WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Качественное состояние правосознания, носителем которого является общество, напрямую влияет на поведение людей, действующих либо в рамках правового поля, либо вне его. Отсюда вывод о том, что роль справедливости в современном обществе как одного из сильнейших побудителей человека к действию напрямую согласуется с ролью правосознания, которое является направляющей этих действий.

Историческая уникальность развития российского общества предопределила формирование особенного отношения к различного рода явлениям. Справедливость при этом всегда выступала неотъемлемым элементом российского правосознания. Причина этому - зачастую личностное восприятие правовых норм, выражающееся в желании самостоятельно осознать, «прочувствовать» право.

Если личные представления индивида о нравственности и морали размыты либо вообще атрофированы, восприятие правовых норм, к сожалению, легко переходит в тривиальный правовой нигилизм. Отрицательное, ближе к тотальному нигилизму, отношение к праву формировалось в российском сознании на протяжении длительного времени. Как следствие, на лицо правовая неготовность большинства членов российского общества к адекватному восприятию права как действенному инструменту защиты законных интересов.

Однако критика восприятия права российским обществом не является однозначной позицией в отношении данной особенности российского правового менталитета. Основа личностного восприятия права - его оценка с позиций справедливого или несправедливого воздействия на общественные отношения. Сочетание первичного личностного и вторичного формализованного подходов к оценке правовой действительности в полной мере может способствовать достижению должной степени реализации права участниками общественных отношений, а следовательно наполнению правосознания совокупностью положительных оценок права и правовой действительности, что, безусловно, является позитивным фактором правового развития современного российского общества и государства.

В третьем параграфе «Особенности современного российского правосознания в контексте справедливости» отмечается особый статус правосознания как основного элемента правовой культуры современного российского общества.

Существенный статус правосознания в правовой культуре определяется возможностью правосознания выступать в качестве элемента-проводника, обеспечивающего взаимодействие иных элементов правовой культуры между собой. Такие элементы правовой культуры, как право и правовое поведение, напрямую взаимодействуют через правосознание, поскольку субъект, обладая позитивными взглядами на право и правовую действительность в целом, будет руководствоваться принципами правомерного поведения при определенном качестве правосознания. С другой стороны, он всегда может руководствоваться принципами противоправного поведения, сформировав негативное отношение к праву.

Правосознание в правовой культуре, как правило, выступает именно тем элементом, который позволяет субъекту принимать решения касательно дальнейших действий. Правосознание позволяет прогнозировать последствия поведения, при этом в большинстве случаев дает возможность изменить как само поведение, так и его последствия.

Особенностью российского правосознания является тот факт, что изданному закону российское правосознание противопоставляет идею справедливости, в основе которой лежит личностное восприятие права. Другое качественное отличие правосознания российского состоит в его неоднозначности. С одной стороны, специфика истории политического и экономического развития российского государства, в частности, длительного процесса воспитания российского народа в духе авторитарного государства, предопределила безусловную легитимизацию власти в стране, а следовательно, и действия этой власти, которые осуществляются по отношению к народу. С другой стороны, присутствует элемент недоверия к действиям властей в силу того, что их действия не основаны на идеях справедливости и представлениях народа о ней. Это прямым образом влияет и на процессы издания и реализации правовых норм в государстве. Любые действия власти в отношении издания и реализации права оцениваются с аналогичных позиций, к ним такое же двоякое отношение. В целом, российское общество понимает необходимость исполнения законов, при этом не воспринимая их как источники справедливых правовых норм.

Между тем, отмечается, что основной чертой современного российского правосознания, приобретающей актуальность и масштаб, является четкая тенденция формирования отношения к праву как к полноценному средству защиты прав и законных интересов. С одной стороны, это может показаться парадоксальным, так как защита прав и законных интересов граждан есть одна из основных функций права, соответственно формирование должного общественного отношения к последнему не должно вызывать сомнений. Однако в силу национального менталитета и специфики многолетнего исторического формирования российского государства данный аргумент для российского общества не является бесспорным. В свете этого наметившаяся тенденция, сформированная за ничтожный временной промежуток, представляется крайне важной. К сожалению, в рамках всего российского общества о кардинальном изменении отношения к праву говорить не приходится. Однако уже значительное количество различных слоев населения вовлечено в интенсивный процесс «ощущения» права как эффективного помощника в разрешении спора. Прежде всего, это связано с ростом благосостояния населения и правовой культуры в целом, включающей правосознание как элемент. При этом с увеличением материального благосостояния в обществе актуализируется проблематика защиты субъективных прав. Существуют различные способы такой защиты, однако наличие правосознания, содержанием которого является совокупность позитивных представлений касательно права и иных связанных с ним явлений, предопределяет выбор именного правового инструмента при разрешении соответствующей проблемы.

Еще одной характерной чертой современного российского правосознания является и тот факт, что формированию его позитивного содержания способствует не только государство, которое реализует различные социальные программы, предоставляя возможности повышения материального уровня населения, но и значительное количество слоев населения, у которого возникает самостоятельное обусловленное субъективным желанием «цивилизованной» защиты соответствующее представление о праве.

Особенностью современного российского правосознания является его значительная «беззащитность» перед различными внешними факторами. Часто любое противоправное действие, носящее в той или иной степени массовый характер и придающееся огласке, воспринимается как тотальное беззаконье, царящее во всех без исключения общественных сферах. В свете таких событий нивелируется роль права, к нему возникает соответствующее отношение.

Между тем, автор акцентирует внимание на то, что современному российскому правосознанию также присущи следующие особенности: практически полное отсутствие сформированного системного стержня оценки права и правовых явлений, а также хаотичность системы критериев такой оценки.

Несмотря на интенсивный прогресс современного мира и, в частности, России в различных отраслях экономики, политики, социальной сферы, процесс формирования желаемого уровня правосознания, даже с имеющейся «стартовой точки», займет длительный период. Основными факторами, тормозящими его, являются в среднем по стране низкий уровень благосостояния и особенности российской ментальности, в частности, привитые обществу нигилистические взгляды на само право и правовые явления.

Несмотря на самостоятельность права как социального регулятора, в отличие от иных социальных норм, не имеющих государственную обеспеченность, таких как моральные, эстетические, религиозные, право не может существовать обособленно, оно всегда находится во взаимосвязи с ними. С.С. Алексеев отмечает, что «моральные требования» осуществляют свое воздействие на человека «изнутри», посредством «стимулов сознания» и общественного мнения. Между тем, право является «внешним регулятором», который воздействует на поведение через формально-закрепленные и поддерживаемые государством общеобязательные правила поведения1. Должная координация между правом и другими социальными регуляторами приводит к тому, что в обществе происходит отождествление права с иными социальными нормами (к примеру, нормами морали). Однако общеобязательный характер права и ответственность за его нарушение являются факторами, которые понуждают членов общества с большей степенью ответственности относиться к соблюдению именно правовых норм.

Сегодняшнее растущее значение права как основного социального регулятора предопределило особую значимость правосознания. Роль права в системе общественных отношений, особенности правового регулирования в государстве, результаты действия правовых норм - все это ложится в основу формирования правосознания. Изменение указанных процессов приводит к изменению правосознания.

Содержательная основа права обусловливает формирование правосознания. Оно, как и право, впитывает все социально-культурные, исторические и иные особенности общественной жизни. Однако принципиальное различие в развитии и формировании правосознания от права состоит в том, что в праве закрепляются только те особенности, которые носят или могут носить регулятивный и охранительный характер, особенности которые в принципе, возможно формализовать и сделать правилом поведения. Правосознание же представляет собой отражение существующего эмоционального и рационального восприятия права обществом, формируется с учетом всей самобытности общества: все события, происходящие в государстве, имеющие какую-либо значимость для жизни общества, находят отражение и в правосознании.

Вторая глава «Справедливость и правосознание в частноправовых и личностных отношениях» посвящена определению частных начал справедливости и ее реализации в частноправовом и индивидуально-личностном поле, поскольку частные интересы являются основой современного российского общества и государства. В работе обосновывается утверждение о том, что реализация такого рода интересов должна происходить в полном соответствии с требованиями справедливости.

В первом параграфе «Индивидуально-личностный и общественно-публичный аспекты справедливости в правосознании» отмечается, что в силу наличия как индивидуального, так и общественного правосознания, целесообразно рассмотрение справедливости в индивидуально-личностных, а также в общественно-публичных отношениях.

В науке в настоящий момент существует классический и устоявшийся механизм деления права на частное и публичное, предполагающий наличие материальных и формальных теорий.

Сторонники материальной теории утверждают: для четкого разделения права на частное и публичное необходимо уяснить, что регулирует та или иная норма права и что является содержанием того или иного правоотношения. Как и у древнеримских цивилистов, в основе материального подхода к делению права лежит такое понятие, как «интерес». Охрана интересов частных лиц либо государства и есть основополагающий отличительный критерий права частного и публичного. Одним из главных сторонников данной теории является Г.Ф. Шершеневич. По его мнению, критерии деления права на частное и публичное необходимо искать либо в содержании правоотношения, либо в способе и порядке их охранения. Другими словами, критерии деления права на частное и публичное кроятся либо в материальном, либо в формальном моменте. Материальный момент предполагает разграничение частного и публичного права через призму охраняемых правом индивидуально-личностных и общественно-публичных интересов. Следовательно, противопоставляя частные интересы публичным, можно четко определить границы частного и публичного права. Кроме Г.Ф. Шершеневича придерживались этой точки зрения такие русские цивилисты, как К.И. Малышев, С.В. Пахман, Е.В. Васьковский.

Суть формальной теории состоит в том, что она предполагает разграничения права на частное и публичное не на основании качественного содержания объекта охраны – охраняемых интересов, а на основании способа такой охраны. Одну из основ такой дифференциации права на частное и публичное в свете формальной теории их деления составляет механизм инициирования защиты права. По мнению одного из главных последователей данной теории Б.Б. Черепахина, публичным является право, инициатором охраны которого выступает государство, между тем, инициатором охраны частного права являются отдельные индивиды, таким образом, устанавливаются соответствующие границы деления. Сторонниками данной теории являются С.А. Муромцев, Ф.Ф. Кокошкин, Е.Н. Трубецкой, Ф.В. Тара-новский, В.Ф. Яковлев, М.И. Брагинский, Ю.А. Тихомиров.

В свете обозначенных теорий в диссертации делается вывод, что справедливость в общественно-публичном аспекте представляет собой общую справедливость, идеи которой реализуются в общественной сфере и общественном правосознании. Как отмечает Б.Н. Кашников, общая справедливость означает «справедливость основных общественных институтов». Общая справедливость реализуется в сфере общественно-публичных интересов, обязательным субъектом которой выступает общество. Общая справедливость выражает «моральный смысл всего общественного устройства»1

2

.

Между тем справедливость в индивидуально-личностном аспекте представляет собой частную справедливость. Реализация частной справедливости происходит в частной сфере и индивидуальном правосознании, следовательно, частная справедливость, в том числе имеет место там, где возникают индивидуально-личностные отношения. Частная справедливость предполагает нравственный дистрибутивный обмен благ, обязанностей и ответственности, с учетом их соразмерного распределения в индивидуально-личностных отношениях.

Во втором параграфе «Частноправовой аспект справедливости в правосознании» автор отмечает, что рассмотрение частноправового аспекта справедливости в правосознании представляет возможность в должной степени исследовать феномен справедливости с точки зрения таких понятий, как интерес, выгода, соразмерность и эквивалентность.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»