WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В процессе исследования обобщены, проанализированы, интерпретированы научные позиции правоведов по спорным вопросам исследуемой проблемы. С этой целью диссертант исследовал большой объем литературы: публикации в научной и периодической печати, диссертации, авторефераты, монографии, библиографические и справочные издания, Интернет-сайты, посвященные проблематике Совета Европы и Европейского Союза. Диссертант обращался к трудам следующих авторов: Абашидзе А.Х., Алисиевич Е.С., Арцибасова И.Н., Барциц И.Э., Берестнева Ю.Ю., Бирюкова М.М., Бобровского И.В., Бондарь Н.С., Блатовой Н.Т., Буркова А.Л., Возгрина И.А., Витрука Н.В., Водолагина В.В., Водолагина С.В., Гаджиева В.А., Губанова А.В., Ганюшкина Б.В., Горшковой С.А., Даниленко Г.М., Деменевой А.В., Жданова Ю.Н., Жуйкова В.М., Зорькина В.Д., Зимина В.П., Зимненко Б.Л., Ковлера А.И., Ковтун Н.Н., Карташкина В.А., Конюховой И.А., Лаптева П.А., Лазарева В.А., Лукьянцева Г.Е., Лебедева В.М., Лукашук И.И., Лукашук О.И., Москаленко К.А., Нешатаевой Т.Н., Пацация М.Ш., Пчелинцева С.В., Рабцевич О.И., Рожковой М.А., Самович Ю.В., Садовниковой Г.Д., Сареддин Осман-Заде, Топорнина Б.Н., Туманова В.А., Тиунова О.И., Тихомирова Ю.А., Фисенко И.В., Энтина Л.М., Энтина М.Л., а также зарубежных авторов: Арнольд Р., Аннэрс Э., Бержер В., Бедард Р., Гомьен Д., Джейнис М., Харрис Д., Зваак М., Рисдаль Р., Кей Р., Горедли Э., Хартли Т.К., Лич Ф., Экштайн К., Сальвиа М., Фриберг Э. и других.

Положения и выводы, выносимые на защиту:

1. ЕКПЧ подлежит непосредственному применению в судах Российской Федерации наравне с национальными законами.

2. Необходимо законодательное закрепление в процессуальных кодексах норм о признании обязательности решений ЕСПЧ, а в гражданском процессуальном законодательстве так же и соответствующего основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

3. Способ применения ЕКПЧ национальными судами должен полностью совпадать со способом применения ЕКПЧ Европейским Судом.

4. Постановления ЕСПЧ должны рассматриваться в отечественной судебной системе как акты, в плане юридической силы подобные актам Конституционного Суда РФ. Необходима специальная процедура приведения вынесенных судебных решений (с момента присоединения России к ЕКПЧ) в соответствие с постановлением ЕСПЧ по инициативе заинтересованных лиц.

5. С ратификацией ЕКПЧ в сфере регулирования отношений внутри государства появился новый источник права – международный судебный прецедент. Необходимо в законодательном порядке или посредством принятия высших судебных решений дать четкое описание статуса постановлений ЕСПЧ в российской правовой системе.

6. Признание прямого действия ЕКПЧ открывает перспективы для быстрого и эффективного проникновения права ЕКПЧ во внутренний правопорядок без вмешательства законодательной и исполнительной властей.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Диссертация выполнена на кафедре европейского права Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД РФ. Основные положения и выводы нашли отражения в публикациях автора, докладывались на международной научно-практической конференции «Европейские и универсальные механизмы защиты прав человека: старые проблемы и новые горизонты» (г. Москва, 27-28 марта 2008 г.), на региональной 49-ой научно-практической конференции «Университетская наука региону» «Проблемы понимания и тенденции развития государства и права в XXI веке» (г. Ставрополь, 23 апреля 2004 г.). Материалы конференций опубликованы.

Основные положения и выводы обсуждались в ходе научно-практического семинара «Роль адвоката в процедуре Европейского суда по правам человека» (г. Москва, 31 октября-1 ноября 2005 г.), учебного семинара «Ведение дел в Европейском Суде по правам человека» (г. Пятигорск, октябрь 2006 г.)

Результаты исследования использовались в процессе преподавания диссертантом курса «Использование прецедентов Европейского суда по правам человека в практике адвоката» на курсах повышения квалификации адвокатов, проводимых Федеральной палаты адвокатов (г. Пятигорск, октябрь 2006 г., октябрь 2008 г.).

Практическое применение выводов, сделанных в диссертационном исследовании, реализуется в профессиональной адвокатской деятельности диссертанта.

Практическое применение диссертации позволит более эффективно использовать преимущества членства Российской Федерации в Совете Европы для защиты прав человека в рамках внутригосударственных механизмов правовой защиты.

Сформулированные автором положения и выводы в определенной мере дополняют и развивают имеющиеся в теории права и государства и других отраслевых дисциплинах разделы, посвященные правам человека и Европейскому Суду по правам человека; вследствие этого они могут быть использованы в учебном процессе при чтении курсов: «Международное право», «Европейское право», «Гражданское право», «Гражданско–процессуальное право», «Уголовное право и уголовно–процессуальное право», «Арбитражный процесс», а так же ряда спецкурсов, таких как: «Права человека», «Европейская система защиты прав человека» и др., а также при подготовке учебных пособий по соответствующей тематике. Теоретические выводы и практические рекомендации, содержащиеся в настоящем исследовании, направлены на повышение эффективности реализации норм ЕКПЧ в правоприменительной практике Российской Федерации и могут быть использованы судами различного уровня, адвокатами при представлении интересов граждан и юридических лиц в суде.

Структура работы.

Структура работы определяется целями и задачами диссертации. Она состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность и новизна темы диссертации, определяется степень ее научной разработанности, цель и задачи диссертационного исследования, раскрываются объект и предмет исследования, его методологические основы, формируются положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость полученных диссертантом выводов, отмечается их апробация.

Первая глава «Место и значение Европейской Конвенции по правам человека и основных свобод в правовой системе Российской Федерации и стран Европейского Союза и Совета Европы» включает четыре параграфа.

Первый параграф «Федеральное законодательство о месте Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод в правовой системе Российской Федерации» посвящен анализу соотношения ЕКПЧ с Конституцией РФ, Федеральными конституционными законами и Федеральными законами. Конституция РФ не определила место международных договоров в системе российского законодательства, что создало почву для научных споров по вопросу о месте международных договоров, в том числе и ЕКПЧ в иерархии нормативно–правовых актов Российской Федерации. Исследовав различные точки зрения, диссертант приходит к выводу о том, что по сравнению с традиционными нормами международного права и международными договорами ЕКПЧ должна занимать в российской правовой системе особое место.

В России Конвенция действует (и это ярко демонстрируют решения Конституционного суда РФ последнего времени) в качестве конституционного инструмента признания и защиты прав и свобод человека и гражданина, т.е. в качестве конституционного права. Принадлежность российской правовой системы к моническому типу освобождает от необходимости трансформации ЕКПЧ во внутреннюю правовую систему, как это делают страны дуалистической традиции.

Серьезной проблемой является отсутствие законодательного урегулирования в процессуальном законодательстве последствий постановлений международных судебных органов, в частности ЕСПЧ для государства. В Гражданско-процессуальном кодексе РФ, Уголовно-процессуальном кодексе РФ, Арбитражном процессуальном кодексе РФ нормы о признании обязательности актов международных судов Российской Федерацией отсутствуют. Отсутствует и единый подход к законодательной технике закрепления последствий вынесенных решений отдельных международных органов. В Гражданско-процессуальном кодексе до настоящего времени нет основания для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам при установлении ЕСПЧ нарушения при рассмотрении гражданского дела. Соответствующий законопроект, внесенный недавно Верховным Судом РФ, был отклонен. В настоящее время отсутствуют нормы о регламентации действий властных органов по приведению законодательства в соответствие с ЕКПЧ в случае признания нарушения в конкретном деле, в результате применения закона, не соответствующего ЕКПЧ. Это упущение может быть преодолено путем комплексного толкования обязательств государства в силу ратификации ЕКПЧ.

По мнению диссертанта существование такой конструкции как пересмотр дела национальным судом после признания ЕСПЧ нарушения ЕКПЧ в конкретном деле по вновь открывшимся обстоятельствам, вызывает ряд закономерных вопросов, в частности, остается неурегулированной ситуация в отношении других дел, аналогичных рассмотренному ЕСПЧ. В этом смысле жертвы нарушений, подобных установленным в постановлениях ЕСПЧ, остаются без правовой защиты на национальном уровне. Направление ими жалоб в ЕСПЧ и вынесение новых постановлений как способ решения проблемы – решение неадекватное. Необходима специальная процедура приведения выносимых и, в отдельных случаях, вынесенных судебных решений (с момента присоединения России к ЕКПЧ) в соответствие с постановлением ЕСПЧ по инициативе заинтересованных лиц. В этой ситуации может быть использован механизм, успешно применяемый в практике Конституционного суда РФ, когда по инициативе заинтересованных лиц пересматриваются неисполненные или исполненные частично приговоры и решения судов.

Определив место и значение ЕКПЧ в правовой системе РФ, диссертант во втором параграфе «Сила постановлений Европейского Суда по правам человека для Российской Федерации» обратился к вопросу о степени обязательности, месте прецедентов ЕСПЧ в российской правовой системе. Эта проблема является наиболее дискуссионной в отечественной литературе, посвященной деятельности ЕСПЧ. Диссертант выделил два основных подхода к решению указанной проблемы: через общетеоретическое определение понятия «источник права» и через толкование положений Федерального закона «О ратификации Конвенции о защите прав и свобод человека и основных свобод и протоколов к ней». Первый подход отрицает признание за постановлениями ЕСПЧ статус источников права в силу отсутствия соответствующих положений в российском законодательстве. Второй подход признает за ними обязательную силу со многими оговорками. Например, высказываются точки зрения, что обязательность для России имеют лишь те постановления, которые вынесены в отношении России. Другие авторы, считая Конвенцию частью правовой системы, однако, не склонны таковыми считать решения и постановления ЕСПЧ.

Диссертант, не соглашаясь с этими позициями, отстаивает следующую точку зрения: единственно возможное толкование ЕКПЧ, имеющее общеобязательную силу дает только ЕСПЧ. Российская Федерация присоединилась к ЕКПЧ, признав юрисдикцию ЕСПЧ по вопросам толкования ЕКПЧ и Протоколов к ней, и уступила часть своего суверенитета. Российская Федерация обязалась привести свое внутреннее право в соответствии с европейскими стандартами. Эти же условия приняли и все страны, входящие в Совет Европы. Такое же понимание сложилось и в Европейском Союзе: п.3 ст. 52 Хартии основных прав9 и придающий ей обязательную силу Лиссабонский договор, устанавливают, что положения Хартии, закрепляющие права человека и основные свободы, уже содержащиеся в ЕКПЧ, имеют тот же смысл и то же значение в праве Европейского Союза, какое им придано Конвенцией. Из изложенного следует, что ключом к решению вопроса о силе прецедентов ЕСПЧ является понимание того, что во всех странах-участниках ЕКПЧ она должна применяться единообразно, а именно так, как ее толкует ЕСПЧ. Невозможно при этом избирательно учитывать лишь часть постановлений из всего корпуса постановлений ЕСПЧ. Это может привести к тому, что выявленные на национальном уровне нарушения, которые возможно исправить до констатации нарушения ЕСПЧ, и которые уже были признаны в других странах-участниках, могут остаться неустраненными, когда ЕКПЧ предоставляет возможность исправить нарушения contra legem. Безусловно, основная задача в данном случае лежит на судах. Этот инструментарий позволяет им в полной мере реализовать обязательства России перед Советом Европы и перед своими собственными гражданами. В случае, если допустить обратное, может случиться, что прореха в законодательстве будет исправлена только после констатации нарушения ЕСПЧ.

Вместе с тем, если не учитывать последующую практику ЕСПЧ в отношении других стран, есть риск того, что практика ЕСПЧ в отношении одной страны не будет отвечать такой характеристике ЕКПЧ, которую называют живым, развивающимся организмом. Только учитывая весть корпус решений ЕСПЧ, учитывая и изменения в практике ЕСПЧ возможно верно определить объем защищаемых ЕКПЧ прав.

Это соответствует принципу правовой определенности, поскольку такой подход соответствует ожиданиям того, что толкование норм ЕКПЧ не будет находиться в зависимости от субъектного состава дела, рассматриваемого ЕСПЧ, и делает прогнозируемым решение суда. Следовательно, при применении норм ЕКПЧ Российская Федерация должна принимать во внимание всю практику ЕСПЧ, как в отношении России, так и практику, сформированную в ходе рассмотрения жалоб поданных против других государств, а так же ту практику, которая была сформирована по делам, рассмотренным и до присоединения России к ЕКПЧ.

Логически оправданным является выделение третьего параграфа диссертации «Решения высших судов Российской Федерации и международный судебный прецедент. Общие черты». Продолжая дискуссию о силе постановлений ЕСПЧ для России, диссертант рассматривает вопрос о правовой квалификации решений и постановлений ЕСПЧ в отечественной науке и раскрывает понятия «правовые стандарты», «правовые позиции» и «прецеденты». Диссертант приходит к выводу о наличии в определенной степени искусственного стремления разделить эти понятия по традиционному для отечественного права принципу на материальное и процессуальное.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»