WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В настоящем сравнительном исследовании был также использован бинарный анализ, предусматривающий детальное рассмотрение двух казусов с целью выявления как общих, так и отличительных черт в разрезе целей и задач исследования. Применение бинарного анализа, несмотря на его простоту, потребовало значительной теоретической базы и четко очерченного круга исследования. Необходимо отметить, что в данном исследовании речь идет об эксплицитном бинарном анализе, так как исследователь не является выходцем из рассматриваемых стран.

Также в условиях бинарного анализа поощряется применение исторического подхода, необходимого для выявления всех исторических предпосылок для правильной интерпретации современных политических процессов. В частности, применение исторического подхода в отношении процессов федерализации Бельгии является логичным и полезным, так как политические процессы, которые привели к консоциональной модели в этой стране, наиболее понятны именно с исторической перспективы.

Рассмотрение в настоящем исследовании эффективности политических институтов и их соотношения в сравнительном разрезе обуславливает необходимость использования методологии институционализма и неоинституционализма, ориентированной на изучение политических институтов, что позволяет создать более целостную картину функционирования той или иной политической системы. Институты рассматриваются в качестве «правил игры» в обществе, являя собой основу любой политии.

Кроме того, в данной работе в ограниченной форме были использованы методы количественного анализа. В частности проведен статистический анализ для составления сравнительных таблиц по итогам парламентских выборов в Бельгии и Швейцарии. Кроме того, были применены элементы математических расчетов по формулам для вычисления степени консоциации, а также показателей избирательных порога и магнитуды в рассматриваемых странах.

Теоретической основой исследования является теория консоционализма, предложенная А. Лейпхартом о многосоставных обществах, где политические процессы осуществляются на основе взаимодействия элит различных сегментов общества. В данной работе рассмотрена эволюция теории консоционализма с учетом ее критики и адаптации, а также совершена попытка выявить корреляцию с федерализмом и определить современные критерии консоционализма. Сравнительный анализ Бельгии и Швейцарии полностью проведен в рамках соответствия теории консоционализма Аренда Лейпхарта, ее критериям и требованиям. В целом, исследование было проведено на стыке сравнительного, исторического и институционального подходов, что придает ему целостность и комплексность.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В условиях многосоставного общества федерализм и консоционализм соотносятся между собой в такой конфигурации, когда федерализм представляет собой институциональную рамку, а консоционализм его содержательное наполнение;
  2. Конфигурация федерализма и консоционализма оказывает институциональное влияние на потенциал политических систем в предотвращении и разрешении разногласий между группами интересов, участвующих в политических процессах;
  3. Внедрение консоциональных механизмов в функционирование политической системы в условиях многосоставного общества обуславливает применение принципа пропорциональности в политических процессах, имеющих место на различных уровнях власти;
  4. Федеративная консоциация, возникая в Бельгии в результате многолетних процессов реформирования государственного устройства, является «идеальным типом» в проведении сравнительного анализа федеративно-консоциональных структур в многосоставных обществах;
  5. Адаптированная теория Аренда Лейпхарта о консоциональной демократии представляет собой достаточную основу для проведения сравнительного анализа консоциаций в федеративных моделях Бельгии и Швейцарии с перспективы идеологического и языкового разнообразия.

Научная новизна исследования. В настоящем исследовании консоционализм рассматривается с точки зрения своей эффективности как альтернативной формы политического режима и метода разрешения конфликтов в многосоставных обществах в современных условиях этнолингвистического и идеологического разнообразия.

В диссертации дается разносторонний анализ теории консоциональной демократии Аренда Лейпхарта и ее критики с точки зрения ее применения в качестве базы для сравнительного исследования, выводятся общие черты современного консоционализма.

Одним из ключевых моментов исследования также является попытка корреляции федерализма и консоционализма: развитие механизмов консоционализма в Бельгии привело к институционализации политической структуры в форме федеративного государства, а в Швейцарии консоционализм стал оптимальным инструментом, придающим гибкость и мягкость жесткой федеративной структуре

Кроме того, случай Бельгии используется в качестве «идеального типа» в сравнительном исследовании, в связи с чем проведен детальный анализ бельгийской политической структуры с точки зрения федерализации в условиях этнолингвистической напряженности.

Диссертантом проведено кросснациональное бинарное сравнение Бельгии и Швейцарии по тем параметрам, по которым между этими политиями ранее не проводилось (процесс принятия решений, политические партии и избирательные системы, отношения между центром и субъектами, а также особенности языковой политики).

Немаловажным является то, что исследование также представляет собой попытку закрепления термина «консоционализм» и его производных в русскоязычной политологической лексике.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования конкретных рекомендаций разрешения конфликтов в консоциональном русле государствами, потенциально способными к восприятию консоциональных методов в политических процессах для обеспечения политической стабильности на национальном уровне. Результаты работы могут быть использованы как государственными органами, так и академическими институтами для выработки индивидуальных моделей разрешения определенных аспектов текущих конфликтов, основанных на сегментированности общества.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования нашли отражение в ряде публикаций в профессиональных и научных изданиях. Основные положения работы были представлены во время специального семинара в Центре предотвращения конфликтов при Кыргызском Национальном Университете имени Жусупа Баласагына (ноябрь 2006). Результаты исследования были опробованы в том числе в рамках лекционного курса «Сравнительная европейская политика» на кафедре Международной и сравнительной политики Американского Университета в Центральной Азии в августе-ноябре 2008 года.

II. СОДЕРЖАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ

Работа состоит из введения, трех основных частей, которые в свою очередь подразделяются на параграфы, заключения, приложений и списка использованных источников и литературы.

Во введении обоснована актуальность проблемы функционирования консоциаций в условиях федеративного устройства. Поставлена цель рассмотреть аспекты соотношения консоционализма и федерализма, а также изучение влияния такой корреляции на способность политических систем Бельгии и Швейцарии разрешать разногласия и конфликты, связанные с этнолингвистическим и идеологическим плюрализмом.

Глава I «Теория консоционализма (сообщественности) в проведении сравнительного анализа федеративных политий» состоит из трех параграфов. В параграфе 1.1. дан анализ теории Аренда Лейпхарта, доступно объясняющей логику функционирования консоциаций в многосоставных обществах Западной Европы на основе взаимосплетения таких принципов как консенсус, коалиционность, пропорциональность и сотрудничество элит. В параграфе также детально рассмотрена теория консоциональной демократии Аренда Лейпхарта и ее конструктивная критика, часть которой позднее была инкорпорирована в теорию. Кроме того, в исследовании проанализирована эволюция теории, в результате которой механизмы консоциональной демократии стали более привлекательными, в первую очередь благодаря гибкости формата и высокой степени «включенности» групп интересов в этот процесс. Сконструированная для объяснения политических процессов в Нидерландах, Австрии и Швейцарии образца 60-70-х годов ХХ века эта демократическая модель смогла эволюционировать вместе с развитием политических процессов в упомянутых обществах. Попытки внедрить сообщественные механизмы в ряде африканских и азиатских стран, безуспешно завершились в связи с неразвитостью демократической культуры в этих обществах. Так, к 70-м годам прошлого столетия, консоционализм остался практически применимым только в лингвистически и идеологически разнообразной Швейцарии. В тот же период, механизмы консоциональной демократии привлекли и вдохновили инициаторов федерализации в Бельгии гибкостью своего формата и высокой степенью «включенности» различных групп интересов. Для Бельгии, для которой напряженность в этнолингвистических отношениях стала характерной чертой внутриполитического ландшафта, консоционализм стал безболезненным и эффективным переходом к строительству федеративного государства. Таким образом, в настоящее время приходится говорить о двух примерах консоционализма, и прежде всего, этнолингвистического характера.

Параграф 1.2 полностью посвящен рассмотрению взаимного влияния консоциональных механизмов на федеративные институциональные структуры в многосоставных государствах. Изучение данного аспекта позволило понять необходимость такого рода соотношения для политических процессов в именно плюралистических обществах. Проведенный анализ показал, что консоционализм и федерализм, хотя и принадлежат к одной типологии демократии (немажоритарной по Аренду Лейпхарту, либо сложной мажоритарной по Дэниэлу Элазару), не являются идентичными явлениями и имеют очевидную тенденцию к пересечению, накладыванию и взаимодополнению. Вместе с тем, существуют немаловажные различия между консоционализмом и федерализмом, прежде всего по оси «территориальность – экстерриториальность». Еще одним определяющим различием является институциональная жесткость федерализма в сравнении с гибкостью консоционализма: федеративные элементы чаще всего закрепляются в конституциях и их невозможно игнорировать в политических процессах, в то время как, консоциональные механизмы более неформальны по своему характеру. Консоциональные механизмы прочно вошли в структуру как федеративных, так и ряда унитарных государств, в виду своей эффективности в разрешении и предупреждении конфликтных ситуаций между различными сегментами многосоставных обществ.

Кроме того, в результате исследования открылась перспектива сравнения федерализма и консоциализма по критериям их функциональности в политических системах. Оба явления имеют как политическое, так и социальное измерения. Однако, вместе с тем, по шкале «более или менее», федерализм более политический, в силу своей институциональной структурности по оси «центр-регион», в то время как, консоционализм более социален, общественнен, так как подразумевает собой сотрудничество и сосуществование социальных групп, разделенных по самым разным признакам, начиная от вероисповедания и заканчивая этнической или идеологической принадлежностью. В этом контексте, одним из предварительных выводов может послужить такое утверждение, что федерализм являет собой в чистом виде форму государственного устройства (то есть фиксированный каркас для функционирования политической системы), а консоционализм – политический режим (то есть наполнение каркаса). В качестве еще одного вывода может послужить следующее умозаключение: консоциональные механизмы могут использоваться как в федеративных, так и унитарных государствах, но обязательно демократических.

И, наконец, в параграфе 1.3 сделана попытка дать объяснение, почему именно в Бельгии и Швейцарии консоциональные механизмы наилучшим образом прижились в условиях федеративного устройства. Для этого были проведены расчете по формуле, предложенной Арендом Лейпхартом для определения индекса раздробленности многосоставных обществ. Использование формулы индекса раздробленности3 F = 1 - i ( i ) позволило рассчитать средний индекс сегментации по идеологическому и языковому признакам для обеих рассматриваемых политических систем –для Бельгии этот показатель составляет 0,67, для Швейцарии – 0,645. На первый взгляд, эти две федерации (одна нового поколения, вторая – классическая) имеют много схожих черт, обусловленные их принадлежностью к группе малых западноевропейских консенсусных демократий. Однако, более углубленное исследование этих политических систем выявляет принципиальные различия между ними, которые вкупе с общими чертами дают достаточную почву для выработки эффективных рекомендаций не только третьим странам, но и Бельгии и Швейцарии, политические процессы в которых отличаются в последнее время относительной динамичностью.

Глава II «Современная форма консоциации в Бельгии как идеальный тип» также состоит из трех параграфов. В параграфе 2.1 развивается гипотеза американского исследователя-федералиста Иво Духачека о первичной природе консоционализма, на чем и была осуществлена попытка анализа федерализационных процессов в Бельгии с исторической перспективы. Духачек концентрирует свое внимание на первичности консоционализма в отношении федерализма, называя его «повивальной бабкой федерализма», и отмечает, что эффективное применение консоциональных механизмов в унитарных политических системах может привести к образованию новых федераций. Таким образом, при эффективном и регулярном применении консоциональных механизмов политическая система может эволюционировать от конституционно закрепленного унитарного государства к федеративному типу устройства. Бельгия, например, с момента своей независимости в 1830 году развивалась как унитарное государство, однако уже с конца XIX века были предприняты попытки консоционального разрешения вопросов, в первую очередь в использовании языков в разных сферах жизнедеятельности. К концу ХХ века, консоциональный инструментарий стал применяться более широко, что привело к формальному созданию в бельгии федеративного государства.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»