WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Миронова Олеся Николаевна

РУССКО-ШВЕДСКИЕ

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ

В 1618-1632 ГГ.

07.00.02 – Отечественная история

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Нижний Новгород – 2009

РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В ГОУ ПВО «РЯЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ С.А. ЕСЕНИНА»

__________________________________________________________________________________________

Научный руководитель

доктор исторических наук, профессор

Козляков Вячеслав Николаевич

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Павлов Андрей Павлович,

кандидат исторических наук

Морохин Алексей Владимирович

Ведущая организация

ГОУ ВПО «Московский городской педагогический университет»

Защита состоится 26 марта 2009 г. в 16 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.162.06 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, ул. Ильинская, 65, корпус 5, аудитория 202.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет».

Автореферат разослан «….» февраля 2009 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор Г.В. Серебрянская

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. XVII век в истории Российской государственности занимает особое место. Начавшись Смутой, интервенцией, временем разрушения государственных устоев, период первой половины XVII века ознаменован восстановлением России, приходом и укреплением новой династии Романовых. Возрождение государства включало в себя не только меры по укреплению внутреннего положения, но и выработку нового внешнеполитического курса, направленного на возвращение утраченных в начале XVII века земель, на поиск союзников и достижение стабильности в международной политике Европы первой половины XVII века.

Актуальность изучения русско-шведских отношений в прошлом обусловлена постоянным вниманием в дипломатии современной России к своему северо-западному соседу. Реконструкция истории сложных десятилетий в русско-шведских отношениях, поставленная во главу угла в диссертационном исследовании, позволит глубже и точнее проследить политику первых Романовых, в этом смысле такая реконструкция может явиться своеобразной моделью в исторической трактовке разных направлений развития русского государства первой половины XVII века.

Россия не была изолирована от мировых событий. С 1618 по 1648 г. в Европе бушевала политико-религиозная война, вошедшая в историю под названием Тридцатилетней. Позиция Московского государства и в связи с этим ее помощь была очень важна как для соседних государств, так и для всего европейского континента. Поддержка России сыграла весомую роль на определенном этапе военных действий. Вместе с тем Московское государство вело независимую внешнюю политику, первоочередной задачей которой было возвращение исконно русских земель, перешедших к Речи Посполитой по Деулинскому перемирию, заключенному 1 декабря 1618 года. Эта задача и определила позицию России в дипломатических отношениях со странами-участницами Тридцатилетней войны.

В наши дни изучение внешней политики невозможно без понимания особенностей ее раннего развития. В XVII веке отношения Московского государства с ближайшим соседом, Швецией, играли важнейшую, определяющую роль во внешней политике России. Дипломатические связи двух государств в первой половине XVII века опирались на заключенный 27 марта 1617 года Столбовский мирный договор. После того, как договор вступил в силу, началась новая эра в истории внешнеполитических связей Московского и Шведского государств. По Столбовскому мирному договору Россия уступила Швеции значительную территорию, очень важную для нее, как с экономической, так и со стратегической точки зрения, но главной потерей Московского государства была изоляция от Балтийского моря. И все же планы по возвращению северо-западных земель почти на целое столетие оказались отложены. Практически, весь XVII век, за исключением 1656-1661 гг., Россия и Швеция мирно сосуществовали, а время с 1618 по 1632 гг. – период наибольшего сближения двух государств. Внешнеполитические курсы, выработанные русским и шведским правительствами, были направлены на борьбу с общим врагом – Речью Посполитой.

Таким образом, в первой трети XVII века Россия и Швеция оказались вместе; двумя государствами была поставлена общая внешнеполитическая задача, и на время согласования основ союзнических отношений и договора, все разногласия и взаимные претензии, казалось, были забыты. Каковы дипломатические и политические основы этого мирного периода Что он значил для русской дипломатии и, в целом, для государственности Изучение событий, рассказывающих о восстановлении дипломатии Московского государства, о его включении в международную политику после Смуты начала XVII века являются главными задачами настоящего исследования.

Объектом исследования являются русско-шведские дипломатические отношения в 1618-1632 гг.

Предметом настоящего исследования является процесс формирования дипломатических связей России и Швеции в 1618-1632 гг., а также история формирования дипломатической линии России в отношении Швеции от окончания Смуты до начала Смоленской войны.

Хронологические рамки исследования включают время с 1618 по 1632 годы. Нижний хронологический рубеж связан с подписанием и ратификацией Столбовского мирного договора. Верхний хронологический рубеж определяется новым периодом российской дипломатии: окончанием эпохи военно-политического сближения России и Швеции, гибелью шведского короля Густава-Адольфа и начавшейся Смоленской войной (1632-1634 гг.). В диссертационном исследовании рассматривается ряд вопросов, связанных с заключением Столбовского мирного договора и его предпосылками, что предполагает необходимость привлечения отдельных более ранних материалов, датированных временем до 1618 года. Целесообразным оказалось включить в наше рассмотрение также и некоторые материалы, рассказывающие о событиях после 1632 года.

Степень изученности проблемы. Историография русско-шведских дипломатических отношений в 1618 – 1632 годы небогата исследованиями, специальных работ на эту тему, практически, не было. Дипломатические отношения России и Швеции затрагивались кратко лишь в общих работах по истории России, или же вписывались в контекст других событий, например, таких как Тридцатилетняя война, борьба за господство на Балтийском море.

Среди имен дореволюционных историков, поднимавших вопросы русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг., следует назвать С.М. Соловьева1, который впервые ввел в научный оборот многие документы Посольского приказа; Н. Лыжина2, изучавшего историю подписания и ратификации Столбовского договора; Г.В. Форстена3, который в своем труде «Балтийский вопрос в XVI-XVII вв.» разбирал политику шведского короля Густава-Адольфа по отношению к России, Д.В. Цветаева4, предметом исследований которого была жизнь протестантов в России, в том числе и шведов-протестантов, Е.Д. Сташевского5, являвшегося крупным специалистом Смоленской войны и периода ее подготовки.

В послереволюционный период, в советской историографии 20-х – 30-х годов XX века, изучение русско-шведских дипломатических отношений, как и многих других тем прекращается. С началом Второй мировой войны возрастает интерес к международной политике. Авторами «Истории дипломатии»6 были выделены основные направления внешней политики Московского государства в XVII веке. С 1945 г. Б.Ф. Поршнев начал публикацию серии статей о русско-шведских отношениях указанного периода. В 1976 г. уже после смерти Б.Ф. Поршнева был опубликован его труд о Тридцатилетней войне.7 В монографии особенно детально освещены и проанализированы международные отношения шведского периода Тридцатилетней войны. Большое внимание уделялось при этом роли русской дипломатии, русским субсидиям Швеции, русско-польской Смоленской войне 1632-1634 гг. в истории Тридцатилетней войны. В 1947 г. выходит работа О.Л. Вайнштейна8. Историк в своем труде доказывал самостоятельность внешней политики России, писал об ее осведомленности в западных делах и ее независимости от европейских стран, в частности, стран антигабстбургского лагеря. Ученик О.Л. Вайнштейна, А.А. Арзыматов, в 1954 г. защитил диссертационную работу на тему о русско-шведских отношениях в период Тридцатилетней войны.9 А.А. Арзыматов показал, что даже в период дипломатического сближения России и Швеции, балтийский вопрос не терял своей значимости. Исследователь изучал биографию Жака Русселя и его влияние на русско-шведские дипломатические отношения. C середины 50-х гг. XX века советскими и шведскими историками велось совместное изучение архивов Москвы и Стокгольма, завершившееся фундаментальной публикацией материалов по истории русско-шведских экономических связей в XVII веке. Начиная с 60-х гг. XX в. был издан целый ряд работ И.П. Шаскольского, проанализировавшего Столбовский мирный договор 1617 г. и русско-шведские торговые отношения в XVII в.10

В 70-е годы выходят в свет общие работы по истории Швеции А.С. Кана11.

В современной историографии, в 80-е – 90-е годы было опубликовано всего несколько работ, затрагивающих отдельные сюжеты дипломатических, торговых и культурных связей России и Швеции12. 450-летний юбилей создания Посольского приказа (1999 г.) явился значительным катализатором изучения истории дипломатической службы и этого внешнеполитического учреждения13. Вопросам создания и деятельности Посольского приказа посвящены работы Н.М. Рогожина14, Д.В. Лисейцева15, А.В. Белякова16. Оккупация Новгорода в Смутное время и русско-шведские отношения 1650-1660-х гг. изучались Е.И. Кобзаревой17.

Важным событием, делающим актуальным изучение русско-шведских отношений XVII века явилось проведение в Москве в 2005 году выставки "Орёл и лев. Швеция и Россия в XVII веке"18. В последнее десятилетие осуществлялся важный проект по изучению документов «Новгородианы» в шведских архивах19.

В зарубежной историографии внешняя политика короля Густава-Адольфа изучалась, в основном, без учета русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг. Единственным исключением является давний труд шведского исследователя Д. Норрмана «Политика Густава Адольфа в отношении России и Польши во время войны в Германии (1630 – 1632)», изданный в 1943 году20.

Таким образом, как показывает изучение историографии, на сегодняшний день отсутствует специальное, комплексное, всеобъемлющее исследование русско-шведских дипломатических отношений 1618-1632 гг., недостаточно изучен процесс формирования дипломатической линии Московского государства в отношении Швеции на этом важном этапе, нет подробного анализа посольств, которыми обменивались оба государства. Указанные моменты и сделали целесообразным тему настоящего исследования.

Источниковой базой настоящего исследования стали делопроизводственные документы из архива Посольского приказа, хранящиеся в Российском государственном архиве древних актов (далее - РГАДА). В основном, они сохранились в фонде № 96 «Сношения России со Швецией». Изучение этого комплекса материалов в целом позволило выявить большое количество приказных документов, прямо относящихся к теме настоящего исследования.

В составе этих столбцов сохранились следующие группы документов:

1. Официальные грамоты царя Михаила Федоровича и короля Густава-Адольфа с современными переводами, составленными дьяками Посольского приказа в XVII в.

2. Документы об отправке посольств из Московского государства в Швецию: наказы послам и приставам, в которых содержалась очень подробная инструкция о том, как вести себя русским дипломатам на официальных приемах и в дороге. Статейные списки послов – подробный дневник посла (дьяка), в котором день за днем отмечался путь посольства, встречи, приемы, переговоры, и даже, порой, личные впечатления о том или ином событии. Особый интерес для настоящего исследования вызывает сравнительный анализ одних и тех же событий, рассказанных в статейных списках и в письмах русских дипломатов, направляемых в Посольский приказ.

3. Переписка по делам о приеме шведских посольств. Этот вид источника практически не привлекал внимание историков. Однако изучение переписки показывает, что она содержит довольно интересный материал, рассказывающий о подготовке встреч шведских посольств и о приемах дипломатов в северо-западных городах России. Анализ этих документов позволяет судить о важности той или иной дипломатической миссии. В переписке с приставами содержатся пересказы разговоров с послами, приводятся полученные ими сведения о целях посольств. В письмах, отправляемых в Посольский приказ, приставы докладывали о прошениях шведских дипломатов по разным делам. Интересны составленные в Посольском приказе вестовые тетради – выборки переводов из иностранных газет, листков и других изданий, присланных русскими и иностранными дипломатами, торговыми агентами и полученных через воевод пограничных городов.

Наибольший интерес в делопроизводстве Посольского приказа вызывают столбцы о приеме дипломатических представителей и записи переговоров с ними. В них содержались официальные речи послов и ответы представителей правительства, именно они раскрывают основные цели и результаты переговоров. Сохранились также протоколы обсуждения предложений шведских послов царем, патриархом и ближними боярами и дьяками.21

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»