WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

4. Независимые государства Центральной Азии прошли сложный период постсоветской самоидентификации, государственного и национального строительства. На этот процесс повлияли и продолжают влиять такие факторы, как осмысление своей этно-национальной и региональной идентичности и происхождения, усиление роли религиозного фактора в жизни людей и гражданского общества, геополитическая трансформация региона, роль элит и личностей руководителей искомых стран, а также судьба демократических реформ в этих странах.

5. Если проанализировать динамику интеграционного процесса в регионе за весь период независимости новых государств, становиться понятным скептицизм по поводу перспектив объединения пяти республик. Но в то же время нельзя не заметить тех позитивных достижений, успехов на пути интеграции, которые могут вызвать оптимистические ожидания.

6. В сложном переплетении интересов, целей, интеграционных и дезинтеграционных стратегий, в том числе различных внерегиональных держав государства ЦА стремятся самоопределиться. Они стоят перед необходимостью пройти «между двух огней»: глобализацией и формирующимся новым мировым порядком – с одной стороны, и пережитками Realpolitik и гегемонизмом одной сверхдержавы и национализмом, присущим всем новым независимым государствам – с другой.

7. С Возникшая в процессе распада СССР и сохраняющаяся по cей день тенденция к дезинтеграции сводит на нет все потенциальные преимущества сохраняющихся цивилизационных взаимосвязей народов и стран СНГ. На этом фоне в Центральной Азии усугубляются проблемы рационального использования водно-энергетических ресурсов, трудовой миграции. Кроме того, это сдерживает координацию усилий в совместной борьбе с различными угрозами безопасности.

Цели и задачи исследования определяют общую структуру работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и литературы.

Во введении обосновывается научная и политическая актуальность темы, предмет исследования, сформулированы цель и задачи, и обозначена методология диссертационной работы.

В Главе 1. «Концептуальные основы интеграционных процессов на пост-советском пространстве» рассматриваются современные концепции интеграции и оценивается их применимость на пост-советском пространстве с учетом опыта СССР.

Современные концепции теории интеграции представляют собой целый спектр базисных положений, которые отражают представления о причинах, движущих силах, перспективах процесса региональной межгосударственной интеграции.

В целом теории интеграции начали развиваться в середине прошлого века, когда начался процесс объединения Западной Европы. Этот процесс сегодня можно считать классическим. В своей эволюции, он прошел, фактически, через все стадии от трактатов мыслителей прошлого, мечтавших о единой Европе, кружков и политических акций активистов интеграционного движения, этапов институционального становления до создания федеративной модели.

Большинство теорий, изучающих феномен интеграции, ищут и анализируют причины, побуждающие тот или иной интеграционный процесс, критерии его эффективности, прочность, степень действительной общности людей и стран. В западной научной литературе наибольшее распространение получило теоретическое направление, получившее название функционализма (в более позднем варианте неофункционализм). Согласно этому направлению, технологическое и экономическое развитие постепенно ведет к необходимости создания наднациональных структур в условиях, когда государства сами проявляют заинтересованность в оптимизации таких функций, как почта и телефонная связь, транспортные коммуникации, использование рек и т.п.6.

Одним из основателей этого направления был Дэвид Митрани. Ключевым понятием его теории является «разветвление», при помощи которого осуществляется перенос успешного сотрудничества из одной «технической» области в другую. Экономическая унификация создаст основание политического соглашения7.

Согласно же неофункционалистской теории Эрнста Хааса, Политическая интеграция есть процесс, при котором политические силы, действующие в нескольких различных государствах, согласны ориентировать свою волю, ожидания и политическую деятельность в направлении нового центра, органы которого обладают или претендуют на юрисдикцию в отношении национальных государств, которые они представляют8.

Другой представитель неофункционализма Джозеф Най вводит интересное понятие в теории интеграции – политическая целесообразность. Най отмечает как важность внешних правительств и международных организаций, так и неправительственных акторов, отводя им роль катализатора региональной интеграции9.

Огромный интерес представляет коммуникационная теория Карла Дойча. Процесс взаимодействия (коммуникации) и взаимовлияния участвующих в интеграции субъектов, по его мнению, приводит к появлению «сообщества безопасности». Он полагал, что движущими силами интеграции являются не только национальные государства, но и партийные системы, группы давления и другие участники внутриполитической арены10.

Исследуя проблему региональной интеграции в Центральной Азии, нельзя пройти мимо теоретических подходов Барри Бузана. Хотя он не относится к теоретикам интеграции, все же его концепция комплексов безопасности представляется для нас очень важной именно с точки зрения интеграции. Дело в том, что пост-советские страны, которые в составе бывшего СССР были частью единой системы безопасности, продолжают оставаться в новых условиях связанными друг с другом в этой сфере. Б. Бузан вводит понятие «комплекса безопасности». По его определению, комплекс безопасности – это группа государств, чьи интересы безопасности связывают их достаточно тесно, что их национальная безопасность не может реалистично рассматриваться отдельно друг от друга11.

Для понимания характера интеграционных процессов, так важно осмысление причин распада советской сверхдержавы. Любое многонациональное государство склонно к дезинтеграции, Центробежные процессы присутствуют и в демократических государствах и в тоталитарных. Пример тому современная Бельгия, переживающая этно-национальный кризис или давняя проблема сеператизма в Испании, Ирландии и Великобритании. Тоталитарный режим, безусловно, способен насилием нейтрализовать сепаратизм, но, как показывает практика, только на определенное время.

Исторический и политический контекст распада СССР далеко не однозначен, чтобы делать категорические (и надо сказать ставшие уже стереотипными, общепринятыми) утверждения о неизбежности этого распада. В целом, думается, существовали как объективные, так и субъективные факторы, которые в разной степени способствовали ослаблению государственности Советского Союза и подводили державу к кризисному состоянию. Политические и экономические альтернативы существовали в России и после 1991 года, и ни один из факторов, способствовавших гибели Советского Союза, не был необратимым.

Требования больших политических и гражданских свобод переросли в требования большей автономии, самостоятельности и самоуправления в республиках, которые, в конце концов, переросли в сепаратистские движения. Последние были нацелены на выход из состава Советского Союза и создание независимого государства.

Институционализация этнонационализма была единственно возможной формой государственной организации Советского Союза после распада Российской империи. Он не мог быть организован наподобие, например, штатов США. Тем не менее, союзные республики – национальные республики – объединились в составе единого государства и развивались в его составе более 70 лет, вместе перенеся и тяготы, и невзгоды, и войну, вместе разделяя советскую форму самоопределения наряду с национальной. Практически все они проголосовали на референдуме в марте 1991 года за сохранение обновленного Союза.

На месте Советского Союза и на базе его союзных республик образовалось Содружество Независимых Государств, которое существует и поныне. Все бывшие советские республики, кроме прибалтийских, являются на данный момент его членами, и Содружество отметило уже свою 15-летнюю годовщину. Тем не менее, на пост-советским пространством, сегодня происходят сложные, драматические трансформационные процессы.

С самого начала на этом пространстве с разной степенью интенсивности развиваются интеграционные и дезинтеграционные процессы. 15-летнее экспериментирование в Содружестве, которое оказалось малоэффективным образованием, показало, что принципы отношений пост-советских республик, в том числе принципы возможной ре-интеграции должны быть критически осмыслены и очевидно, пересмотрены в контексте современных концепций интеграции.

Вторая глава «Политическая трансформация пост-советского пространства после 1991г.» посвящена исследованию процессов политической трансформации роли религиозного фактора в украинском политическом процессе. Практически все ННГ, особенно центральноазиатские республики, никогда не были самостоятельными, независимыми государствами. После 1991 года единое пост-советское пространство оказалось «поделено» между 15 государственными образованиями. Разделенным оказалась не только бывшая советская полития, разделенным оказалось и бывшее единое советское национальное самосознание народов, населяющих это пространство. Началось, как можно наблюдать, воспроизводство не только национальной идентичности, но и родовой, клановой, конфессиональной, местнической и иной идентичностей.

Процесс нового государственного и национального строительства на пост-советском пространстве (как и любого другого) естественным образом сопровождается соответствующим идеологическим обеспечением12. Практически во всех ННГ актуализировалась проблема создания своей национальной идеологии. Понимая, сколь мощной мобилизующей силой обладает идеология лидеры бывших советских республик придали этому процессу некий сакральный смысл. Возможно, в этом сказалось и то, что все они были воспитаны в идеологически перегруженной политической атмосфере во времена СССР и научены прибегать к идеологии и пропаганде как инструментам политической мобилизации. В данном случае этот опыт был востребован в деле национально-государственного строительства. В некоторых случаях дошло до того, что советская идеолого-пропагандистская школа была просто воссоздана заново, хотя в адаптированной к новым условиям форме.

В целом спектр идеологических конструкций, призванных обосновать ту или иную внутреннюю или внешнюю политику государств, широк. Здесь присутствуют и консервативно-националистические, и имперские, и либерально-западнические течения, в том числе так называемые пан-движения как, например, пан-туранизм, пан-исламизм, пан-славянизм и др.

Говоря о политической трансформации в контексте национального и государственного строительства, следует заметить, что в последнее время важной частью научных и политических дискурсов о национальном государственном устройстве, форме правления, национальной идеологии практически во всех ННГ стал вопрос о судьбе демократии13. Изучение этого вопроса приводит нас к мысли о том, что демократическая перспектива на пост-советском пространстве не столь уж и ясная. Другими словами, демократия далеко не гарантирована не только в силу ошибок или консерватизма политических режимов и руководителей рассматриваемых нами стран, но и в силу более глубинных процессов, связанных с историей и геополитикой14. И это все более явственно обнаруживается, когда мы анализируем последствия распада тоталитарного сверх-государства.

Наибольшие трансформации претерпевает государственное устройство России. «В пост-советской России государственное развитие происходит при доминировании авторитарности в политической системе, рыночности (с активным государственным регулированием) – в экономической, а также державно-славянофильских мотивов – в идеологической»15. Западные эксперты также оценивают российскую политику как авторитарную и направленную на усиление роли государства, а также укрепление личной власти Президента. Они оценивают форму правления как управляемую демократию16.

Россия уникальное государство на пост-советском пространстве: российское государство было ядром Советского Союза и остается ныне ядром СНГ как регионального пространства, а русский язык служил всегда языком либо государственным (во времена СССР), либо межгосударственным языком Содружества. И сегодня, безусловно, духовное, экономическое, военно-политическое возрождение России может вновь поднять авторитет России прежде всего в так называемом «ближнем зарубежье» и откроет новые возможности для функционирования русского языка в качестве языка межнационального общения.

В политике национального и государственного строительства поддержка РФ русскоязычного населения является важным идеологическим и политическим инструментом17. Интересам России отвечает придание русскому языку статуса государственного или межнационального общения в ряде государств (например, в Киргизии или Казахстане).

В главе 3. «Политическая трансформация и проблема интеграции стран Центральной Азии анализируются характер и перспективы политической трансформации в Центральной Азии.

Современные проблемы и развитие стран Центральной Азии неотделимы от ее истории. Находясь в составе Российской империи и СССР, ее народы не знали той политической культуры, которая при всех ее региональных особенностях показала бы себя как достаточно продуктивная в плане соотнесения интересов различных социальных и этнических групп населения. Политическая система российского и советского государства не предусматривала гармонизацию социальных отношений и учета интересов территорий и народов в развитии, реагировала на вызовы времени со значительным запозданием.

Считается, что политическая трансформация ННГ однозначно шла в направлении от советской тоталитарной политической системы к демократической системе. Однако по прошествии 16 лет становится все более очевидным, что это, скорее линейное, упрощенное представление о сущности трансформации, которая на самом деле является гораздо более сложным, многомерным процессом со множеством постоянных и переменных величин, определяющих и направляющих этот процесс.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»