WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

1. Социоцентристский подход к изучению медиа. В рамках этого подхода массовая коммуникация и масс-медиа исследуются как феномены, вторичные по отношению к данной экономической и культурной формации, выступая лишь как один из многих инструментов информирования и (или) культурного производства. Ярким примером этого подхода могут служить работы представителей т.н. Франкфуртской школы, М. Хоркхаймера и Т. Адорно. В книге «Диалектика просвещения», посвященной «индустрии буржуазной культуры», они определяли радио и другие медиа как инструмент оболванивания масс. В ряде последующих статей Адорно критиковал то, что он считал капиталистическим контролем над социальной и культурной жизнью общества: неравенство, притеснение и несправедливость. Согласно Адорно, индустрия культуры производит предметы потребления наряду с остальной промышленностью: то есть культура производится для того, чтобы быть купленной и проданной на капиталистическом рынке. Этот процесс приводит к стандартизации продуктов культуры. Характерным примером этого процесса является его анализ поп-музыки. С точки зрения Адорно, поп-музыка – это продукт культурного производства в ограниченном количестве стандартизированных форм, многие из которых по существу взаимозаменяемы. Это отличается от того, что Адорно именует серьезным или высоким искусством (autonomous art): части произведения такого искусства не взаимозаменяемы. Адорно считал, что и потребители продуктов «культуриндустрии» реагируют также в стандартной форме, невнимательно и рассеянно: эффекты массовой культуры поверхностны и не натуральны. Другой представитель Франкфуртской школы, немецкий социолог Г. Маркузе в своей книге «Одномерный человек» (1964) вводит термин «одномерное сознание». По его мнению, появление такой формы сознания обусловлено широчайшим распространением средств массовой коммуникации во всех сферах жизни. В этой работе были показаны возможности и следствия манипулирования массовым сознанием с помощью самых современных масс-медиа.

Наиболее яркими представителями социоцентристского подхода в Великобритании являются Р. Уильямс и Р. Хоггарт. В работе «Телевидение: технология и культурная форма» (1974), Уильямс защищает марксистский подход к изучению истории медиа, аргументируя тезис о том, что доминирующие форма и средства коммуникации являются лишь отражением тех фундаментальных изменений, которые происходят в сфере экономического производства и политических отношений. В недавно опубликованной книге «Масс-медиа в обществе масс» (2004) Р. Хоггарт описывает масс-медиа как сложившуюся и самостоятельно функционирующую общественную систему, представляющую и защищающую интересы особого класса позднекапиталистического общества – медиа-элиты. Сходных «левых» взглядов на эволюцию и современное состояние массовых коммуникаций придерживается и знаменитый американский лингвист Н. Хомский, в 1988 г. в соавторстве с Э.С. Херманом опубликовавший работу «Фабрикация согласия» (Manufacturing consent), в которой идея общественного согласия, консенсуса, транслируемая современными СМИ, анализируется как пропагандистский прием правящей буржуазной элиты, предназначенный для виктимизации как «экстремистов» всех несогласных с идеей буржуазной демократии.

2. Техноцентристский подход к изучению медиа, впервые заявленный в работах т.н. Торонтской школы (Г. Иннис, М. Маклюэн, У. Онг, Д.Ф. Фил). Базовый тезис техноцентризма, известного также под названием «технологический детерминизм», полностью противоположен социоцентристскому подходу: техноцентристы рассматривают технические новации, в том числе и новые средства коммуникации как причину, а не следствие социального и культурного прогресса. В этом случае исторический процесс осмысляется как цепь последовательных научных, технических и поэтических достижений, в которой каждое предыдущее звено предопределяет появление всех последующих. В форме принципа «The medium is the message» («Данное средство коммуникации есть содержание другого средства коммуникации») это представление об истории выдвинул М. Маклюэн в работе «Понимание медиа» (1964). Техноцентристскому представлению об исторической и социокультурной динамике присущ ярко выраженный элитаризм, представление об истории и культуре как поле деятельности избранных. К этому же направлению можно отнести и ряд работ французского гуманитария П. Вирильо, который в работах «Информационная бомба» (1998) и «Машина зрения» (1988) анализирует эволюцию представлений о мире в западноевропейской культуре с позиций доминирующих средств коммуникации.

3. Семиоцентристский подход в медиа-теории представлен в работах философов и культурологов, принадлежащих к структуралистской традиции (Р. Якобсон, К. Леви-Строс, Р. Барт, У.Эко, Ж. Бодрийяр, отчасти Ц. Тодоров и Ю. Кристева). Представители данного направления рассматривают знаковые системы, главным образом языковые, в качестве структурообразующих компонентов всех аспектов культурного бытия, в том числе и системы масс-медиа, рекламы и моды. В этом случае основной задачей культурологического знания является поиск универсальных кодов, лежащих в основе той или иной культурной системы и отличающих ее от всех прочих (например, выявление системы кодирования рекламы от кодов кинематографа, предпринятое У. Эко в книге «Отсутствующая структура»). Основной и до сих пор неразрешенной проблемой семиоцентризма является его «внеисторичность», заключающаяся в придании знаковым системам статуса вневременных, априорных форм мировосприятия и мировоззрения, т.е. видимом снятии проблемы определения причин и следствий. В реальности же эта проблема воспроизводится на новом уровне, поскольку, исходя только из внутренних закономерностей функционирования знаковых систем, в том числе системы масс-медиа, невозможно объяснить их эволюцию и обосновать различие культуросозидающих функций традиционных и современных коммуникационных средств.

Параграф 1.2. Базовые парадигмы культурологической теории медиа. В данном параграфе рассматриваются методологические вопросы современной теории медиа. В целом, на настоящий момент можно говорить о двух сформировавшихся парадигмах, в рамках которых происходит изучение культурных эффектов средств коммуникации – номотетической и идиографической. Различие двух типов наук, для каждого из которых характерен свой способ объяснения реальности, восходит к работе немецкого философа В. Дильтея «Введение в науке о Духе» (1883), в которой проводится различие между естественными (Naturwissenschaften) и гуманитарными (Geisteswissenschaften) науками на основании различия их конечных, целевых установок: задачей первых является объяснение мира на основе универсальных законов, в то время как вторые озабочены главным образом проблемой понимания исторического смысла того или иного события или культурного феномена. Дальнейшее уточнение концепции бипарадигмальности научного знания связано с работами представителей Баденской школы неокантианства, В. Виндельбанда и Г. Риккерта. Оба этих философа обращают внимание на двусмысленность исходной посылки гносеологии Дильтея, выражающейся в признании за определенным типом наук только одного способа отношения к объекту. Однако, совершенно очевидно, что объясняющий метод может быть присущ и гуманитарным наукам (например, социологии), в то время как для естественных дисциплин актуальной может стать проблема интерпретации и понимания (что совершенно очевидно сейчас, например, в молекулярной биологии, где конечные результаты исследования являются продуктом сложной интерпретации разнородных данных). Поэтому более строгим в методологическом плане Г. Риккерт считает различение т.н. номотетических (устанавливающих общие закономерности и только исходя из них объясняющие все возможные явления данного класса) и идиографических (нацеленных на выявление всех возможных особенностей объекта и лишь затем на основе интерпретации полученных характеристик формулирующих эмпирические закономерности, присущие данной группе феноменов) дисциплин.

Применительно к культурологии медиа различие этих методологических подходов может быть сформулировано следующим образом. Как выражающие номотетическую методологическую установку могут рассматриваться те из подходов к изучению медиа, которые рассматривают средства коммуникации с точки зрения эксплицитных закономерностей, присущей иным социальным и культурным системам: например, социоцентризм, рассматривающий систему масс-медиа лишь как отражение установившихся на данный момент экономических и общественных отношений. Представляющей идиографический подход могут считаться некоторые из техноцентристских доктрин масс-медиа, в частности, медиа-теория Маршалла Маклюэна: в этом случае каждое средство коммуникации описывается с точки зрения присущих только ему индивидуальных характеристик (какую систему восприятия и каким способом данное медиа «расширяет») и лишь затем это описание проецируется на общую картину социокультурной динамики. Семиоцентристский подход к изучению медиа в подавляющем большинстве случаев соответствует номотетической парадигме, поскольку функционирование системы медиа описывается с точки зрения общих закономерностей, присущим всем системам социальной коммуникации.

Вторая глава диссертации, «Исторический и культурный контекст генезиса основных идей Маршалла Маклюэна», посвящена выявлению условий и факторов, обусловивших зарождение и развитие одной из самых влиятельных и провокационных медиа-теорий 20 в.

Герберт Маршалл Маклюэн (1911 – 1980) – знаменитый канадский гуманитарий, посвятивший свое творчество исследованию воздействия средств коммуникации на культуру и человеческое восприятие. Воззрения Маршалла Маклюэна на становление и природу современных медиа изложены в двух его книгах – «Галактика Гутенберга» и «Понимание медиа». Работа «Галактика Гутенберга. Сотворение человека печатной культуры» увидела свет в 1962 г. и была второй по счету книгой Маклюэна, посвященной проблеме трансформаций в современной культуре (первая книга, «Механическая невеста», вышла в 1951 г.). Ее продолжением является самая известная работа Маклюэна – «Понимание медиа: внешние расширения человека» (1964). В «Галактике» автор останавливается на вопросе о том, каким образом изобретение Иоганном Гутенбергом книгопечатания изменило представления человека о мире и самом себе, и благодаря чему это изобретение вообще стало возможным, в то время как под прицелом «Понимания медиа» оказываются преобразования современного общества, вызванные появлением электронных медиа. Основные положения этой дилогии в дальнейшем были развиты в ряде работ, главными из которых являются «Война и мир в глобальной деревне» (1968) и «Законы медиа» (1988).

Для развития поэтического видения медиа как артефактов ключевую роль сыграло знакомство Маклюэна с романом «Поминки по Финнегану» Д. Джойса В самом начале 1950-х, когда Маклюэн начал групповые чтения «Поминок», он открыл для себя также труды Г. Инниса, столкнулся с кибернетикой Н. Винера и углубился в изучение католической теологии (особенно Августина и Фомы Аквината), вдохновляясь личным общением с историками средневековой философии Э. Жильсоном и Ж. Маритеном.

Благодаря «Поминкам» и влиянию этой книги на высокий модернизм (У.Б. Йейтс, Э. Паунд, Т.С. Элиот, У. Льюис) и модернизм радикальный (авангард, кубисты, дадаисты, футуристы и вортицисты), Маклюэн утверждал существование жестких взаимосвязей между историей свободных искусств, поэзии, и искусств современных, между своими теологическими и гуманитарными интересами и трансформацией медиа-коммуникаций в современном мире. Очевидно, что фундаментальный проект Маклюэна по сближению масс-медиа и повседневной жизни в постэлектрическом мире первоначально формировался под влиянием писателя и художника У. Льюиса и его интерпретаций раннего авангардистского искусства. Благодаря своему интересу к Джойсу, Льюису и французским символистам, Маклюэн заинтересовался также такими фигурами как Дюшан, Пикассо, Маринетти, Легер, Шенберг и др. Все эти интересы позволили ему найти путь, на котором, с середины девятнадцатого столетия и, особенно, в начале двадцатого столетия, искусство снова начало становиться важным способом понимания технологий и техно-науки.

Маклюэн обнаружил важность концепции тактильности и его отношения с жестом в аристотелевско-схоластической концепции sensus communis (общего чувства, благодаря которому все ощущения взаимодействуют в психике человека). Это открытие произошло в период между 1950 и 1954 гг., когда он написал несколько ключевых статей о Джойсе. Тактильность, писал Маклюэн, это «всеобъемлющее чувство, единственное, которое способствует взаимодействию всех прочих чувств», «значительно усилилось» в «новой электрической среде». В «Поминках» Джойс рассматривал сложное взаимодействие между речью, слухом, визуальным, осязанием (тактильностью) и интерсенсорной активностью человеческого тела. Маклюэн усвоил концепцию тактильной природы телевидения благодаря ее интерпретации в «Поминках», что привело его к разработке концепции близкого родства телевидения с жестуальным – поскольку «теле-медиа» предполагают превосхождение расстояний, равно как и – в случае телевидения – сканирование образа и его проекцию как света, идущего сквозь, а не падающего на экран. Здесь решающим оказалось также изучение схоластики позднего Средневековья (13 в.): сочинения Жильсона оказали существенное влияние на способ, которым он связал схоластическую философию Альберта Великого и особенно Фомы Аквината с гуманистической традицией. При изучении фундаментального труда Э. Панофски «Готическая архитектура и схоластика» (1951) Маклюэн обнаружил противоположность между светом, «идущим сквозь», и светом, «падающим на», которую он в дальнейшем и использовал при формулировании различия между фильмом и телевидением.

Знание культуры позднего средневековья также помогло ему исследовать технологию изготовления манускриптов, которой отведено особенное место в работе «Галактика Гутенберга». Предпочтение идей Аквината (которые имели также существенное отражение в идеях Джойса, но не Льюиса) было обусловлено его видением Аквината как в основе своей гуманиста, использующего диалектический метод в рамках грамматико-риторической традиции. Сложное остроумие Джойса было связано с остроумием Аквината, выказанным этим последним в его обсуждениях теологических споров в «Сумме теологии» и «Сумме против язычников». Оба труда оказали большое воздействие на поэтическую прозу Маклюэна, посвященную культуре новых медиа. Эта игра с остроумием и афоризмами продолжалась в трудах таких фигур эпохи Возрождения как Эразм Роттердамский и Т. Мор, а также Рабле, в 17 в. Б. Паскалем в его книге «Мысли», и далее в начале 18 в. у А. Поупа; их литературное наследие оказало существенное влияние на стиль знаменитой маклюэновской дилогии, книги «Галактика Гутенберга» и «Понимание медиа».

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»