WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Генезис государства и системы правления в странах Африканского Рога был отличен от процесса становления государственности в других регионах мира. Система государственного управления в странах региона изначально развивалась по достаточно жесткому образцу. Эти страны Африки не пошли по пути создания полисов, общин или иных форм, при которых имеет место представительская форма власти. Характеристиками23 африканского государства на самом раннем этапе развития являлись24: обожествление правителя, экономическая и политико-идеологическая реципрокность, неравномерное участие в процессе материального производства, особая система делегирования власти, при которой принудительный принцип преобладал над согласительным. Колониализм и привнесенная им западная система правления были искусственными и не отталкивались от пласта традиционной формы государственного правления, свойственной странам региона. В итоге, после окончательного ухода метрополий из своих бывших колониальных владений, по странам континента прокатилась волна военных переворотов, в которых де-юре часто использовались демократические лозунги и цели, а де-факто образовывались диктатуры классического толка. Попытки сломить естественную для африканских стран патронатно-клиентельную систему правления25, бесполезны и бессмысленны, так как это не приводит к распространению демократических норм.

Одной из основных проблем незавершенных политических трансформаций в регионе является проблема поддержания эффективности институциональных структур, обеспечивающих легитимность власти. Данная проблема во многом обусловлена консолидацией новых («полудемократических», «псевдодемократических», «смешанных») режимов, и изменением политической ситуации в регионе. В свою очередь, страны региона не могут не проводить политические трансформации, поскольку, как отмечается современными исследователями, продолжающаяся глобализация означает форсированную и во многом вынужденную адаптацию неразвитых стран, так как «Лабильные системы с сильными центробежными тенденциями и утвердившимися властными картелями сужают пространство для политиков-реформаторов и широких коалиций»26.

Это положение усугубляется и тем, что «отдельные фрагменты государственной власти продолжают существовать при расширении внутристранового конфликта, так как у власти отсутствует способность обеспечить даже минимальный уровень безопасности, не говоря уже об общих благах, таких как экономическое благополучие или система образования»27. Процессы трансформаций, начатые в странах региона в 1990-е гг., были использованы политическими группировками и отдельными политическими лидерами стран Африканского Рога для того, чтобы легитимизировать свое доминирование или стремление к доминированию. Лидеры стран региона ставят акцент (зачастую при влиянии внешних организаций) на быстром проведении трансформаций. Это может усилить слабость государств, и в итоге привести к распространению не искомой формы правления, а к необратимому распространению нелегитимного правления.

Во втором разделе «Ход внутриполитических трансформаций в странах Африканского Рога и их воздействие на региональную безопасность» указывается, что политические трансформации имели свои особенности, связанные с колониальным прошлым28, спецификой протекания любых политических процессов на Африканском Роге и периодом реализации (1990-е гг.). Дополнительно следует отметить более поздний по сравнению с другими странами мира период осуществления перехода, который позволяет рассматривать модель демократии в странах региона в современных терминах и использовать при анализе условия перехода к современной форме демократии, предложенные Мельвилем А.Ю. и Ильиным М.В.29

Анализ региональной обстановки выявляет наличие ряда вышеперечисленных условий. Прежде всего, граждане стран региона обладали сильной, сформированной национальной идентичностью, несмотря на то, что страны региона, кроме Эфиопии, были «поделены» метрополиями. В особенной мере это относится к Эритрее, которая находилась под контролем Италии, затем Великобритании, а после окончания Второй Мировой войны по решению Генеральной ассамблеи ООН была присоединена к Эфиопии. В современных эритрейских источниках, монографиях, затрагивающих проблему национальной идентичности в Эритрее, отмечается, что, несмотря на то, что эритрейский народ был разделен колониальными границами, он сохранил свою идентичность ввиду стойкости эритрейцев к внешнему воздействию и ассимиляционным процессам.

При этом введение в рассмотрение проблематики трансформаций в странах Африканского Рога условия «национального единства» Растоу Д. позволяет лучше понять происходящие процессы. Национальное единство имело важное значение в процессе перехода в странах региона, особенно в Эфиопии и Эритрее, где большинство граждан не имело сомнений относительно того, к какому сообществу они принадлежат. По Растоу Д., серьезный и продолжительный характер борьбы, как правило, побуждает соперников сплотиться: например, в случае с Эритреей ожесточенная борьба за независимость велась в течение 30 лет30.

В целом, необходимо отметить, что процесс перехода в странах региона, не завершившись, сразу начал трансформироваться в некие «гибридные» формы. При этом существует большая опасность оптации в пользу «псевдодемократии»31. Показательно, что при «открытии» стран и после проведения выборов к власти приходят те же политические деятели и партии, которые составляли правящую элиту в авторитарный период32. При этом парадоксален тот факт, что в рассмотренных странах присутствуют принципы «протодемократического» традиционного общества, которые апеллируют также к принципам поклонения предкам, так как правители традиционных обществ стремились разрешать существовавшие разногласия внутри общности, и принцип представительности (в своеобразной форме) присутствовал и иногда являлся доминирующим. Главы представляемых общностей могли быть смещены входившими в эту общность, и мог быть переназначен новый представитель общности перед верховным правителем. В связи с этим важно учитывать исходную политической базы (в которой значимую роль играют патронатная система отношений и клановый принцип организации).

Центральной проблемой трансформаций в регионе является не отсутствие демократических норм и ценностей, а проблема создания (или воссоздания) эффективных институциональных структур, которые основывались бы на существовавших традиционных образованиях с целью восстановления легитимности власти. В противном случае форсирование политических трансформаций в «ослабленном» государстве, в сочетании с конфликтогенным контекстом политической ситуации, может привести к «взрыву конфликтов» в регионе.

Во второй главе исследования «Влияние сомалийского кризиса на безопасность стран Африканского Рога» сделан акцент на постановке вопроса о том, какую роль играет сомалийский кризис в системе безопасности в регионе в контексте политических трансформаций.

В разделе 1 «Общая характеристика Сомалийской проблемы» отмечается, что ситуация, сложившаяся в Сомали на современном этапе, представляет собой пример «распада государства». Трудность при рассмотрении вопроса о распаде государства и его влиянии на безопасность региона, заключается прежде всего в том, что сам феномен «распада государства» не позволяет проводить обобщений33. Более того, в исследованиях в области распада государства часто делается акцент либо только на самых ярких проявлениях распада государства (полный распад), либо дается описание ситуаци в общем плане. При этом важно учесть положение, выдвинутое Ротбергом Р., согласно которому «ситуация распада государства всегда создается людьми; она не может быть случайностью, не может быть вызвана географическими, экологическими, или какими-то внешними факторами. Именно решения лидеров страны и ошибки лидерства неразвитого региона разрушают государства и вообще любую, самую слабую форму политического управления, которая остается на руинах государственности»34. При этом ключевое значение имеет процесс размывания, утраты или изначального отсутствия легитимности.

Кроме того, проблемы, вызванные столкновениями кланов, вышли на поверхность только после обретения Сомали независимости. Фактически сложилась ситуация, при которой авторитарное правление косвенно способствовало разрастанию претензий кланов и подкланов друг к другу, что в итоге стало угрожать стабильности в стране и угрожать процессу поддержания государственности, в первую очередь – работоспособности парламента. Однако никаких перспектив образования новых форм правления или трансформации старой не наблюдалось; наоборот, многочисленные главы кланов и повстанческих групп обретали все больше власти и ресурсов, а также – территории, что вынуждало тысячи людей к бегству в соседние страны.

Сомалийская проблема усугубляется нестабильностью, которая наблюдается в военном плане – фактически невозможно выделить превосходство какой-то одной из воюющих группировок. Более того, постоянное дробление политических и военных групп и переход к клановому принципу при проведении переговоров еще более усугубляют ситуацию35. Созданное по итогам конференций по примирению в Сомали Переходное Национальное Правительство обладает очень ограниченной представительностью. Это ухудшает перспективы мирного урегулирования: основные вопросы переговоров вновь стали сводиться к призывам к оказанию международной помощи, т.е. к тем вопросам, которые во многом спровоцировали кризис в стране при Сиаде Барре и после его ухода.

В разделах 2 «Ход развития кризиса» и 3 «Перспективы урегулирования сомалийской проблемы», отмечается, что предположения о том, что распад государства может быть остановлен при помощи сочетания военной силы с усилиями по «строительству государства», что обычно сводилось к проведению выборов, оказались неправомерны. Такие предположения ошибочны, так как в случае с распадом государства необходимо создать реальную базу легитимности, на которой возможно построение всей схемы государственного правления. Реально же происходит простая подмена одного набора неэффективных государственных институтов другими, и при этом государство перестает быть гарантом развития, в первую очередь - политического. Современное практическое состояние кризиса в Сомали характеризуется фактической раздробленностью страны: только на севере страны действует региональная администрация на клановой основе, которой удалось воссоздать ситуацию стабильности и порядка. Одновременно, большая часть южных и центральных районов Сомали вообще не имеют никакой централизованной администрации. В некоторых случаях местные общины справляются с делами и образуют некое подобие администрации, - их условно можно обозначить как города-государства. В других же районах царит полная анархия и безвластие.

Заявляемый многими исследователями принцип клановости как принцип, который должен быть ключевым при попытках решения сомалийской проблемы, не дает возможности определить, насколько жизнеспособна сама клановая структура. Важность участия глав военизированных групп в процессе урегулирования обусловлена их участием в процессе распада государства после падения режима Сиада Барре, и наличием у них самостоятельных вооруженных формирований. Однако, даже внутри этих военно-политических групп налицо «фрагментация, которая вряд ли позволит им выступить едиными участниками переговоров, не говоря уже об их эффективности в плане осуществления управления государством»36. В политическом плане сомалийское урегулирование должно разрешить одну из ключевых проблем – наличие чрезмерного числа участников переговорного процесса, которое уже не является воплощением принципа представительности. Кроме того, сегодня важнее вести речь о реальных изменениях, а не о формальных трансформациях в Сомали: «в итоге государство само должно выработать свою уникальную стратегию преодоления кризиса правления, которая бы учитывала реальную легитимность, и, следовательно, способность государства эффективно управлять»37.

Пример Сомали показывает опасность, которую заключает в себе слабость государственных структур. Слабое государство не способно обеспечивать безопасность своих границ и в итоге потенциал конфликта, накопленный в стране, может вылиться в гражданскую войну. Более того, распад государства при этом опасен для всей системы безопасности региона, так как означает удаление одного из элементов системы, что может привести к подрыву всей системы, так как на месте государства Сомали образовывается политико-пространственный вакуум безопасности.

Третья глава «Новые угрозы безопасности в странах Африканского Рога» посвящена характеристике процесса исламизации и воздействия террористических организаций на безопасность стран региона. В разделе 1. «Исламизация региона как аспект безопасности региона» отмечается, что Влияние исламского фактора на обеспечение региональной безопасности – тема неоднозначная, но в настоящее время влияние исламского фактора на внутриполитическую обстановку стран Африканского Рога неуклонно растёт. Эта тенденция превращается в фактор нарастающей политической и в ряде случаев военно-политической напряженности. Национальным правительствам становится всё труднее держать под контролем развитие ситуации в своих странах, где набирают силу сепаратистские тенденции, вызванные бедностью и резким сокращением бюджетных ассигнований на цели развития в последние два года. Так, в Афарии (район на юге Эфиопии, пограничный с Сомали и Кенией) продолжается фактическое противостояние между структурами тиграйско-амхарского толка (НФОТ-РДФН) и Фронтом освобождения афаров (ФОА) – влиятельной силой в этом регионе, поддерживаемой рядом арабских государств. Определенную опасность представляет деятельность экстремистских организаций «Исламский союз», «Исламский фронт освобождения оромо»38 (ИФОО), «Национальный фронт освобождения Огадена» (НФОО), «Фронт освобождения оромо» (ФОО), «Братья мусульмане» и др. В связи с этим в Разделе 2 «Воздействие террористических организаций на безопасность стран региона» указывается, что практика исламизации с экстремистским уклоном приводит к деструктивным явлениям в странах Африканского Рога. Это связано с тем, что комплекс кризисных явлений экономического и политического характера в странах региона создал колоссальный потенциал для расширения деятельности международных террористических организаций. При этом важно, что регион Африканского Рога может выступить и как субъект, и как объект международного терроризма.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»