WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Необходимость налаживания и укрепления экономических связей с российскими соотечественниками, обладающими достаточно солидным потенциалом, а также осуществления конкретных мер по обеспечению социально-экономических прав соотечественников ясно осознавалась российской политикой уже в 90-е годы XX века. Однако вплоть до Конгресса соотечественников, проживающих за рубежом, состоявшегося в Москве в октябре 2001 г., федеральные органы не спешили переводить данные установки в практическую плоскость политики. Предпринимаемые различными государственными и муниципальными структурами попытки консолидировать деловые круги «Русского мира» наталкиваются на отсутствие у них как корпоративного интереса, так и на отсутствие реальной модели стимулирования этого интереса со стороны российского государства.

С начала 90-х годов и фактически по сегодняшний день российские соотечественники на постсоветском пространстве, рассматривались, прежде всего, как объект политической защиты и оказания материальной помощи. Эта практика, вполне оправданная после распада СССР, сегодня нуждается в серьезных коррективах. По оценкам экспертов, несмотря на все негативные моменты, связанные с социально-экономическими трудностями новых независимых государств и ущемлением интересов наших соотечественников в хозяйственной деятельности, сфере труда и занятости в целом, русский бизнес в ряде новых независимых государств уже имеет достаточно прочные позиции.

Таким образом, можно согласиться с мнением известного петербургского исследователя С.Переслегина, который, рассуждая о геостратегии современной России в своей книге «Самоучитель игры на мировой шахматной доске», утверждает, что «для России фундаментальной социальной и экономической проблемой является создание национальной корпорации и единой элиты. Можно формально показать, что социально-культурная связность элиты есть необходимое условие социальной связности общества».18 Действительно Россия без такой консолидированной подлинно национальной элиты не способна собрать и удержать не только общеэкономическое постсоветское пространство, но и социально-культурные, политические пространства «Русского мира».

С началом 90-х годов XX века основные политические усилия России в сфере «политики» были сосредоточены исключительно в узко правовом контексте. Действительно, вопрос о защите политических и гражданских прав российских соотечественников со всей остротой встал после распада СССР в 1991 году.

К середине 90-х годов, со всеми государствами подписаны Договоры о дружбе и сотрудничестве, отдельным блоком в которые включены статьи, регламентирующие обязательства сторон по взаимному соблюдению прав и интересов граждан, проживающих на их территории.19 Но, тем не менее, на сегодняшний день приходится констатировать, что ни соглашения, ни конвенции, ни договоры в части защиты прав и законных интересов соотечественников на постсоветском пространстве должным образом не работают. Российская Федерация, являясь правопреемником и правопродолжателем СССР, пока в полной мере не стала гарантом соблюдения человеческих прав и законных интересов своих соотечественников.20 Начиная со второй половины 90-х годов XX в. Российская Федерация в своей политике по отношению к соотечественникам на постсоветском пространстве исходила из того, что «Россия не имеет экономических и организационных возможностей для приема россиян, проживающих в других странах, а потому проводимая ею политика должна быть направлена на предотвращение их массового исхода».21 Федеральный Закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»(1999г.) на современном этапе не отвечает в полной мере целям и принципам поддержки Российской Федерацией своих соотечественников».22 И здесь, в который уже раз, снова можно говорить о проблемах целеполагания российской политики (т.е. о наличии или отсутствии национальной консолидирующей государство и нацию идеи) и в целом о проблемах формирования подлинной национальной элиты российского общества.

Положение с защитой политических и гражданских прав российских соотечественников и, шире, всего комплекса взаимоотношений с российскими соотечественниками стало меняться в лучшую сторону (хотя, все же стоит признать, что позитивные изменения идут слишком медленно) только с началом 2000-х годов. Анализ всего комплекса документов по данной проблематике показывает, что в силу сложившихся обстоятельств, реальные шаги российской политики пока что не отвечают важной роли структурирования политических механизмов, способных управлять столь сложной конструкцией.

В Заключении подведены основные итоги исследования и сделаны обобщенные выводы:

1) Определяя соотечественников как лиц, «постоянно проживающих за пределами России, но связанных с Россией историческими, этническими, культурными, языковыми и духовными узами» мы тем самым рассматриваем их как часть нации, и следовательно им присущи те же фундаментальные свойства и черты, которые присущи нации в целом.

2) Диаспора является также частью страны проживания, в экономическое и политическое пространство которой она интегрирована, и это необходимо учитывать при разработке политики России в отношении соотечественников.

3) Современное российское общество, сегодня продолжает переживать период социально-экономической трансформации – в обществе происходит сложный процесс изменения модели, формы и содержания своего бытия, происходит активное изменение общественных приоритетов в том числе и во внешней политике. Политические изменения в России и в странах СНГ и Балтии происходят неодинаково, в силу чего политика в отношении соотечественников должна формировать с учетом отличий в социально-политическом развитии этих стран.

4) На сегодняшний день многие страны мира имеют богатый опыт построения своей политики по отношению к соотечественникам, проживающим за рубежом. Современная российская политика на постсоветском пространстве, безусловно, должна учитывать достижения диаспоральной политики других стран. Несмотря на разницу идеологий и государственных систем, абсолютно все государства, проводящие успешную политику в отношении соотечественников за рубежом, исходят из главной установки: защита «своих» - это моральный долг всякого уважающего себя государства.

5) С точки зрения практической реализации задачи взаимодействия с диаспорами, наибольший интерес представляет опыт диаспоральной политики Армении и Израиля. Любая страна, проводящая сегодня сколь-нибудь успешную диаспоральную политику, в итоге старается использовать политический, культурный и экономический потенциал своей диаспоры (т.е. получить «партию влияния») для защиты своих национальных интересов и развития межгосударственных связей. Иначе говоря, среди трех моделей диаспоральной политики (репатриационная, патерналистская, прагматическая) наиболее привлекательной выглядит последняя, т.е. прагматическая модель.

6) Анализ культурно-языковой составляющей российской политики в отношении диаспор показывает, что складывание «Русского мира» как сообщества соотечественников, думающих и говорящих на русском языке, связанных особой национальной связью приобретает важное значение. В условиях глобализации концепция русского двуязычия – русский язык, как язык идентичности, плюс владение любым из мировых языков коммуникации, - автоматически дает России стратегический шанс и тактическое преимущество в борьбе за пространство смыслов.

7) Анализ экономической составляющей российской политики в отношении диаспор показывает, что в целом, практические шаги и многочисленные дискуссии вокруг этой темы пока не привели к выработке ни эффективных моделей трансграничного хозяйственного взаимодействия России с соотечественниками, ни критериев оказания экономической помощи соотечественникам в государствах-участниках СНГ, не говоря уже о четкой долгосрочной стратегии поддержки российского предпринимательства за рубежом. Поэтому среди первоочередных шагов по поддержке соотечественников должно стать разработка концепции взаимодействия с диаспоральными бизнес-структурами и включение их в систему экономической жизни России.

8) Анализ политической составляющей российской политики в отношении соотечественников показывает, что в целом, на сегодняшний день основные политические усилия России в сфере «политики» как сегмента всего комплекса взаимоотношения с соотечественниками на постсоветском пространстве, всё ещё сосредоточены исключительно на узко правовом контексте. Поэтому сейчас является актуальной задача разработки концепции политического взаимодействия с диаспорами либо в виде отдельного документа, либо в виде части общей концепции внешней политики России. При этом необходимо разработать такой механизм политического взаимодействия, который позволил бы, с одной стороны, эффективно реализовать потенциал диаспоры как инструмента внешней политики России, а с другой, не способствовал изоляции диаспоры от остальной части общества страны проживания.

9) Необходим пересмотр российской миграционной политики с тем, чтобы обеспечить безболезненную реинтеграцию представителей диаспоры в российское общество с учетом конкретной демографической ситуации и задач регионального экономического развития.

10) Российская внешняя политика должна быть направлена на формирование особого политического, экономического и культурного пространства, объединяющего людей, говорящих на русском языке и разделяющих культурные приоритеты России. В этой политике особую роль играет именно социо-культурный фактор, как основной связующий элемент диаспор. Формирование культурной общности должно быть в первую очередь ориентировано на распространение русского языка в странах СНГ и Балтии и поддержание культурной идентичности соотечественников.

Апробация результатов исследования. Результаты исследования были представлены в выступлениях на конференциях молодых ученых «Проблемы теории и истории международных отношений» (Дипломатическая академия МИД Росси, 2006-2007), а также в следующих публикациях автора

  1. Омарова З.М. Политика России в отношении Русского мира.// Обозреватель №2(217),2008, (1 п.л.), (издание из списка, рекомендованного ВАК).
  2. Омарова З.М. К вопросу об определении понятия «соотечественники за рубежом»: опыт России.// Власть №3, 2008, (1 п.л.), (издание из списка, рекомендованного ВАК).
  3. Омарова З.М. Основы политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом в постсоветский период.// Проблемы теории и истории международных отношений. Сб. статей молодых ученых Дипломатической академии МИД России. Вып.3.М., 2007. (1 п.л.).

1 «Русские нового зарубежья: выбор судьбы». Институт этнологии и антропологии РАН., под ред. К.Семина. М., 2001.

2 «Международный опыт защиты соотечественников за рубежом»., под ред. Мурадова Г.Л. М., 2003.

3 Бажанов Е.П. Актуальные проблемы международных отношений. Избранные труды в 3-х томах. - М., 2001-2002; Бажанов Е.П. Современный мир. - М., 2004; Бурсов А.В. Введение в политологию. - М., 1996; Задохин А.Г. Россия и Евразия. - М., 1998; Ли В.Ф. Теория международного прогнозирования. - М., 2003; Шутов А.Д. Постсоветское пространство. - М., 1999 и др.

4 Цит. по Шик Е. Приблизительные выкладки о понятии «диаспора» и экспериментальные наблюдения его применения в венгерском контексте. Новые диаспоры. М., 2002., с.11.

5 Шик Е. Ук. Соч., с.23.

6 Brah A. Cartographies of Diasporas: Contesting identities. Londjn and New York., 1996.

7 См. Приложение к данной работе.

8 «Концепция государственной политики Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом». 2001г.

9 См. Там же., с.402.

10Астафьев П.Е. Смысл истории и идеалы прогресса // Философия нации и единство мировоззрения. М., 2000., с.90.; Бердяев. Н. Судьба России. М., 1990.; его же: Философия неравенства. М., 1990.; его же: Русская идея, основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века. // Вопросы философии, 1990, № 1.; его же: Русская идея. М., 1991.; его же: Душа России. М., 1990. ; Ильин И.Путь духовного обновления // Собрание сочинений, том I., М., 1993.; его же: Наши задачи. М., 1992.; его же: Творческая идея нашего будущего.М., 2007. ; Лосский Н.О. Характер русского народа. Книга первая // Посев, 1957. ; Тихомиров Л.А. Монархическая государственность. М., 1993.; его же: Религиозно-философские основы истории М., 1997. ; Хомяков Д.А. Православие, Самодержавие и Народность. Монреаль, 1983.

11 Сорокин П.А.Система социологии.,Ч. I., Ч.II., М., 1993.; его же: Сорокин П.А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии. // О России и русской философской культуре. М., 1990, с. 483.

12Гумилев Л.Н. От Руси к России. М., 1992.; Зазыкин М.В. Царская власть и закон о престолонаследии. София, 1924.; его же: Царская власть в России. М.,2004. ; Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России. СПб., 1914. ; Карташев А.В. Церковь. История. Россия. Статьи и выступления. М., 1992. ; Ключевский В.О. Курс русской истории. Сочинения в девяти томах. Т. I., М., 1987. ; Костомаров Н.М. Смутное время Московского государства. М., 1994. ; Смирнов А.Ф. Государственная Дума Российской империи. 1906 – 1917. М., 1998.; Солоневич И. Народная монархия. М., 1991.

13 Сорокин П.А. Основные черты русской нации в двадцатом столетии. // О России и русской философской культуре. М., 1990, с. 483.

14 Бердяев Н. Указ соч., с.26.

15 См. Андреева Л.А. Симфония властей.// Религиоведение: Энциклопедический словарь/ Под ред. А.П.Забияко, А.Н.Красникова, Е.С.Элбакян. М., 2006; Боханов А.Н. Русская идея: от Владимира Святого до наших дней. М., 2005; Лебедев Л., протоиерей. Москва патриаршая. М., 1995; Панарин А.С. Православная цивилизация в глобальном мире. М., 2003; Платонов О. Святая Русь.М., 2000.

16 См. Международный опыт поддержки соотечественников за рубежом. М., 2007.

17 См. Хоренаци Мовсес. История армян. Ереван, 1990.

18 Переслегин С. Указ. Соч., с. 84.

19 Содружество Независимых Государств в 2002 г. // Краткий справочник. М., 2003., с 15.

20 См. Материалы Всемирного конгресса соотечественников: Итоговый стенографический сборник. СПб., 2006., сс. 5.-6..

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»