WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Таким образом, нарастание метаболитов оксида азота в тканях коры головного мозга и сетчатки глаза в первые трое суток постреанимационного периода свидетельствует об активной продукции оксида азота после реперфузии. Снижение уровня метаболитов оксида азота в последующие сроки после реанимации (5-е, 7-е, 10-е сутки), по-видимому, связано с истощением источников продукции оксида азота (Cooke J.P., 1997) и развитием эндотелиальной дисфункции микрососудов. Повреждение других клеточных структур, в частности клеток пигментного эпителия, фоторецепторов, ганглиозных клеток также может приводить к снижению накопления оксида азота и нарушению NO-зависимых процессов. Повторное нарастание уровня метаболитов оксида азота в поздние сроки постреанимационного периода (14-е, 21-е сутки) может быть связано с высвобождением депонированного в сосудистой стенке NO (Манухина Е.Б. и соавт., 2002) на фоне развивающихся нарушений в системе микроцикуляции, являющихся мощным стимулом образования оксида азота (Topper J.N. et al., 1999).

Вероятно, чередование деструктивных изменений в капиллярах со стимуляцией неповрежденных эндотелиальных клеток в постишемическом периоде также объясняет выявленное неравномерное сужение и расширение сосудов головного мозга экспериментальных животных.

Выявленное в ходе исследования значительное повышение содержания метаболитов оксида азота в сетчатке глаза может являться компенсаторным механизмом, обеспечивающим прямую вазодилятацию и, тем самым, хорошее кровоснабжение и поддержание гомеостаза в тканях (Martin A.R., 2000, Beauchamp M.H. et al., 2004). Но наряду с этим, поскольку ретинальное сосудистое русло носит концевой характер (отсутствие внутри- и межсистемных анастомозов) (Сомов Е.Е., 1997), то степень восстановления кислородного статуса и метаболизма в тканях напрямую зависит от степени восстановления микрососудов на каждом конкретном участке сетчатки. Выключение части сосудов из числа функционирующих, неравномерность калибра части сосудов в результате деструктивных поражений отдельных элементов сосудистой стенки способствуют дальнейшему прогрессированию ишемии ретины. Выявленное в поздние сроки увеличение плотности сосудистой сети, уменьшение диаметра, а также неравномерность контуров и извитость микрососудов можно рассматривать как проявление компенсаторной реакции сосудистого русла, заключающейся в увеличении протяженности микрососудистого русла и его емкости (Федоров А.А., 2003, Еникеев Д.А. и соавт., 2004).

В чувствительных к гипоксии тканях последующая за ишемией реперфузия вызывает гипероксигенацию и образование радикалов кислорода. Источниками радикалов кислорода (прежде всего супероксидного аниона) могут быть сами эндотелиоциты и гладкомышечные клетки сосудов (Benoit J.N. et al., 1997).

При помощи хемилюминесцентного анализа к концу первых суток постреанимационного периода было выявлено резкое увеличение светосуммы ХЛ гомогенатов зрительных отделов коры головного мозга и сетчатки глаза, превышающее контрольный уровень в 3,8 раза (р=0,002) и 2,7 раза (р=0,037) соответственно.

С 3-х суток эксперимента светосумма хемилюминесценции гомогенатов коры мозга начинала снижаться и достигала к 7-м суткам наблюдения 273% (р=0,02) от контроля. В то же время, светосумма хемилюминесценции сетчатки глаза на 3-и сутки постреанимационного периода вновь возрастала и достигала максимального своего значения (328%, р=0,01), а в последующие сроки (5-е,7-е) регистрировалось постепенное снижение уровня светосуммы ХЛ (рис. 2).

Повторный подъем показателя светосуммы хемилюминесценции коры головного мозга наблюдался на 10-е сутки после оживления, который достиг уровня 319% (р=0,006) от контроля. С 14-х суток эксперимента отмечалось постепенное статистически достоверное снижение показателя до 250% (р=0,013) по сравнению с контролем, без достижения контрольных величин показателя к 35-м суткам (135%).

Рис. 2. Динамика светосуммы хемилюминесценции гомогенатов коры головного мозга и сетчатки глаза, а также плазмы крови экспериментальных крыс в постреанимационном периоде (% к контролю).

* - р<0,05, ** - р<0,01 – статистически значимые различия по сравнению с контролем (критерий Манна-Уитни).

В гомогенатах сетчатки глаза вторая волна повышения светосуммы хемилюминесценции выявлялась на 14-е сутки постреанимационного периода, уровень которой составил 243% от контроля (р=0,016). В последующие сроки наблюдения показатель светосуммы ХЛ сетчатки глаза имел тенденцию к постепенному нивелированию различий с аналогичным показателем контрольной группы, составляя 173% (р=0,02), 161% (р=0,045), 130% (р=0,078) соответственно на 21-е, 28-е и 35-е сутки. Исследование хемилюминесценции плазмы крови опытной группы животных выявило угнетение уровня светосуммы на протяжении всего периода наблюдения. Максимально выраженное снижение показателя регистрировалось на 1-е и 3-и сутки постреанимационного периода, достигавшее 36,6% (р=0,05) и 50,6% (р=0,05) соответственно (рис. 2).

При проведении корреляционного анализа была выявлена корреляционная зависимость с обратной связью между уровнем хемилюминесценции гомогенатов коры головного мозга, сетчатки глаза и сыворотки крови (r1= - 0,74, p1=0,01, r2= - 0,65, p2=0,03 соответственно) на первые сутки постреанимационного периода.

Выявленное угнетение хемилюминесценции плазмы крови у оживленных крыс можно объяснить поступлением в кровоток продуктов клеточной деструкции при повреждении биологических мембран, которые относятся к фракции средних молекул и способны угнетать железо-индуцированное свечение (Фархутдинов Р.Р., Лиховских В.А., 1995; Мирхайдаров А.Р., 1997).

Подтверждением ускорения процессов свободнорадикального окисления явилось повышение концентрации ТБК – активных продуктов в зрительной зоне коры головного мозга, сетчатке глаза, а также плазме опытных крыс, также более выраженное на 3-и, 10-е и 14-е сутки постреанимационного периода (рис. 3).

Рис. 3. Содержание ТБК – активных продуктов в коре головного мозга, сетчатке глаза и плазме крови крыс в динамике постреанимационного периода (% к контролю).

* - р<0,05, ** - р<0,01, *** - р<0,001 – статистически значимые различия по сравнению с контролем (критерий Манна-Уитни).

Наряду с тем, что NO уменьшает реперфузионное повреждение за счет NO-опосредованной вазодилятации, его усиленное образование при реперфузии может иметь патогенетическое значение (Зотова И.В. и соавт, 2002). В условиях ишемической патологии его цитотоксичность определяется преимущественно способностью превращаться в новые вторичные оксиданты, в частности – пероксинитрит, способный окислять сульфгидрильные группы цитоплазматических белков, протеолипиды, ДНК (Sastre J. et al., 2000). Все это приводит к оксидативному стрессу и повреждению ряда клеточных структур.

Выраженное уменьшение диаметра церебральных капилляров в ранние сроки постреанимационного периода связано, вероятно, с развитием деструктивных повреждений эндотелиальных клеток сосудов. Отмеченное нами нарушение тонуса капилляров сетчатки глаза и повышение их проницаемости, вероятно связано с повреждениями перицитов, поскольку именно они являются наиболее чувствительными клетками в сосудах сетчатки.

При недостатке кислорода астроциты, являющиеся сенсорами его уровня, начинают вырабатывать вазопролиферативные факторы, одним из которых является оксид азота, стимулирующий ретинальный ангиогенез (Beauchamp M.H. et al., 2004). Однако выявленную сосудистую пролиферацию отличают неупорядоченная архитектоника, дисбаланс микроциркуляторных звеньев, снижение барьерных свойств капиллярной стенки (Федоров А.А., 2003).

В результате дезорганизующего действия свободных радикалов и гидроперекисей липидов на структурно-функциональные элементы соединительной ткани - гликозаминогликаны (Harman D. et al, 1996), последние встают на путь своего катаболизма. Образующиеся при этом уроновые кислоты в клетках нейроглии метаболизируются в L-гулоновую кислоту до попадания на пентозофосфатный путь (Зимницкий А.Н. и соавт, 2004).

В головном мозге и сетчатке глаза реанимированных крыс наблюдалась сходная картина в динамике содержания общих гликозаминогликанов (ГАГ) на протяжении 5 недель наблюдения.

В первые сутки после оживления содержание общих гликозаминогликанов в зрительной коре больших полушарий и сетчатке глаза реанимированных крыс статистически достоверно снижалось и соответственно составляло 71% (р=0,01) и 78% (р=0,05) по отношению к контролю (рис. 4) Со следующего срока наблюдения (3-и сутки) снижение концентрации ГАГ головного мозга сменялось его резким подъемом до 127% и (р=0,046) от контроля, и сохранялось на том же уровне (126%, р=0,046) на 5-е сутки после оживления. Далее отмечалось снижение уровня гликозаминогликанов до 100% (р=0,83) и 116% (р=0,035) к 7-м и 10-м суткам соответственно.

Рис. 4. Динамика содержания гликозаминогликанов в коре головного мозга, сетчатке глаза и плазме крови крыс в разные сроки постреанимационного периода (% к контролю).

* - р<0,05, ** - р<0,01, *** - р<0,001 – статистически значимые различия по сравнению с контролем (критерий Манна-Уитни).

В динамике содержания гликозаминогликанов сетчатой оболочки глаза, начиная с 3-х суток после реанимации, намечалась тенденция к постепенному нарастанию уровня показателя, со статистически значимым достижением максимальных величин на 10-е сутки – 124% (р=0,02). На 14-е сутки после реанимации содержание ГАГ в коре головного мозга становилось значительно ниже нормы, достигая 77% (р=0,046) к контролю, в сетчатке глаза выявлялось снижение показателя до 81% от контрольных величин (р=0,018).

К 21-м суткам снижение уровня гликозаминогликанов в коре головного мозга и сетчатке глаза становилось статистически достоверно более выраженным (соответственно 68% и 65% от контроля, р=0,035, р=0,004). В последующие сроки наблюдения (28-е и 35-е сутки) ранее выявленное снижение концентрации ГАГ сменялось тенденцией к повышению и на 35-е сутки был выявлен статистически значимый рост уровня показателя (155%, 132%, р=0,046, р=0,045) в коре головного мозга и сетчатке глаза реанимированных крыс (рис. 4).

Сравнение содержания общих гликозаминогликанов в сыворотке крови реанимированной и контрольной групп крыс показало различие уровня содержания ГАГ на протяжении всего постреанимационного периода. Уже с первых суток после реанимации содержание ГАГ в сыворотке крови приближалось к 210% от контроля (р=0,001). Более выраженное повышение уровня гликозаминогликанов (247%) было отмечено на 3-и сутки после оживления (р=0,0008) (рис. 4).

Начиная с 5-х суток постреанимационного периода ранее выявленная динамика нарастания ГАГ сменялась постепенным достоверным понижением концентрации данной группы соединений до 221% (р=0,0008). Регистрация исследуемого показателя на 14-е сутки указало на повторный рост концентрации ГАГ до 248% (р=0,0007) по сравнению с контролем. Во все последующие сроки наблюдалось постепенное снижение уровня гликозаминогликанов, ставшего минимальным на 35-е сутки постреанимационного периода, однако остававшегося значительно выше контрольных значений (170%, M±=2,69±0,57, р=0,0012).

Необходимо отметить, что значительное статистически значимое снижение уровня ГАГ в коре головного мозга и сетчатке глаза наблюдалось в ранние сроки (1-е, 3-и сутки) постреанимационного периода и коррелировало с периодом максимально выраженной активации процессов свободнорадикального окисления (r1= - 0,68, p1=0,02, r2= - 0,74, p2=0,05 соответственно). Снижение уровня ГАГ в первые сутки после ишемии, по-видимому, связано с развитием отека нервной ткани коры головного мозга (Семченко В.В. и соавт., 1999) и сетчатки глаза, а также деструкцией протеогликанов под воздействием свободных радикалов (Зимницкий А.Н. и соавт., 2004). В то же время, стабильное накопление ГАГ на 28-е и 35-е сутки постреанимационного периода не может быть рассмотрено как положительный момент в их обмене, так как свидетельствует о замещении нервной ткани глией и соединительной тканью, и возможной потере ее функциональной активности (Шевченко В.Н., 1982; Сафин Ш.М., 1992, Bame K.J. et al., 1997).

Уровень гликозаминогликанов в головном мозге также коррелировал с показателями общего состояния и функциональной активности нервной деятельности крыс на 14-е сутки постреанимационного периода (r=0,52, p=0,05). Все летальные исходы, а также выраженная минимизация функций отмечались в период наибольшего снижения содержания ГАГ (1-е сутки), r=0,6, p=0,04.

Выявленное повышение содержания гликозаминогликанов в плазме крови, по-видимому, не является специфичным и отражает метаболизм тканевых гликозаминогликанов (Onarheim H. et al., 1991). Поскольку гликозаминогликаны в составе протеогликанов объединяются несульфатированной молекулой гиалуроновой кислоты в огромные высокомолекулярные образования, то возможен их распад под воздействием токсических веществ, свободных радикалов и перекисей (Зимницкий А.Н. и соавт., 2004). Свободная гиалуроновая кислота и несвязанные гликозаминогликаны на фоне повышенной проницаемости сосудов достаточно свободно покидают ткани и доставляются в кровеносное русло (Onarheim H. et al., 1991), что и обусловливает их накопление в плазме крови.

Таким образом, в постреанимационном периоде на протяжении пяти недель наблюдения выявлялось длительное нарушение ориентировочно-исследовательской деятельности реанимированных крыс. Также наблюдалось параллельное усиление процессов липопероксидации в зрительной зоне коры головного мозга и сетчатке глаза, ведущих к токсическому повреждению нейрональной ткани и ретины. Со стороны микроциркуляторного русла отмечалось формирование качественных и количественных изменений в структуре и организации церебрального и ретинального микроциркуляторного русла, затрагивающих калибр сосудов, плотность сети и контуры сосудистой стенки на фоне параллельного нарастания уровня метаболитов оксида азота. Также регистрировалось снижение содержания общих гликозаминогликанов коры головного мозга и сетчатки глаза в ранние сроки постреанимационного периода, при высоком уровне гликозаминогликанов плазмы крови.

ВЫВОДЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»