WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Первый и основной фактор относится к существующим конфликтам, в которые вовлечены три государства Южного Кавказа: Армения и Азербайджан - в нагорно-карабахский, Грузия - в абхазский и южно-осетинский. Ситуация «ни мира, ни войны» существенно повлияла как на процесс дальнейшего развития военной составляющей в регионе, так и на вектор внешней политики и государственного развития стран региона. Результатом «нерешенности» конфликтов явилось также и то, что сегодня в Грузии, Азербайджане и в Армении военный фактор играет значительную роль в государственном строительстве. Более того, в странах региона, особенно в Азербайджане, существует множество политических сил, которые всё ещё продолжают руководствоваться пагубным желанием решения нагорно-карабахского конфликта военным путём. Эти силы своей воинственной политикой формируют атмосферу нетерпимости, что в свою очередь, побуждает руководство Армении проявлять настороженность.

Другим важным фактором, влияющим на военно-политическую ситуацию на Южном Кавказе, является возникновение новых международных угроз. Осознание необходимости эффективной борьбы с этими угрозами и в особенности с международным терроризмом существенно меняет традиционные представления о безопасности. Если попытаться рассмотреть круг деятельности международных террористических организаций и антитеррористических военизированных действий, мы увидим, что южнокавказский регион географически занимает центральное положение в этом кругу.

Одним из основных факторов, влияющих на военно-политическую ситуацию в южнокавказском регионе, является политика европейской интеграции стран региона. Эта политика дает широкие возможности для вовлечения в европейские структуры безопасности, использования их опыта и консультации в процессе реформирования. Однако здесь есть одна особенность: государства Южного Кавказа идут к общеевропейской интеграции по-отдельности, отвергая внутрирегиональную интеграцию. При этом предложения по созданию системы региональной безопасности и сотрудничества пока еще не получают должного внимания. Понятно, что в условиях отсутствия внутрирегиональной интеграции и сотрудничества, как бы не развивались и не реформировались структуры безопасности южнокавказских стран, полное обеспечение региональной безопасности будет невозможным. В целом, для региона Южного Кавказа может стать приемлемой формула «безопасность на базе сотрудничества», суть которой сводится к тому, что государства данного региона должны понимать, что их односторонние попытки укрепить собственную безопасность могут иметь негативные последствия для них самих.

Разница в представлениях государств региона об обеспечении безопасности и ликвидации угроз предопределила наличие существенных различий в процессе реализации этими государствами своей оборонной политики.

Отличительной особенностью становления вооруженных сил государств Южного Кавказа является то, что они создавались, в основном, на базе воени­зированных и неформальных отрядов и группировок, стихийно возникших и принимавших активное участие в региональных конфликтах в первой полови­не 1990-х гг. При этом материально-технической основой военного строитель­ства во всех трех республиках стали части и подразделения бывшей Советской Армии и внутренних войск МВД СССР, расквартированные на территориях Грузии, Армении и Азербайджана. Однако и впо­следствии отмечались значительные поставки вооружений и военной техни­ки республикам Южного Кавказа со стороны третьих государств, что и создало предпосылки для масштабной и неконтролируемой милитаризации региона. Одновременно наблюдается неуклонный рост военных расходов в регионе, а также увеличение объема финансовой и военно-технической помощи, полу­чаемой государствами Южного Кавказа со стороны ведущих держав и, в пер­вую очередь, США и Турции.

Главным отличием при сравнительном анализе вооруженных сил трех закавказских стран является уровень их подготовленности и боеспособности. В работе были указаны официальные сведения, предоставляемых самими странами Южного Кавказа в рамках ежегодных отчетов по своим вооруженным силам, предусматриваемых процедурами ДОВСЕ. А также были учтены военные потенциалы «непризнанных государств» региона.

Таким образом, каждая из государств региона с разной эффективностью реализует эти задачи, в том числе посредством развития сотрудничества с внерегиональными акторами, совместной с ними реализации объемных проектов, охватывающих политические, экономические, военные вопросы, проблемы безопасности. При этом нельзя не отметить, что динамика и уровень отношений государств региона с основными центрами современного мира во многом обусловлены их стратегическими целями в регионе.

Среди акторов особую активность в последние годы начинает проявлять НАТО, а также ряд стан представляющих эту структуру, в первую очередь, Соединенные Штаты Америки и Турция. Политика Североатлантического альянса в отношении государств Южного Кавказа развивалась в соответствии с глобальными задачами Брюсселя и Вашингтона по трансформации нынешней системы международно-правовых отношений в мире и ее адаптации в соответствии со своей системой ценностей. Но в тоже время эта политика имела свои специфические особенности, обусловленные в первую очередь, наличием в регионе Каспийского моря значительных запасов энергетических ресурсов. Именно поэтому основные усилия НАТО и США, как локомотива альянса, на региональной арене были сконцентрированы вокруг решения вопросов разработки нефтегазовых месторождений и транспортировки этих ресурсов на Запад.

Успешное функционирование выстраиваемых западным сообществом во главе с США новых энергетических коридоров невозможно без решения нескольких основных проблем: сохранение стабильности в масштабах всего региона и противодействие попыткам возобновления широкомасштабных военных действий в зонах конфликтов, пребывающих ныне в «замороженном» состоянии.

Главной задачей США и их союзников по НАТО в отношении Южного Кавказа продолжает оставаться тесное отношение трех закавказских республик с евроатлантическим сообществом и вытеснение России из региона. При этом ключевым инструментом евроатлантической интеграции становится блок НАТО. Кавказ, с точки зрения Вашингтона, должен стать следующим этапом расширения Организации Североатлантического договора. При этом, для ограничения роли России и ее последующего вытеснения с Кавказа США использует преимущественно своих местных союзников, которым оказывается политическая и финансовая поддержка.

На современном этапе сотрудничество между НАТО и государствами Южного Кавказа в основном осущест­вляется в рамках программы «Партнерство ради мира» (ПРМ), «Плана действий по индивидуальному партнерству» (ПДИП), а также программы «Процесс плани­рования и анализа» (ППА). В этих документах определены цели и намерения стран-партнеров по проведению политических консультаций с Североатлантическим альянсом, касающихся вопросов реформ в сферах обороны, безопасности и военной политики, в том числе относительно возможностей взаимодействия с вооруженными силами НАТО. Кроме того, в этих планах сформулированы задачи по демократическому управлению вооруженными силами, сотрудничеству с альянсом по информационному обеспечению населения в области науки, экологии и планирования в рамках борьбы с чрезвычайными ситуациями. Страны – партнеры вправе определять свои индивидуальные цели и задачи, однако обязательными элементами ПДИП являются два ее компонента – политические консультации и реформирование оборонной сферы. Участие в ПДИП стало главным критерием, характеризующим уровень сотрудничества с НАТО тех стран-партнеров, которые не являются участниками МАР – Плана действий по подготовке к членству в НАТО. Эта многоплановая документально-правовая фаза евроатлантического интеграционного процесса позволяет Североатлантическому альянсу реализовывать общие принципы выстраивания взаимоотношений с потенциальными членами организации, но в то же время, подходить к развитию сотрудничества к каждой из стран с учетом особенностей и приоритетов их внешней и оборонной политики.

Во второй главе исследования «НАТО и государства Южного Кавказа: динамика и перспективы отношений» анализируется динамика и перспективы развития отношений стран Южного Кавказа с Североатлантическим альянсом. Подчеркивается, что сотрудничество южнокавказских республик с Альянсом расценивается ими как шаг в направлении европейской интеграции и обеспечении безопасности и стабильности в регионе. Кроме этих основных категорий интересов существует довольно распространенное мнение, что НАТО может помочь и в решении внутренних проблем государств Южного Кавказа – например, в реформировании вооруженных сил; защите трубопроводов, экономическом развитии и решении региональных конфликтов; зачастую же трибуны Организации Североатлантического договора используются для донесения до мирового сообщества своей точки зрения на существующие проблемы в регионе.

Особую активность в процессе интеграции в евроатлантическую систему безопасности проявляет Грузия. Фактически это направление внешней политики Грузии является сегодня ключевым. Еще в 1990-х годах и в начале XXI века грузинское руководство придавало особое значение развитие сотрудничества с НАТО. Но при этом оно старалось завуалировать данный внешнеполитический приоритет определенными шагами на российском направлении. Однако, новое руководство Грузии, пришедшее к власти в результате так называемой «революции роз» в конце 2004 года однозначно связывает будущее своей страны с членством в НАТО.

Следует подчеркнуть, что данное стремление Грузии активно стимулируется и поддерживается со стороны некоторых членов Североатлантического альянса, в первую очередь, Соединенных Штатов Америки. В итоге, Грузия, за последние годы значительно продвинулась в процессе интеграции в НАТО, что находит отражение как в наличии достаточно широкой документально-правовой базы в сфере военно-политического и военно-технического сотрудничества между Грузией и Североатлантическим альянсом, в том числе и с отдельными ее членами, так и в области практической реализации достигнутых договоренностей: целый ряд совместных учений, перевод грузинской армии на стандарты НАТО, значительные финансовые поступления для реформирования обороной сферы и т.п. В этих условиях можно с достаточной степенью уверенности говорить о вступлении Грузии в НАТО в ближайшей перспективе.

Вслед за Грузией потенциальным членом Организации Североатлантического договора может стать Азербайджан. В то же время, учитывая особенности геополитических реалий в регионе Южного Кавказа, руководство Азербайджанской Республики проводит достаточно осторожную политику в отношении и НАТО и России. Это обеспечивается за счет благоприятного геостратегического положения Азербайджана, наличия энергетических ресурсов и транспортно-коммуникационной инфраструктуры по транспортировке нефти и газа Каспия на Запад. В итоге достигается значительная заинтересованность стран Запада в вовлечении Азербайджана в совместные системы безопасности. Это позволяет официальному Баку не делать никаких резких заявлений относительно членства в НАТО (в отличие от своих тбилисских коллег), периодически, в подходящих для этого случаях, декларировать стратегический характер отношений с Россией, но при этом постепенно, без лишнего ажиотажа, наращивать свое сотрудничество с Организацией Североатлантического договора по всему спектру их составляющих.

Сближение Азербайджана с НАТО осуществляется не только на многосторонней, но и на двусторонней основе, в особенности, в процессе развития военно-политического и военно-технического сотрудничества с Соединенными Штатами и Турцией. В итоге активизация азербайджано-натовского взаимодействия успешно маскируется под азербайджано-турецкое сотрудничество в сфере безопасности и реформирования армии, что, соответственно, не вызывает соответствующей критической реакции с российской стороны.

На данном этапе военно-политическое сотрудничество Армении с США и НАТО, несмотря на его интенсивность, носит, главным образом, консультационный характер и не содержит угроз военно-политическим интересам России в Закавказье. В отличие от своих соседей по региону, Армения никогда не ставила вопроса о членстве в НАТО, и тем более, вопроса о размещении военных баз стран альянса в Армении.

Учитывая стратегический характер взаимоотношений Армении с России, а также ее членство в Организации Договора о коллективной безопасности, пока Еревану удается сохранять определенную дистанцию в развитии военно-безопасностных аспектов отношений с США и НАТО. Однако, очевидно, что после вступления Грузии в НАТО, дальнейшей активизации сотрудничества Азербайджана с НАТО, Армения будет вынуждена поддерживать на должном уровне развитие отношений с Североатлантическим альянсом, в первую очередь, с целью не допустить использования Азербайджаном и Турцией инструментов НАТО для решения их стратегических задач в отношении Армении. Это, соответственно, предполагает необходимость поддержания достаточно доверительных и партнерских взаимоотношений между Арменией и Североатлантическим альянсом. Разумеется, при таком развитии сценариев на фоне усиления конфронтационных тенденций между Россией и НАТО, степень озабоченности России развитием армяно-натовского сотрудничества будет повышаться.

В этих условиях Армении придется достаточно сложно выстраивать отношения с основными центрами силы современного мира. Именно поэтому Республика Армения в корне заинтересована в необходимости развития российско-американских, российско-натовских взаимоотношений в русле конструктивного диалога и недопущения появления в регионе новых разделительных линий.

Третья глава «Проблемы и перспективы российско-натовского взаимодействия на Южном Кавказе» посвящена освещению проблем, связанных с расширением Североатлантического альянса и интересами Российской Федерации в регионе. В работе подчеркивается, что основным препятствием для полномасштабного развертывания на Кавказе сил НАТО является Россия, ее влияние и военно-политические позиции в регионе. В то же время, активное проникновение в Кавказский регион США, ЕС и НАТО, при одновременном сокращении военного и экономического присутствия РФ могут изменить сложившийся здесь баланс различных политических сил в неблагоприятном для России плане.

Отношения России и НАТО были и остаются, пожалуй, одним из наиболее противоречивых аспектов обеспечения международной, в частности, европейской, безопасности. История российско-натовских отношений – это история наивных ожиданий, горьких разочарований, сближения и охлаждения и новых усилий по развитию отношений. Эти проблемы особенно ярко проявляются в процессе взаимоотношений России и Североатлантического альянса на Южном Кавказе.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»