WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Определение вегетативной реактивности показало, что в основной группе нормальная реактивность диагностирована у 32,7% женщин, в 1 группе сравнения – у 59%. Сниженная реактивность в основной группе встречалась у 36,7% обследованных, что в 8 раз превышает показатель 1 группы сравнения. Адекватный характер вегетативного обеспечения, свидетельствующий о сохранении гомеостатических возможностей женского организма, в основной группе выявлен у 59,8% обследованных, в 1 группе сравнения – у 91,7%. Неадекватное вегетативное обеспечение встречалось в основной группе у 40,2% женщин, в 1 группе сравнения только у 8,3%. Избыточное обеспечение, отражающее неприемлемо высокий уровень симпатической активности, выявлено у 16,5% пациенток основной группы и у 62% лиц 1 группы сравнения. Недостаточное обеспечение свидетельствует об избыточной активации регуляторных систем, но уже не подкрепляется соответствующими функциональными резервами. В основной группе недостаточное обеспечение отмечено у 23,7% женщин, в 1 группе сравнения – только у 2%.

Во второй группе сравнения деятельности вегетативной нервной системы соответствовали физиологической норме.

Для решения следующих задач нашего исследования, пациентки основной группы после завершения обследования, были разделены на 1 и 2 клинические группы в зависимости от метода лечения. В первую клиническую группу вошли 46 женщин, которые сочли неприемлемым использовать гормонотерапию. У них применена методика негормональной коррекции. Вторую клиническую группу составили 48 пациенток, которые использовали препарат фемостон 2/10 с целью заместительной гормонотерапии в течение 12 мес. Женщины групп сравнения в дальнейшем исследовании не участвовали.

Методика негормональной коррекции состоит в применении смеси лекарственных веществ: 10 мг кортексина и 4 мг ницерголина на одно введение. Кортексин производится в Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии. Относится к классу цитомединов. В терапевтической дозе 10 мг он оказывает специфическое органотропное действие в отношении коры головного мозга, что позволяет осуществлять тонкую регуляцию вегетативной нервной деятельности путем модуляции метаболизма нейромедиаторов и антиоксидантных систем.

Ницерголин – ноотропное средство; является -адреноблокатором. В терапевтической дозе 4 мг он улучшает мозговой кровоток, повышает доставку кислорода и глюкозы к нервным клеткам, тормозит агрегацию тромбоцитов, что приводит к устранению гипоксии, активации нейротрофических процессов и торможению нейронального апоптоза.

Лечебный эффект методики достигается воздействием кортексина и ницерголина на гипоталамо-гипофизарные структуры посредством их влияния на гемодинамику в системе гипоталамус-гипофиз путем паравертебрального введения в проекции сегментов С4-С7 шейного отдела позвоночника. При этом ницерголин, улучшая мозговой кровоток, повышает доступность кортексина в качестве биологического регулятора к ядрам гипоталамо-гипофизарной области, что способствует стабилизации повышенной гипоталамической активности.

Введение препаратов осуществлялось мезотерапевтически на глубину до 1 см. Курс лечения состоял из 10 амбулаторных процедур. Методика является авторской. Получен патент.

Об эффективности проводимого лечения судили по динамике ММИ, состоянию кровотока в органах малого таза, показателей церебрального кровотока в бассейне ПА, функционального состояния ВНС. Исследования проводили до лечения, через 1, 3, 6, 12 месяцев наблюдения.

В ходе решения третьей задачи установлено достоверное уменьшение общего менопаузального индекса уже через 1 месяц от начала терапии в обеих группах. Через три месяца показатель в 1 группе снизился в 2,2 раза, составив 29 баллов, во второй снизился в 2 раза и составил 30,45 балла. К году наблюдения в 1 группе значение общего ММИ соответствовало исходному уровню, во второй группе показатель снизился в 3,9 раза и составил 16,4 балла.

Менопаузальный индекс нейро-вегетативных проявлений достоверно снизился в обеих группах через 1 мес. от начала лечения. Максимальное снижение индекса отмечено в 1 группе через 3 мес. в 2,2 раза до 18,3 балла, во второй группе через 12 мес. в 4,4 раза, что составило 8,9 балла. К году наблюдения в 1 группе показатель вернулся к уровню до лечения.

Уменьшение психо-эмоциональных нарушений отмечено в обеих группах также через 1 мес. от начала терапии. Через 3 мес. показатель снизился в 1 группе в 2,4 раза и составил 6,2 балла; во второй группе – в 2,5 раза, и значение его составило 6,4 балла. Через 12 мес. показатель 1 группы соответствовал исходному значению, во второй – снизился до 5,2 балла.

Обменно-эндокринные проявления климактерического синдрома достоверно снизились в обеих группах через 3 мес.: в первой – до 4,5 балла, во второй – до 4,2 балла. Через 12 мес. показатель первой группы соответствовал уровню до лечения, во второй снизился почти в 3 раза и составил 2,8 балла. Вышесказанное свидетельствует о том, что оба вида терапии показали высокую клиническую эффективность с достоверным снижением модифицированного менопаузального индекса уже через месяц терапии. Продолжительность положительного влияния выше при применении гормонотерапии.

При решении четвертой задачи нами отмечено улучшение маточно-яичникового кровотока (табл. 5) на фоне лечения в обеих группах. В яичниках пациенток обеих групп возросла систолическая скорость кровотока, максимально: в 1 группе через 3 мес. до 17,4 см/с, во второй – через 6 мес., составив 22,5 см/с. Достоверное увеличение пульсационного индекса в 1 группе отмечено через 6 мес. и составило 1,85 усл. ед., во 2 группе через 3 мес. – 1,75 усл. ед. При дальнейшем наблюдении выявлено приближение показателя к исходному уровню в 1 группе и увеличение до 2,17 усл. ед. к 12 мес. терапии во 2 группе.

Таблица 5.

Показатели яичникового кровотока у пациенток 1 (n=46) и

2 (n=48) групп в динамике на фоне лечения

Сроки наблю-дения

VpS, см/с

Ri, у.е.

Pi, у.е.

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

До лечения

14,62±0,13

14,03±0,15

0,75±0,06

0,76±0,02

1,59±0,14

1,54±0,12

Через 1 мес.

17,38±0,16

18,69±0,19

0,69±0,07*

0,74±0,05

1,72±0,16

1,61±0,12

Через 3 мес.

19,20±0,18

20,04±0,17*

0,72±0,06

0,74±0,04

1,76±0,13

1,75±0,18*

Через 6 мес.

15,86±0,14

22,52±0,24*

0,70±0,05*

0,73±0,02

1,85±0,17*

2,12±0,23*

Через 12 мес.

14,90±0,20

21,65±0,18*

0,74±0,03

0,73±0,03

1,70±0,18

2,17±0,26*

* – показатели, достоверно отличающиеся от исходных, р<0,05.

В маточном кровотоке пациенток обеих групп (табл. 6) на фоне лечения получено увеличение систолической скорости кровотока. Снижение индекса резистентности и возрастание пульсационного индекса выявлены также в обеих группах, но достоверные их изменения отмечены только во 2 группе. Через 12 мес. изучаемые параметры кровотока внутренних половых органов в 1 группе соответствовали исходным значениям, во второй – благоприятная динамика сохранялась в течение всего периода терапии.

Таблица 6.

Показатели маточного кровотока у пациенток 1 (n=46) и

2 (n=48) групп в динамике на фоне лечения

Сроки наблю-дения

VpS, см/с

Ri, у.е.

Pi, у.е.

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

До лечения

17,18±0,16

16,96±0,14

0,74±0,09

0,75±0,07

1,63±0,15

1,59±0,14

Через 1 мес.

16,33±0,14

16,34±0,92

0,70±0,07*

0,67±0,02*

1,72±0,16

1,29±0,43

Через 3 мес.

21,12±0,19*

17,45±1,18

0,72±0,08

0,67±0,03*

1,81±0,18

1,42±0,54

Через 6 мес.

18,89±0,17

19,62±1,24

0,71±0,06*

0,69±0,04*

1,76±0,20

1,85±0,28*

Через 12 мес.

16,78±0,15

19,83±1,39

0,73±0,06

0,70±0,06*

1,58±0,14

1,87±0,21*

* – показатели, достоверно отличающиеся от исходных, р<0,05.

Положительное воздействие на церебральный кровоток в бассейне позвоночных артерий оказали оба вида терапии. Это проявилось (табл. 7) реоэнцефалографической нормализацией соотношения реографического индекса, отражающего кровенаполнение и индекса периферического сопротивления в течение 6 мес. у пациенток 1 группы, на протяжении года терапии у пациенток 2 группы. В обеих группах достоверно изменялся индекс периферического сопротивления в течение первых 6 мес. Статистически значимое снижение коэффициента асимметрии происходило во 2 группе начиная с 3 мес., что свидетельствовало о выравнивании межполушарного кровообращения.

Дуплексное сканирование транскраниальных и брахиоцефальных артерий у пациенток 1 группы (табл. 8) на экстракраниальном уровне в течение всего периода наблюдения выявило снижение систолической скорости кровотока, исходно превышающей физиологическую норму на фоне увеличения индекса резистентности, сниженного до начала лечения. Интракраниально отмечалось достоверное увеличение индекса резистентности с 3 мес., пульсационного индекса – уже через 1 мес. после лечебного курса. К 12 месяцу наблюдения все показатели приблизились к исходному уровню.

Таблица 7.

Реоэнцефалографические показатели у пациенток 1 (n=46) и

2 (n=48) групп в динамике на фоне лечения

Сроки наблю-дения

Реографический индекс (РИ), отн. ед.

Индекс периферического сопротивления (ИПС)

Коэффициент асимметрии (КА)

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

1 группа

2 группа

До лечения

1,19±0,02

1,17±0,03

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»