WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Во второй главе «Политический ислам и усиление религиозной составляющей в общественной жизни Турции» рассматривается усиление исламского фактора и его роли в общественно-политической жизни Турции. Рассмотрены внутренние и внешние факторы, способствовавшие формированию исламистских движений, такие как демократизация общественно-политической жизни страны после принятия Конституции 1961 г., переход к рыночной экономике, ускоренные процессы урбанизации. Не менее существенным фактором стала смена установок правящей политической элиты. В противодействии левым силам, влияние которых увеличивалось на протяжении 1960-1980-х гг., правящие круги фактически призвали ислам в идеологические союзники. В концепцию национальной идеологии были внесены изменения, предполагавшие слияние национализма с традиционными религиозными символами, что должно было обеспечит большую легитимность власти в глазах религиозной части общества.

К началу 1970-х гг. сформировалось радикальное исламистское течение неотрадиционалистского толка «Национальный взгляд» (НВ), представленное сменявшими друг друга после судебных запретов партиями (ПНП, ПНС, Рефах, Фазилет, Саадет) под бессменным председательством Н.Эрбакана. Исламисты призывали возвратиться к «естественной» для турков религиозно-политической традиции, противопоставить моральные ценности ислама «безнравственному западному капитализму» и переориентировать страну с Запада на исламский мир. Будучи представленными в парламенте и неоднократно входя в 1970-е гг. в правительственные коалиции, исламисты препятствовали выработке законодательных мер, направленных на углубление экономического сотрудничества с западными партнерами и, в частности, с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). А, придя в 1995 г. к власти, сделали попытку переориентировать Турцию на мусульманский мир, осуществить исламизацию образования и расширить свои позиции в государственном аппарате и армии. Это встретило серьезное сопротивление со стороны военных, которые вынудили правительство уйти в отставку и добились запрета партии Эрбакана.

Возродилась деятельность запрещенных при Ататюрке суфийских орденов и других религиозных объединений. Этому способствовала и политика правительств 1980-1990-х гг. В короткие сроки религиозные общины и связанные с ними предприниматели обеспечили себе важное место в экономике Турции. Этот новый предпринимательский слой укреплял свои позиции не только в промышленности и торговле, но и в информационно-пропагандистском бизнесе и сумел создать влиятельные группы давления, служа также финансовым «донором» не только религиозных, но и других политических сил.

Созданная в 2001 г. реформаторским крылом исламистского движения НВ Партия справедливости и развития (ПСР) позиционировала себя как правоцентристскую и консервативно-демократическую. Своим названием она подчеркивала верность традиционным для ислама ценностям - справедливости, и приверженность модернизации - развитию. Ее программные установки фундаментально отличались от неотрадиционалистского исламизма Н.Эрбакана. Программа ПСР подчеркивала примат демократических прав и свобод, лояльность основным принципам Конституции Турецкой Республики, приверженность курсу на развитие либеральной рыночной экономики и вступление Турции в Евросоюз. Отказавшись от антизападной риторики, ПСР делает акцент на продвижении к универсальным демократическим нормам, так или иначе выраженным в основных политических критериях членства в ЕС. Этот шаг был провозглашен партией в качестве завершающего этапа на пути модернизации страны.

Действия правительства ПСР по реформированию политической системы Турции и развитию основных институтов современного гражданского общества отвечали, как заинтересованности самой партии в расширении поля политической конкуренции, чтобы существенно потеснить старую гражданско-военную бюрократию, так и интересам крепнущих новых слоев турецкого предпринимательства.

Успехами в экономическом развитии, в демократизации политической системы, в активизации переговорного процесса о вступлении Турции в ЕС в качестве полноправного члена партия обеспечила себе широкую электоральную поддержку, что показали парламентские выборы 2007 г.

В третьей главе «Процесс вступления Турции в ЕС в контексте противоборства внутриполитических сил» рассмотрены основные этапы интеграционного процесса, начало которому было положено подписанием в 1963г. Договора об ассоциации Турции и Европейского экономического сообщества, с акцентом на проблемы, связанные с применением к Турции политических критериев вступления в ЕС. Они требуют, чтобы помимо конкурентоспособной рыночной экономики страна-претендент достигла и гарантировала «стабильность демократических институтов, верховенство закона, гражданские права, уважение и защиту прав меньшинств». Кроме того Турции предстоит урегулирование таких застарелых проблем, как кипрская, курдская и армянская. 3 октября 2005 г., когда был дан старт официальным переговорам по присоединению, ЕС и Турция вступили на сложный и нескорый путь и вместе двинулись к конечной цели.

Политические условия присоединения Турецкой Республики к Европейскому союзу в качестве полноправного члена вызывают серьезные противоречия, как внутри политического класса Турции, так и в турецком обществе в целом. В главе комплексно рассматриваются политико-идеологические установки основных политических партий Турции по вопросам вступления Турции в ЕС в контексте реформирования политической системы страны.

С одной стороны, наблюдается отход от антизападной риторики даже среди радикального течения в турецком политическом исламе. С другой - в кругах старой республиканской элиты, традиционно ассоциировавшейся со светскими западными ценностями, политические критерии ЕС вызывают опасения и тревоги и ведут к ее поляризации. В настроении значительной части турецкой элиты первоначальный оптимизм по поводу вступления в единое европейское пространство сменился тревогой и скептицизмом.

Правящая ныне Партия справедливости и развития, которую кемалисты продолжают связывать с исламистским движением, последовательно проводит курс на вступление в Европейский союз, обозначив его безусловным и главным внешнеполитическим приоритетом страны.

Однако ее реформаторский энтузиазм в последнее время значительно снизился. Сказывается трудный характер переговоров с Евросоюзом, на который накладывают свой отпечаток разногласия среди европейских политиков и общественного мнения относительно приема Турции в ЕС. Немалую сложность с учетом внутриполитического баланса сил представляет нерешенность курдского вопроса и проблемы Северного Кипра. Нестабильна поддержка курса на евроинтеграцию со стороны турецкого общественного мнения, в котором часто проявляются евроскептицизм и националистические настроения.

Замедление переговорного процесса не отменяет, тем не менее, того, что курс на модернизацию, связанный с движением к единому европейскому политическому пространству, заявлен в качестве основы государственной политики Турецкой Республики и, что не менее существенно, отвечает идеологическим ориентирам кемализма, являющегося фундаментом республиканского режима.

В заключении диссертации подводятся итоги проведенного исследования и формулируется ряд выводов.

Исламский фактор в Турции и позиция представляющих его сил в отношении европейских ориентиров модернизационного процесса в наши дни во многом объясняются особенностями становления Турецкой Республики и формирования ее политической системы.

Политическая система Турецкой Республики, созданная под влиянием европейской модели и опиравшаяся на идеологию турецкого национализма, радикальным образом реализовала принцип секуляризма, устранила клерикальный религиозный фактор из политической и общественной жизни и маргинализировала влияние консервативно-традиционалистских религиозных сил. Однако особенности и характер кемалистских преобразований, проведенных «сверху», привели к тому, что складывание новой политической культуры светского типа было ограничено политической элитой и социальными слоями, включенными в модернизационный процесс, тогда как для значительного массива турецкого социума, незатронутого модернизацией, религия оставалась важной частью жизни, игравшей в том числе и регулятивную роль. Авторитарные методы реализации модернизационных задач в короткие исторические сроки надолго заблокировали формирование гражданского общества.

Сохранение религиозного пласта «народного ислама» на фоне ускоренной урбанизации второй половины ХХ в., введение многопартийности, которая через выборный механизм расширила социальные рамки участников политического процесса, формирование и рост в условиях перехода к рыночным механизмам новых традиционно-ориентированных предпринимательских слоев, которые стали претендовать на включенность в процесс принятия политических решений, воздействие подъема исламизма в регионе, как и рост значимости культурно-цивилизационной самоидентификации в условиях глобализации, - все это сыграло свою роль в усилении исламского фактора в современной Турции. Немаловажным представляется и то, что ислам как инструмент социальной мобилизации и легитимации власти все более активно использовался светской политической элитой.

Исламский фактор современной Турции в легальном политическом поле представлен исламистскими партиями, религиозными объединениями и орденами, опирающимися на финансово-экономические возможности крепнущего капитала провинциальных районов Анатолии, а также исламской культурно-цивилизационной составляющей в идеологии ряда светских политических партий.

С 1970-х гг. политический ислам, представленный исламистскими партиями неотрадиционалистского толка, стал частью легальной партийной системы Турции. Их идеология антизападничества, панисламизма и неоклерикализма и попытки исламизации в практической политике не нашли активной поддержки в турецком обществе. Легкость, с которой произошло отстранение Н.Эрбакана от власти, показала пределы возможностей и влияния «жестких» исламистов.

Хотя в турецком обществе, безусловно, имели место процессы растущего осознания мусульманской идентичности, светские принципы государственной конструкции и многопартийность вошли в культуру современной Турции. Кроме того происходили изменения в составе электоральной базы политического ислама. Если первоначально наибольшую поддержку ему оказывали сельская периферия и социальные маргиналы города, то впоследствии его стали поддерживать часть средних городских слоев, университетская молодежь, новые предпринимательские слои, молодая турецкая технократия, воспринявшая религиозно-националистическую идеологию. Интересы этих слоев в свою очередь повлияли на облик турецкого политического ислама.

Понимание этих реалий, а также роли западных ценностей в процессе модернизации заставило часть исламистов кардинально пересмотреть традиционные антизападные идеологические установки.

С созданием Партии справедливости и развития (ПСР) в 2001г. в турецком политическом исламе появилось новое обновленческое реформаторское течение либерально-демократического направления.

Оценивая феномен ПСР, нужно отметить, что ее нельзя, безусловно, отнести к исламистским партиям. ПСР с некоторыми оговорками на культурный традиционализм являет собой пример т.н. «cath-all party». Ее идеология универсальна и направлена на консолидацию максимального количества групп интересов, социальных слоев, религиозных, культурных, этнических меньшинств, на создание широкого национального консенсуса. Будучи выходцами из «контрэлитной» культурной среды, деятели ПСР оказались в состоянии сформировать широкую политическую платформу и в условиях высокого уровня конфликтности политической культуры сформулировать общенациональный курс демократического реформирования.

Несмотря на широкую электоральную поддержку, представляется, что ПСР будет действовать осторожно и идти на компромиссы, чтобы не углублять раскол турецкого политического класса. Тем более что на данный момент свобода действий ПСР существенно ограничена армией, кемалистской бюрократией, высшими иерархами в судебной системе, образовании и значительной частью крупного бизнеса. Любая попытка правительства перейти обозначенные защитниками секуляризма границы, увеличив присутствие религиозного фактора в национальной политике, вызвала бы серьезное внутриполитическое напряжение, не исключая и вмешательства армии.

Логика исторического развития политической системы республиканской Турции от авторитарной модели ко всё более открытым демократическим формам диктует ПСР, в том числе и ради собственного политического будущего, необходимость активизации модернизационных процессов и сохранения курса на присоединение к ЕС. Последнее, однако, не мешает реализовывать национальные интересы на других направлениях, одновременно развивая партнерские отношения, как с мусульманским миром, так и с Израилем, США, Россией, и придерживаться во внешней политике прагматичного курса на многовекторность.

Для Турции нынешний этап долгого пути интеграции в ЕС связан с выполнением политических требований Евросоюза как условия ее полноправного членства в ЕС, переговорный процесс по которому был начат в 2005г. правительством ПСР. Многие из требований, предъявляемых Турции на нынешнем этапе процесса вступления в ЕС, такие как сокращение роли армии в государственной политике, введение ее подотчетности гражданским структурам, усиление роли гражданского общества, отказ от вмешательства государства в религиозную сферу, совпадают с задачами, поставленными ПСР, и действительно цементирует демократические светские ценности в обществе, укрепляя его на этом пути.

За последние два десятилетия Турция серьезно продвинулась по пути внедрения демократических норм, хотя, безусловно, реализация этих задач, наряду с нерешенностью курдского вопроса и проблемы Северного Кипра, представляет немалую сложность с учетом внутриполитического баланса сил, но вектор движения страны очевиден.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»