WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Параграф 2.2 посвящен детальному рассмотрению современной политической структуры Бельгии как федерации и консоциации с институциональной точки зрения. В результате исследования с использованием в рамках исторического подхода удалось проследить динамику развития многовекового валлоно-фламандского конфликта и процесса образования федеративного государства в Бельгии, построенного по уникальной «двухуровневой» модели. Влияние консоционализма выражается в преобладании принципа пропорциональности в процессе принятия решений, а также в сочетании территориальных субъектов (регионы) с экстерриториальными (языковые сообщества). Основной причиной федерализации государства, более века существовавшего с унитарным государственным устройством, послужило языковое разнообразие, которое было институционализировано путем признания языковой границы между голландоязычными и франкоязычными бельгийцами в 1963 году. Углубленное рассмотрение бельгийской модели выявило ее характерные черты: асимметричность и определяющая роль лингвистического фактора. Многолетние реформы в сфере государственного устройства Бельгии привели к сложной, но эффективной институциональной системе: фламандская часть обладает неким институциональным единством, в то время как франкоязычная часть разделена, хотя большое количество институтов позволило франкофонам создать противовес фламандскому большинству. Коалиционный характер формирования правительств всех уровней, наличие экстерриториальных и территориальных субъектов федераций, несовершенность бюджетной политики, привязка юстиции к федеральному уровню, парность партийной системы, особый статус Брюсселя – все это обуславливает существование в Бельгии уникального федерализма, одной из главных черт которого является асимметричность, которая проявляется в следующем. Прежде всего не все регионы одинаковы по статусу: вследствие требования Фландрии, в название брюссельского региона введено дополнение «столица» (т.е. «регион Брюссель-столица»), что приводит к принятию факта существования двух основных регионов – Фландрии и Валлонии. Во вторых, чистый по своей природе экстерриториализм существует только в Немецком сообществе, так как является единственным сообществом в Бельгии, не привязанным политически к определенной территории. В третьих, совпадение в Брюсселе компетенций только двух сообществ (а не трех) также вносит асимметрию в политический и институциональный дизайн Бельгии. В четвертых, парный характер партийной системы также исключает наличие сильных немецкоязычных партий, способных эффективно и долгосрочно участвовать в процессах управления и принятия решений на всех уровнях. Такой углубленный анализ позволил выяснить, что асимметрия приводит к стабильной биполярной модели федерализма с Фландрией и Валлонией на двух полюсах. Следствием всего этого явилось то, что Бельгия де-факто стала биполярным федеральным государством, в котором Фламандское сообщество и Валлонский регион играют первые роли, а Брюссель и Немецкоязычное сообщество являются младшими составляющими.

В параграфе 2.3 развивается гипотеза о консоционализме как эффективном инструменте разрешения этнолингвистического конфликта в Бельгии, и определяются основные «камни преткновения» успешного разрешения валлоно-фламандских языковых разногласий. Проведенное исследование позволило определить основные черты внутрибельгийского конфликта: разрешение конфликта мирными политическими методами путем проведения переговоров между элитами двух этнолингвистических групп; равноправный статус обеих этнических групп в общенациональном масштабе (отсутствие титульной нации и этнического меньшинства); многоэтапность и постепенность процесса реформирования; урегулирование путем изменения языкового законодательства; «детализированный» подход к реформе. Выведенные особенности бельгийского языкового конфликта не противоречат видению Арендом Лейпхартом консоционализма в качестве наиболее приемлемого и эффективного метода разрешения конфликтов в т.н. «разделенных» обществах в силу того, что в рамках этой теории различия признаются, а не отвергаются, и на их основе строится диалог между элитами.

Глава III «Бинарное сравнение консоциаций: Бельгия и Швейцария» является кросснациональным анализом консоциональных обществ в Бельгии и Швейцарии, и состоит из 4 параграфов: Параграф 3.1 дан сравнительный анализ процесса принятия политических решений в исследуемых странах. В нем предлагается вывод о консоциональности Швейцария по форме политических институтов, а не по принятию политических решений. Кроме того, развивается гипотеза о том, что принцип пропорциональности является одной из несущих опор в многосоставных демократиях, где повсеместно и максимально эффективно обеспечиваются права меньшинств. Вывод о том, что принятие политических решений в Бельгии в результате парламентского одобрения на федеральном и региональном уровнях больше соответствует духу консоционализма также соответствует логике всего исследования. Также, гармонично вписывается в механизм парламентского решения в Бельгии, и право «вето», обеспечивая баланс сдержек и противовесов. В Швейцарии практика референдумов обеспечивает использованию права «вето» фрагментарный характер, прежде всего, путем обеспечения «двойного большинства».

В параграфе 2.2 были исследованы особенности взаимоотношений между федеральными центрами и субъектами федераций, которые находятся в прямой зависимости от консоциональных элементов. Вывод о том, что идеологическая конгруэнтность является важным фактором в эффективном функционировании центро-субъектных отношений лежит в основе анализа данного элемента. Также сделан вывод о том, что разный ход становления федераций (ассоциация или диссоциация) накладывает свой отпечаток на развитие отношений центра и регионов. Наличие относительно большого количества однородных субъектов федерации в Швейцарии обуславливает их объединение в формальные организации. В Бельгии, где субъектов мало и они разнятся по характеру полномочий, объединение в общие организации для выражения общих интересов практически невозможно.

Анализ особенностей партийных и избирательных систем и их влияния функционирование консоциональных механизмов приводится в параграфе 3.3. Исследование партийных систем показало, что в условиях консоциональной демократии многопартизм становится умеренным и регулируемым. Главные характеристики партийных систем в Бельгии (дуальность) и Швейцарии (доминирование «большой четверки») являются результатом развития консоциации в этих странах. Последовательное и регулярное применение консоциональных инструментов ведут к уравниванию влияния основных политических сил, о чем свидетельствует статистический анализ результатов парламентских выборов за последние годы. Сравнение избирательных режимов показало, что основным принципом оценки эффективности избирательных систем в консоциациях является пропорциональность. В Бельгии недавно проведенная избирательная реформа направлена на повышение пропорциональности в связи с требованиями политических партий. В Швейцарии пропорциональность искусственно ограничивается с целью обеспечения большинства «квартета».

Параграф 3.4 затрагивает этнолинвистический фактор формирования консоциаций. Учитывая особую роль многоязычия, следует отметить, что на федеральном уровне при использовании языка осуществляется принцип индивидуальности (или экстерриториальности), а не территориальности, который доминирует на уровне субъектов федераций в определении лингвистической границы (официальной в Бельгии и неформальной в Швейцарии). В условиях консоционального принятия решений в обеих политиях строго используется принцип субсидиарности в языковой политике. Режим одноязычия, подразумеваемый принципом территориальности, является эффективной защитой основного языка, используемого в том или ином субъекте, от влияния других языков. Официальное признание двух или многоязычия может считаться единственно возможным мирным и демократическим способом разрешения языковых разногласий в многоязычных обществах. Сделаны также важные выводы по языковым режимам: Экстерриториальное использование языков покрывает всю территорию Бельгии в связи с наличием трех языковых сообществ, имеющих статус субъектов федерации. В Швейцарии такая экстерриториальность применяется лишь в четырех официальных двух или многоязычных кантонах, в силу большего распространения принципа территориальности в однородных кантонах.

В заключении сделаны основные выводы в соответствии с поставленными в диссертации исследовательским вопросом, целями и задачами, а также рабочими гипотезами.

Выполнен сравнительный анализ функционирования консоциаций в федеративных моделях Бельгии и Швейцарии с особым фокусом на корреляцию консоционализма и федерализма, а также изучение влияния такого соотношения на способность политических систем Бельгии и Швейцарии разрешать разногласия и конфликты, связанные с этнолингвистическим и идеологическим плюрализмом. В ходе анализа были выведены современные факторы консоционализма на основе изучения опыта становления консоциональной демократии в Бельгии в историческом и институциональном разрезах.

В результате исследования были подтверждены все три рабочие гипотезы. Консоционализм в многосоставных обществах наиболее эффективен в условиях демократической модели федерализма, ярким подтверждением чему являются сами примеры: Бельгия и Швейцария. Наибольшая степень приемлемости консоциональных методов в разрешении этнолингвистических разногласий в сегментированных обществах обуславливается способностью консоционализма вовлекать максимальное количество групп интересов, а также его гибкость. Универсальная роль пропорциональности в условиях консоционализма также подтверждена выводами сравнительного анализа Бельгии и Швейцарии. В качестве теоретической базы исследования была опробована и усовершенствована теория консоционализма Аренда Лейпхарта, на основе которой были выведены зависимые и независимые переменные исследования.

Другим важным выводом исследования стала возможность выведения дополнительных характерных черт для современного консоционализма: консенсус в принятии решений; идеологическая конгруэнтность в центро-субъектных отношениях; уравнительная и умеренная многопартийность в политической системе; пропорциональность в избирательных режимах; фокус на этнолингвистические размежевания.

Проведенное исследование показало, что механизмы консоционализма дают возможность для гибкого сосуществования групп, различающихся по самым разным признакам, в рамках одного многосоставного общества. В результате эволюции консоционализм продемонстрировал свою гибкость и способность к адаптации, что является еще одним свидетельством жизнеспособности этой теории. Как и федерализм, консоционализм уникален в каждой политической системе, он нигде не повторяется: идентичных консоциональных обществ не существует – это еще один вывод исследования. Несомненно, что современные формы консоциации являются эффективным политическим механизмом для строительства демократического многосоставного общества в условиях этнолингвистического, идеологического, религиозного и культурного многообразия. Таким образом, консоционализм рассматривается как эффективный метод разрешения конфликтов в многосоставных обществах в силу того, что сегментарные различия признаются, а не отвергаются, и на их основе строится диалог между элитами.

Приложения к данному исследованию состоят из ряда карт, наглядно демонстрирующих размежевания в Бельгии и Швейцарии, таблиц, необходимых для более глубокого понимания политических реалий в исследуемых странах, а также других материалов визуального характера.

Список использованных источников и литературы являет собой сводный список всех упомянутых в настоящем исследовании научных работ, а также использованных источников иного характера (нормативные акты, периодика), сформированный в алфавитном порядке.

Список публикаций по теме диссертации:

  1. Ормонбеков, Ж.Т. История становления валлоно-фламандского конфликта в Бельгии до 1830 года [Электронный ресурс] / Жоомарт Ормонбеков // Журнал Центра европейской документации КНУ «Европейский диалог». – 2003. - №4. Режим доступа: http://www.edc.in.kg/publikacii/dialg4-03.htm
  2. Ормонбеков Ж.Т. Процесс перехода к децентрализованной модели государственной власти в Бельгии (1830-1916) [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Журнал социальных наук Кыргызско-Турецкого Университета «Манас». – 2003. – №7. – С. 51-65.
  3. Ормонбеков, Ж.Т. Бельгийская модель федерализма: особенности и перспективы [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Казанский Федералист. – 2004. – №1 (9). – С. 138-156.
  4. Ормонбеков, Ж.Т. Бельгийская модель федерализма [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Федерализм: российское и международное измерения (опыт сравнительного анализа) / Под. ред. Р. Хакимова. – Казань. – 2004. – С.606-625.
  5. Ормонбеков Ж.Т. Основные проблемы процесса федерализации в Бельгии [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Журнал социальных наук Кыргызско-Турецкого Университета «Манас». – 2006. – №14. – С. 59-65.
  6. Ормонбеков Ж. Теория консоционализма Аренда Лейпхарта [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Казанский Федералист. – 2007. – №1-2 (21-22). – С. 92-108.
  7. Ормонбеков Ж. Федерализм и консоционализм: аспекты соотношения на примере Бельгии и Швейцарии [Текст] / Жоомарт Ормонбеков // Вестник Пермского Государственного Университета. Политология. – 2007. – №1. – С. 59-69.
  8. Ормонбеков Ж. Опыт Бельгии и Нидерландов по обеспечению культурно-языкового разнообразия. 2009 (готовится к публикации).
  9. Ormonbekov J. Logics of the Intergovernmental Relations (IGR) in Consociational Designs of Belgium and Switzerland // Swiss Review for Political Science. 2009 (готовится к публикации).

1В данном исследовании термины «многосоставное общество», «плюралистическое общество», «неоднородное общество», «сегментированное общество», «внутренне разделенное общество» являются взаимозаменяемыми синонимами.

2 В данном исследовании в основном используется оригинальный термин Лейпхарта «консоционализм» и его производные «консоциональный» и «консоциация» (переводное понятие «сообщественность» и производные являются взаимозаменяемыми синонимами).

3 Здесь F является обозначением индекса раздробленности, 1 – самым высшим показателем раздробленности, i – процентная доля того или иного сегмента

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»