WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Четвертая глава «Роль двустороннего конфликта в контексте безопасности региона» посвящена рассмотрению конфликтогенности региона сквозь призму вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей. В разделе 1. «Общая характеристика конфликтной ситуации в регионе» отмечается, что рассмотрение причин конфликта показывает отсутствие реальных пограничных споров: населённые пункты, из-за которых разгорелась борьба, не имели общепризнанного положения на географической карте. Причины эскалации конфликта с уровня локального пограничного столкновения до уровня полномасштабной кровопролитной войны заложены во внутриполитических трансформациях в этих государствах. В сложившихся при осуществлении политических трансформаций условиях политические элиты Эфиопии и Эритреи использовали националистические настроения в странах и призывы населения к ведению более жесткого внешнеполитического курса для укрепления своей политической легитимности. При этом вооруженный конфликт также служит укреплению позиций государств: «новые элиты, пришедшие к власти на волне политических трансформаций, начинают бороться за образ «представителей народа», и в итоге политизация существующей ситуации предоставляет элитам две возможности: увеличение поддержки со стороны населения и, в случае вспышки насилия, предоставляет им аргументацию для защиты тезисов о возврате к авторитаризму»39.

Это положение более широко раскрывается в разделе 2. «Политический контекст конфликтогенности Африканского Рога», где указывается, что после обретения независимости в 1993 г. консолидация «эритрейской идентичности» проводилась в основном за счет создания антиномии образов «мы»–«они» при помощи конфликта с Эфиопией. С самого момента обретения независимости Эритрея стала применять именно такую тактику ухода от внутренних проблем. Это государство оказалось ввязанным в целый ряд столкновений с соседями – сначала с Йеменом по поводу принадлежности архипелага Ханиш в Красном море, затем с Джибути в отношении границы, а также с Суданом, так как Эритрея официально поддержала антиправительственное движение в Судане. При этом лидер Эритреи и его окружение полагали, что быстрая эскалация пограничного конфликта до уровня полномасштабной войны лишит правящий в Эфиопии режим поддержки населения и приведет к его свержению. Однако эскалация войны привела к совершенно противоположному эффекту, усилив правящую в Эфиопии коалицию и спровоцировала массированный ответный военный удар по Эритрее.

Подписание сторонами мирного соглашения в 2000 г. не гарантирует завершения конфликта. Сохраняется повышенная угроза его реэскалации, поскольку исполнение решения ключевого (формально) вопроса границ затягивается, а комплексные политические противоречия, затрагивающие интересы сторон, не решены. Это подтверждается тем, что в 2002-2003 гг. Эфиопия опротестовывала решение Миссии ООН о демаркации границы между государствами, а в период 2003–2005 гг. процесс урегулирования зашёл в тупик: в сентябре 2005 г. Эритрея угрожала возобновить военные действия в районе Бадме, в декабре 2005 г. МООНЭЭ усилила призывы к Эфиопии и Эритрее вывести войска из пограничного района, в январе 2006 г. Эфиопия согласилась с требованиями ООН вывести войска из пограничного района Бадме, однако заявила о принадлежности района Эфиопии. В течение 2006-2007 гг. обе стороны неоднократно заявляли о своей готовности возобновить вооруженную стадию конфликта. Такой ход событий показывает, что существует реальная вероятность ре-эскалации конфликта ввиду отказа Эритреи вывести из района войска при жесткой позиции Эфиопии в отношении его территориальной принадлежности.

Учитывая, что внутригосударственные конфликты характеризуются крайне ожесточенным характером и продолжительностью, можно заключить, что данный конфликт отражает мировую тенденцию изменения конфликтов: формально в рассмотренном эфиопо-эритрейском конфликте противостоят суверенные государства, но корни конфликта находятся «внутри» некогда существовавшего единого государства. Это показывает, что конфликтогенность региона во многом обусловлена сохранением опасности ускоренной реэскалации вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей.

В заключении работы делается вывод о том, что рассмотрение проблем обеспечения безопасности на Африканском Роге в 1990-2006 гг. при использовании метода ситуационного анализа и метода сравнительного анализа ситуаций дает возможность заключить, что в данном регионе сфера безопасности зависит от степени эффективности государственных структур. Именно государство управляет конфликтогенностью региона, и в случае его слабости или распада политические процессы на пространстве Африканского Рога становятся практически неуправляемыми. Основные вызовы безопасности региона во многом являются угрозами «неклассического», несилового характера, так как реэскалация крупного двустороннего конфликта, усиление активности террористических организаций на фоне радикальной исламизации стран, и внутренняя политическая нестабильность являются производными от способности государств региона управлять политическими процессами на пространстве Африканского Рога.

ВЫВОДЫ

Ухудшение внутриполитической ситуации в странах региона, правительства которых проводят политические трансформации, является потенциальной угрозой региональной безопасности. В связи с тем, что в регионе Африканского Рога именно государство продолжает оставаться базовым механизмом управления конфликтогенностью, слабость государства может превратиться в угрозу региональной безопасности «несилового характера». В политических условиях Африканского Рога слабое государство не сможет удерживать потенциал конфликтности, накопленный в регионе. Это связано с тем, что внутриполитические процессы трансформаций в странах Африканского Рога, которые начали осуществляться в 1990-е гг., не получили своего завершения, начав приобретать «гибридные» формы.

Степень значимости проблемы «распавшихся государств» (на примере Сомали) для понимания безопасности региона очень высока, так как данный кризис остается неурегулированным, напряженность сохраняется, лидеры военно-политических группировок не принимают решений общесомалийской конференции, и таким способом оспаривается легитимность временной администрации и предлагаемых ею политических изменений. Кризис осложнен тем, что до сих пор не определена четкая база государственности в Сомали, продолжаются столкновения между кланами и субкланами, существуют непризнанные политические объединения Сомалиленд и Пунтленд, а созданное временное правительство – не представительно и лишь отчасти легитимно. При распаде государства в Сомали политические трансформации привели к неуправляемости политических процессов. При этом сомалийский кризис демонстрирует возможную схему новых международных конфликтов, возникающих в ходе распада государства, что является потенциальной угрозой региональной безопасности.

На настоящем этапе степень значимости проблемы новых угроз безопасности в регионе Африканского Рога высока. Это связано с тем, что страны Африканского Рога оказываются параллельно субъектами и объектами международного терроризма, что создает угрозу региональной безопасности. Параллельно с этой угрозой усиливается исламизация стран региона, проводимая c экстремистским уклоном, что на фоне слабости или неэффективности государств может приводить к усилению активности террористических организаций, как показано на примере региональной деятельности организации «Аль-Иттихад аль-Исламийя».

Конфликтогенность региона во многом обусловлена сохранением опасности ускоренной реэскалации вооруженного конфликта между Эфиопией и Эритреей. Это возможно, поскольку исполнение решения ключевого (формально) вопроса границ затягивается, а комплексные политические противоречия, затрагивающие интересы сторон, не решены. Причины эскалации конфликта с уровня локального пограничного столкновения до уровня полномасштабной кровопролитной войны заложены во внутриполитических трансформациях в этих государствах. При этом данный конфликт отражает мировую тенденцию: формально в рассмотренном эфиопо-эритрейском конфликте противостоят суверенные государства, но истоки конфликта заложены в истории существования единого государства.

Список основных работ, опубликованных по теме диссертации:

  1. Внутриполитические трансформации в странах Африканского Рога: тенденции или угрозы // Вестник МГИМО-Университета, №1, 2008. – 0.5 п.л.
  2. Распад государства: локальный феномен или глобальная угроза (К вопросу о кризисе в Сомали 1990-2008) // Космополис, №22, 2008. – 0.5 п.л.
  3. Assessing Soft Security in 21st century: State Failure as new framework of research // International Study Association Annual Convention Paper, San-Francisco, USA, 2008. – 0.5 п.л.
  4. State Failure as New Security Threat in Least Developed States // ECPR Meeting Paper, Pisa, Italy, 2007. – 1 п.л.
  5. State Failure as a Case of Grave Misgovernance //Europe and Liberty International Meeting and Seminars Papers, Paul Sezanne University, Aix-en-Provence, France, 2007. – 0.5 п.л.
  6. Non-transparency: a Path to Local Misgovernance (ECPR Meeting Proceedings, Turin, Italy), 2007. – 0.5 п.л.
  7. Postconflict Transformation and Regime Change in Least Developed States: Is There a Path to Development // Third International Graduate Forum Proceedings, University of Lund, 2006. – 0.5 п.л.
  8. Закрытость малых стран: новый феномен в мировой политике //в соавторстве с Ефимовой А.И. // Космополис, 1(17), весна 2007. – 0.5 п.л
  9. Две стороны одного конфликта: Эфиопия и Эритрея в противостоянии 1998-2000 годов // Космополис, №1 (15), весна 2006. – 0.3 п.л.
  10. Исламизация - новый аспект международных отношений // Материалы Шестой межвузовской научной конференции молодых ученых «Диалог цивилизаций: Восток-Запад (Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире)», часть 2, Москва, РУДН, 2006. – 0.4 п.л.
  11. Безопасность» в развивающемся мире: Подходы к анализу // Материалы шестой межвузовской научной конференции молодых ученых «Диалог цивилизаций: Восток-Запад (Глобализация и мультикультурализм: Россия в современном мире)», часть 1, Москва, РУДН, 2006, 0.4. п.л.
  12. Распад государства: Сомалийский феномен или новая глобальная тенденция // Материалы конференции «Бекмахановские чтения», Казахский национальный университет им. Аль-Фараби, г.Алматы, Казахстан, 2006. – 0.4 п.л.
  13. Исламизация неразвитых стран как новый аспект международных отношений // Материалы Международной научно-практической конференции «Религия и общество», Мог.ГУ им. А.А.Кудешова, Могилев, Беларусь, часть 1, 2006. – 0.5 п.л.
  14. Распад государства в Африке: Сомалийский феномен или новый вызов современности // Материалы 4го конвента РАМИ, МГИМО, Москва, 2005. – 0.6 п.л.
  15. К вопросу о практике террористических организаций исламского толка в странах третьего мира //Материалы конференции «Четвертые Кузбасские Философские Чтения: Анализ феномена терроризма», Кемерово, 2005. – 0.4 п.л.
  16. Сомали: логика распавшегося государства //Материалы Седьмой Всероссийской научно-практической конференции «Молодежь и наука 21 века, Красноярск, 2005. – 0.5 п.л.
  17. Моделирование международных отношений в Африке: проблема выделения субъектов анализа // Сборник докладов КИМО, Киев, 2004. – 0.4 п.л.
  18. Проблема международного терроризма в странах Африканского Рога // Материалы Третьего Конвента РАМИ, МГИМО, Москва, 2004. – 0.6 п.л.
  19. Новые вызовы безопасности в странах мусульманского мира // Сборник «Дни Науки в МГИМО», 2004. – 0.5 п.л.
  20. Исламизация периферии как проблема международной и региональной безопасности (на примере стран Африканского Рога) // Лаборатория «Россия-Восток», Барнаульский Государственный Педагогический Университет, г. Барнаул, 2004. – 0.4 п.л.

1 В настоящее время понятие афропессимизма используется для обозначения общей критической оценки современных процессов и событий в странах Африки, в основном отражающих негативные прогнозы развития событий в регионе. Тем не менее, в конце 1990-х гг. начался постепенный отход от позиции афропессимизма. См., например: Jones R. Introduction to International Relations: Problems and Perspective/Jones R.J., Jones P.M, Dark K., Peters J. – Manchester: Manchester University Press, 1998.

2 Thomas C., Wilkin P. Still Waiting After All These Years: “The Third World” on the Periphery of International Relations/Thomas C., Wilkin P. // British Journal of International Relations, Vol.6, 2004, С. 255.

3 Diamond L. Ex-Africa…A New Democratic Spirit Has Loosened the Grip of African Dictatorial Rule /Diamond L. // Times Literary supplement, 1993, С.3.

4 Armstrong D., A Turbulent World: An Uncertain IR/Armstrong D. // Journal of International Relations and Development, Vol.7, #3 2004, C.361.

5 Duffield M. Global Governance and the New Wars: The Merging of Development and Security/Duffield M. – London: Zed Books, 2001, С.136.

6 По разным оценкам, в ходе этой войны около 100 000 человек были убиты и ранены, 500 000 военных принимали участие в боях, и около 600 000 человек стали беженцами и вынужденными переселенцами, что сравнимо с масштабностью ирано-иракской войны. См. Steves F. Regime Change and War: Domestic Politics and the Escalation of the Ethiopia-Eritrea Conflict/Steves F.//Cambridge Review of International Affairs, Vol.16, #1, 2003.

7 Steves F. Regime Change and War: Domestic Politics and the Escalation of the Ethiopia-Eritrea Conflict/Steves F.//Cambridge Review of International Affairs, Vol.16, #1, 2003, С.118.

8 Несмотря на то, что с момента окончания войны прошло уже 6 лет, в академических кругах очень мало внимания уделено анализу причин войны. Среди работ, посвященных причинам этого конфликта, можно выделить следующие: Tronvoll K. Borders of Violence – Boundaries of Identity: Demarcating the Eritrean Nation-State/Tronvoll K.//Ethnic and Racial Studies, 22(6), 1999, cc.1037-1060; Gilkes M. War in the Horn: The Conflict Between Eritrea and Ethiopia/Gilkes M., Plaut F. –London: Royal Institute for International Affairs, 1999.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»