WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

По плану А.В. Горского и К.И. Невоструева описание должно было явиться не в виде простой описи, а в виде серьезного ученого археографического и лингвистического труда. Цель работы заключалась в том, чтобы представить более отчетливое понятие о рукописях, обращая внимание на содержание и язык древних памятников письменности. «При этом по характеру этих памятников, большею частью церковных, ученые изыскания преимущественно должны были служить к объяснению истории церкви, ее литературы и древностей»34.

Рукописи распределены не в алфавитном (как в «Описании» Востокова) и хронологическом порядке, а в систематическом, по содержанию. Это более удобно и практично, учитывая и то, что списки одной и той же рукописи или одного и того же произведения расположены по времени их написания.

Само «Описание» разделено на три отдела. Первый отдел составляет Священное Писание Ветхого и Нового Завета, второй – состоит из писаний святых Отцов, третий – представляет описание богослужебных книг.

В седьмом параграфе рассматривается цензорская критика в адрес «Описания» и «Апология» А.В. Горского.

В 1852 году первый том «Описания» перед изданием был представлен цензору, который отрицал необходимость полноценного научного анализа всего рукописного собрания, подвергая сомнению саму возможность использования сравнительно-исторического и критического методов в библейской текстологии, предлагая сознательно утаивать важные научные факты, низводя само «Описание» до простого библиографического указателя. Отзыв цензора поставил вопрос о публикации «Описания» довольно серьезно. При недоверчивости, с какой в то время относились к опубликованию древнерусских церковных памятников, такой отзыв мог вызвать серьезное сомнение в том, нужно ли и полезно ли такое описание. По благословению митрополита Московского Филарета Горский составил подробное объяснение на возражения и требования цензорской рецензии в виде «Апологии». В серьезном, научном стиле был дан компетентный и исчерпывающий ответ на критику. В итоге в 1853 году Синод разрешил печатать «Описание».

В 8-11 параграфах дан соответственно анализ описанию рукописей Священного Писания Ветхого Завета, Священного Писания Нового Завета, рукописей творений святых отцов, рукописей богослужебных книг.

На материале библейских рукописей Синодальной библиотеки объясняется как древнейшее состояние славянского текста ветхозаветных книг, так и его особенности в переходный к современному состоянию период. Именно эта часть «Описания» принадлежит к числу лучших филолого-литературных исследований в нашей литературе, представляя образец подобного рода трудов35.

В «Описании» все рукописи подвергнуты обширной лингвистической критике. Сначала исследуется по отдельности каждый памятник, а затем дается общая характеристика славянского текста с обобщающими выводами о судьбе перевода в его отечественной рукописной традиции. Анализ отдельных списков памятников описатели производят по схеме, предложенной Востоковым: устанавливается тип правописания, выявляются особенности грамматических форм, определяются лексические разночтения, славянский текст сопоставляется при необходимости с греческим или латинским вариантом.

В двенадцатом параграфе дан анализ исследованиям в области описания рукописных собраний, вышедших после «Описания» А.В.Горского и К.И. Невоструева.

В отношении археографического описания выходившие впоследствии труды36 о рукописях выглядят намного слабее разысканий А.Х. Востокова и А.В. Горского – К.И. Невоструева. Исследования представляют собой обыкновенные описания книгохранилищ в виде каталогов с краткими палеографическими сведениями о рукописях и практически не сообщают сведений о языке памятников, что свидетельствует о регрессе в области научного изучения рукописей с лингвистических, историко-филологических позиций.

В этой чреде следует отметить лишь замечательное по своему содержанию «Описание рукописей и каталог книг церковной печати библиотеки А.И. Хлудова», изданное А.Н. Поповым в 1872 г37. По компетентному приговору, И.В. Ягича это – «описание большого числа (всего 361) преимущественно южно-славянских рукописей, попавших в собрание богатого купца Хлудова покупкою от А.Ф. Гильфердинга, соперничает содержательностью своей с Описанием рукописей Румянцевского музея А. Востокова; если несколько уступает ему в меткости критико-палеографических наблюдений, зато превышает значение его многими очень важными, отчасти довольно обширными выписками текстов»38.

Малочисленные труды39 советских ученых в области описания рукописей, выполнены в стиле своего времени в духе классовой борьбы и презрения к «феодальному богословию». В их основе лежит неконструктивный метод упрощения при работе с памятниками, заложенный еще дореволюционными археографами. Соответственно, подобные исследования имеют слабую научную ценность с точки зрения лингвистического анализа памятников.

Выводы ко второй главе: Доведенное до конца в соответствии с первоначальным планом и исполненное с тем критическим тактом, при той громадной эрудиции, какой обладал А.В. Горский, «Описание» представляет собой историю всей допетровской словесности. Держась сравнительно-исторического метода изучения, выработанного Востоковым, описатели, прежде всего, стремились разыскать начальный греческий и латинский текст, затем подвергнуть подробному рассмотрению их переводы, из сочинений неизданных сделать подробные извлечения.

При описании славянских рукописей Синодальной библиотеки Горский и Невоструев сделали неоценимый вклад в изучение этого вопроса: они открыли, собрали и обозрели огромный материал и наметили новые перспективы для плодотворной научной работы по генезису и реституции славянской Библии.

Ведущую роль в «Описании» играл Горский, именно благодаря его указаниям история славянского текста Библии затрагивается во всех томах «Описания». Он доказал, что из ветхозаветных книг в славянской рукописной традиции были известны далеко не все. Горский определил, что библейские книги, которые отсутствовали в славянской рукописной традиции (две книги Паралипоменон, три Ездры, Товии, Юдифи, Премудрости Соломоновой и две Маккавейские), были переведены в конце XV века с латинского оригинала (кроме книги Есфирь, принятой в переводе с еврейского). В то же время Горский продолжал следить по славянским письменным памятникам за текстом Священного Писания. В итоге он определил, что в святоотеческой литературе древнейшего периода приводятся тексты Священного Писания, отличные от греческого оригинала, а именно: в собственном переводе отдельных авторов. Таким образом, Горский установил следующую закономерность: чем древнее памятник славянской литературы, тем более славянский текст Священного Писания отличается несогласием и самостоятельностью по отношению к древнему греческому оригиналу и древнейшим славянским переводам. Он отметил это замечательное явление, поднимая вопрос об объеме и судьбе кирилло-мефодиевского перевода Священного Писания. Он не решил этот вопрос до конца, но успел определить важнейшие фазы в истории славянского текста Нового Завета и с помощью тонких критических наблюдений смог выявить древнейший первоначальный текст Пятикнижия, Псалтири, Деяний и Посланий Апостольских. Во главу угла в «Описании» Горский поставил анализ текста, причем этот анализ отвечал всем требованиям как филологической, так и исторической науки и подкреплялся колоссальной богословской эрудицией ученого.

Последующие исследования в области археографического описания рукописных собраний показали, что, к сожалению, опыт и традиции А.В. Горского и К.И. Невоструева не были усвоены учеными описателями. Археография в своем развитии не смогла достичь больших высот. Позднейшие исследователи пошли по пути упрощения, что негативно сказалось на уровне разработки археографических разысканий и выявления лингвистических особенностей в исследуемых рукописях.

В заключении подводятся итоги проведенного исследования и формулируются основные выводы, они следующие:

Основополагающими и определяющими лингвистическими аспектами археографического описания рукописных собраний, выявленными в диссертационном исследовании, следует признать следующие: 1) определение на материале рукописи истории текста самого памятника по его спискам; 2) извлечение данных истории языка на рукописном материале памятника или группы памятников. К примеру, первый аспект характерно проявляется в тексте Геннадиевской Библии (Синодальное собрание), где прослеживается судьба славянской рукописной традиции текста Священного Писания, второй – на материале рукописи Стихираря XIV века (собрание Н.П. Румянцева № 420), содержащей ценные сведения из истории русского языка. На лингвистическом материале данной рукописи виден процесс падения редуцированных в древнерусском языке, и стяжение гласных в некоторых формах прилагательных и глаголов.

Таким образом, археография, которую следует понимать как вспомогательную историко-филологическую дисциплину, изучающую памятники письменности с целью введения их в научный оборот в виде научного описания или публикаций, приобретает двойное значение.

Подобное направление археографическим изысканиям задается А.Х. Востоковым, первым определившим приемы и методы описания рукописных собраний и пути их совершенствования. Данная направленность в области научной разработки археографии значительно уточняется и углубляется А.В. Горским и К.И. Невоструевым, которым было суждено превратить археографию в полноценную научную дисциплину.

Открытые нами факты свидетельствуют, что работа над описанием рукописей не всегда шла гладко. При том недоверии, с которым в XIX веке относились к изучению древнерусских памятников, археографам приходилось преодолевать барьеры духовной и светской цензуры, решительно защищать результаты своих исследований, давая компетентные ответы на претензии рецензентов. Не случайно в наше время дело описания Синодального собрания В.М. Кириллин назвал "гражданским подвигом"40.

Верхом совершенства археографического описания рукописных собраний следует признать именно труд Горского и Невоструева (особенно первую его часть). Описатели задали такую высокую планку, которую доселе никто не смог преодолеть.

Современному археографу, приступающему к описателю рукописей, необходимо передавать все палеографические особенности памятника, буква в букву сохранять его орфографию со всеми ее характерными чертами, не допуская упрощения или произвольного искажения исследуемого текста. Описателю надо владеть древними языками, сопоставляя и выявляя различные редакции памятников с иноязычными протографами. Археографу следует знать исторический материал той эпохи, к которой принадлежит рукопись, ее протограф и всевозможные редакции. Приступая к изучению рукописных памятников, необходимо пользоваться классификацией типов правописания, выработанной А.Х. Востоковым, с целью определения первоначального характера рукописи и особенностей влияния на ее текст местного наречия. Компетентный лингвистический анализ древнейших рукописных памятников возможен только при совершенном знании истории старославянского языка, основных периодов в истории славянских языков и их диалектов.

В многосложном труде по описанию рукописей главное для археографа – точность, та точность, которую соблюдали в своих разысканиях Востоков, Горский и Невоструев. Не сразу эти исследователи достигли столь высокого уровня. В настоящей работе показан пройденный ими путь накопления опыта, моменты осмысления и пути реализации полученных знаний в области археографического описания рукописных собраний. Большое значение придается ученой переписке описателей, по материалам которой видно, как эволюционировали их научные взгляды, как в работе с рукописями оттачивался своеобразный научный стиль археографа. Конечно, ни Востоков, ни Горский с Невоструевым не избежали, да и не могли избежать ошибок, которые неминуемо совершает каждый первопроходец в науке. Однако сделанное ими не только поглощает неточности, но и задает обширный задел для дальнейшего развития археографии.

Целостная оценка трудов Востокова, Горского и Невоструева, предпринимаемая с учетом данных современного языкознания, внедрение в филологическую науку выявленных на материале настоящего исследования лингвистических аспектов археографического описания рукописных собраний позволяет наметить пути успешного развития современной археографии.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Монография:

Мельков А.С. Жизненный путь и научное наследие протоиерея А.В. Горского / А.С. Мельков. – М: Пашков дом, 2006. – 216 с. – 13, 5 пл.

Статьи:

  1. Мельков А.С. История публикации «Описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки» А.В. Горского и К.И. Невоструева // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. 2007. № 2. С. 124-127. 0,4 пл.
  2. Мельков А.С. История «Описания собрания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки» А.В. Горского и К.И. Невоструева // Церковь и время. 2004. № 2. С. 195-215. – 0,9 пл.
  3. Мельков А.С. О Паннонских житиях святых Кирилла и Мефодия // Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых. Материалы третьей международной конференции молодых ученых. М.–Ярославль: МПГУ – Ремдер, 2004. С. 378-383. – 0,25 пл.
  4. Мельков А.С. Из истории публикации «Описания славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки» А.В. Горского и К.И. Невоструева // Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых. Материалы четвертой Всероссийской конференции молодых ученых. М.–Ярославль: Ремдер, 2005. С. 27-32. – 0,3 пл.
  5. Мельков А.С. А.Х. Востоков. Фонетическая природа юсов // Филологическая наука в XXI веке: взгляд молодых. Материалы V Всероссийской конференции молодых ученых. М.–Ярославль: Ремдер, 2006. С. 438-442. – 0,3 пл.
  6. Мельков А.С. Палеографические данные в «Описании рукописей Румянцевского музеума» А.Х. Востокова // Вопросы языка и литературы в современных исследованиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие». VIII Кирилло-Мефодиевские чтения. М.–Ярославль, 2007. С. 3-9. – 0,3 пл.

1 Востоков А.Х. Описание русских и славянских рукописей Румянцевского музеума. СПб., 1842.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»