в большинстве стран с переходной экономикой) приходится сталкиваться на различных этапах их реализации, отмечаются, в частности, следующие:

  • отсутствие у России внятной стратегии инновационного развития (идет постоянная смена концепций развития инновационного бизнеса в России: если ранее Минобрнауки и Мининформсвязи пропагандировали концепцию «выращивания частного бизнеса» на основе технопарков и бизнес-инкубаторов, то сегодня чрезмерное увлечение финансовыми институтами развития);
  • отсутствие централизованного государственного органа, который выступал бы в качестве координатора и диспетчера проектов ГЧП, реализуемых на федеральном и региональном уровне;
  • неэффективность действующей системы государственного заказа на один бюджетный год;
  • отсутствие необходимых полномочий по ведению хозяйственной деятельности у государственных ведомств, выступающих в качестве одной из сторон партнерских отношений с частным бизнесом;
  • отсутствие четкого разграничения приоритетов в пропорциях и взаимосвязях государственно-частного и частно-государственного партнерств;
  • несовершенство российского законодательства.

По мнению автора, для достижения конкретных результатов наряду с практической работой по конкретным проектам необходимо дальнейшее исследование экономических и правовых аспектов ГЧП, их согласование между собой, разработка методических материалов и акцент на подготовке кадров; необходима разработка единой концепции развития ГЧП в РФ на уровне федеральной власти, региональной власти, муниципальной власти, с обеспечением создания необходимой институциональной инфраструктуры.

Успех проекта государственно-частного партнерства в России сильно зависит от качества подготовки проекта на начальных стадиях. По мнению автора, в данном случае существенную роль играют следующие аспекты:

- адаптация организационной структуры проекта к местным условиям (многие проблемы, стоящие перед ГЧП, возникают из-за того, что партнеры «скопировали» решения, составленные для другого ГЧП, и поэтому не приняли во внимание данную специфическую ситуацию);

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»