WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
Более того, авторы модели допускают, что в переходной экономике частная стоимость лицензии может быть меньше, чем ее общественная стоимость, а частные издержки размещения банковских акций выше, чем соответствующие общественные издержки. Однако в условиях искусственного поддержания малоэффективной банковской системы со стороны государства частная эффективность, а следовательно, и частная стоимость лицензии субсидируемых банков будут гораздо выше их общественной эффективности и стоимости соответственно. В странах с переходной экономикой с их сильно поляризованными по уровню развития банковскими системами подавляющее большинство новых банков будет иметь на первых порах весьма малую общественную стоимость лицензии, а политика низких барьеров на вход в банковский сектор приведет к «размыванию» частной стоимости лицензии у существующих банков. Помимо вероятного усиления нестабильности банковской системы и связанных с этим издержек снижение частной стоимости лицензии будет неизбежно вести к возрастанию чувствительности банков к ужесточению требований к капиталу. В предельном случае орган надзора вообще не сможет прибегнуть к повышению норматива капитала, так как это гарантированно приведет к значительному оттоку капитала из банковского сектора.

Перечисленные недостатки позволяют по-иному взглянуть на корректность и область применения рекомендаций, следующих из модели Гортона и Уинтона, которые, по мнению автора, предлагают только возможное решение взаимосвязанных проблем монополизации банковского сектора и излишне консервативного поведения банков (имеющих место отнюдь не только в странах с переходной экономикой), но не дают убедительного обоснования выдвинутого ими тезиса о том, что нестабильность банковской системы действительно неизбежна или желательна для повышения ее эффективности в условиях переходной экономики. Косвенным подтверждением этому может служить довольно быстрое восстановление банковского сектора России в условиях посткризисной стабилизации, когда через два года после кризиса августа 1998 г. многие показатели риска и эффективности вернулись на свои предкризисные уровни.

Проведенное в диссертации исследование динамики показателей эффективности и риска банковского сектора России в посткризисном периоде (с конца 1998 по середину 2006 гг.) показывает, что после «стабилизационного пата», в котором банковский сектор находился в первые два–три года после кризиса, наступил новый этап – развитие в направлении большей общественной и частной эффективности на основе достигнутой после кризиса августа 1998 г. стабильности. Главным признаком, качественно отличающим ее от докризисного периода, является смена направленности корреляционных связей между большинством показателей эффективности и риска, обусловленная как прекращением скрытого субсидирования банков государством через рынок ГДО и стабилизацией финансовой системы и экономики в целом, так и постепенной переориентацией банков на кредитование нефинансового сектора (см. табл. 2). Важнейшим отличием от докризисного периода стала положительная взаимосвязь общественной и частной эффективности банковского сектора, при этом последняя прямо зависит от объемов кредитования банками экономики и обратно – от объемов вложений в ценные бумаги. Опережающий рост общественной эффективности банковского сектора по сравнению с его частной эффективностью в посткризисном периоде можно считать позитивным признаком.

Рост общественной эффективности российского банковского сектора пока не привел к потере им той стабильности, которая была обретена после кризиса августа 1998 г., несмотря на то, что с середины 2000 г. наблюдается возрастание уровня кредитного риска банковских активов, а также некоторый рост подверженности процентному риску, связанному с увеличением доли ссуд в активах. Кроме того, с 2002 г. наблюдается устойчивый рост доли кредитов и депозитов банков-нерезидентов в пассивах банковского сектора, которая к июлю 2006 г. вновь достигла уровня середины 1997 г.

По уровню капитала в совокупных пассивах российский банковский сектор к концу 2002 г. вышел на предкризисный уровень лета 1998 г., после чего

началось медленное снижение этого показателя. Характерно, что на протяжении всего посткризисного периода существует положительная корреляция уровня капитала с показателями не только частной, но и общественной эффективности банковского сектора (в последнем случае – более слабая), чего также не наблюдалось до августа 1998 г. Нормативный показатель достаточности капитала (отношение капитала к сумме взвешенных по уровню риска активам) вернулся на предкризисный уровень уже в середине 2000 г., при этом со второй половины 2003 г. он также начал снижаться. Последняя тенденция связана не только с отмеченным выше сокращением доли капитала в пассивах, но и с ростом средневзвешенного коэффициента риска активов вследствие повышения доли ссудной задолженности в активах. Несмотря на продолжающееся снижение уровень капитала с учетом риска в октябре 2006 г. (14,8%) в целом по банковскому сектору все еще существенно превосходил действующий минимальный норматив (10%). Если абстрагироваться от проблемы «качества» капитала российских банков, заслуживающей специального исследования, то можно сделать вывод, что действующий норматив достаточности капитала Н1 не является эффективным инструментом сдерживания морального риска в банковской системе в период после августа 1998 г., как и не являлся им в докризисный период. Тенденции к сокращению отношения капитала как к совокупным, так и к взвешенным по риску активам, вероятно, обусловлены снижением первоначальной функции капитала как источника финансирования банковских активов (которая была главной на начальном этапе развития банковской системы) и усилением его роли как финансового резерва на покрытие непредвиденных потерь вследствие принятых рисков.

Проведенное исследование позволяет сделать вывод, что история развития российского банковского сектора в период с конца 1998 по середину 2006 гг. не подтверждает тезиса Гортона и Уинтона о том, что в переходной экономике неизбежной платой за рост общественной эффективности банковской системы в среднесрочной перспективе является ее высокая нестабильность.

В главе III «Рекомендации по совершенствованию механизмов регулирования банковских рисков в переходной экономике России» рассмотрены возможные сценарии развития российского банковского сектора после выхода из состояния «стабилизационного пата» в посткризисном периоде и проанализирована существующая практика и предлагаемые нововведения в области регулирования банковских рисков в России. Проведенный анализ охватывает следующие механизмы: 1) раскрытие информации о рисках банков как способ стимулирования рыночной дисциплины; 2) методики расчета и минимальные значения нормативов достаточности банковского капитала;
3) надзорная дисциплина и политика государства в отношении недостаточно капитализированных банков; 4) принципы и условия обязательного страхования банковских вкладов 5) «стимулирующее» регулирование банковского капитала на примере подхода Базельского комитета по банковском надзору к оценке рыночных рисков на основе внутренних моделей банков.

Автором сформулированы приведенные ниже конкретные рекомендации для российских регулирующих органов по совершенствованию перечисленных выше институциональных механизмов регулирования банковских рисков. Эти рекомендации опираются на выводы из последних теоретических и эмпирических работ в области банковского регулирования и учитывают полученные в главе II результаты, отражающие специфику российской банковского сектора в условиях посткризисной переходной экономики. По мнению автора, их реализация будет способствовать развитию банковского сектора России в направлении большей общественной эффективности на основе достигнутой стабильности.

1. С целью стимулирования рыночной дисциплины в банковском секторе целесообразно введение требования о регулярном раскрытии банками информации об основных показателях их риска и обеспеченности капиталом. Раскрываемые сведения должны отражать агрегированные внутренние оценки основных видов риска, которые используются банками при расчете показателя достаточности банковского капитала. Банки, применяющие собственные методы и модели оценки риска в целях определения достаточности капитала, должны раскрывать основные сведения об используемых в них допущениях и параметрах расчета. Орган надзора должен также поощрять раскрытие банками любых дополнительных сведений о риске своих операций и применяемых способах управления ими (в частности, величине рыночного риска в виде показателя VaR, оценках процентного риска банковского портфеля и операционного риска, результатах стресс-тестирования, страховании, хеджировании и др.).

2. Общий для всех банков минимальный норматив достаточности капитала с учетом риска не должен изменяться в зависимости от текущего состояния банковской системы, а его значение в условиях переходной экономики должно быть выше, чем стандартный базельский норматив (8%), если максимальный уровень риска активов ограничен 100%. В настоящее время нет весомых оснований для снижения действующего значения норматива Н1 в размере 10% от суммы взвешенных по риску активов.

3. В качестве альтернативы общему повышению требований к капиталу с целью более эффективного ограничения риска банкротства банков рекомендуется введение дифференцированных надбавок к общему для всех банков минимальному нормативу достаточности капитала, размер которых находится в прямой зависимости от надзорной оценки финансового состояния банка. Введение регрессивной шкалы значений норматива достаточности капитала в зависимости от величины собственных средств или активов банка в абсолютном выражении не является оправданным.

4. Органу надзора необходимо осуществлять контроль за адекватностью шкалы уровней риска активов с точки зрения ее разрешающей способности, относительной точности и гибкости. Разрешающая способность действующей шкалы уровней риска активов должна быть повышена путем введения в нее дополнительных весов, возможно, превышающих 100%, либо непрерывной функции для расчета уровней риска. Необходимым условием поддержания гибкости шкалы является периодическая коррекция коэффициентов риска, осуществляемая также после каждого значительного финансового кризиса в стране или за рубежом. Введение в дополнение к нормативу Н1 требований к достаточности капитала по отношению к совокупным активам, вероятно, не способно компенсировать несовершенства применяемой шкалы уровней риска активов.

5. Органу надзора следует отказаться от пассивной политики невмешательства по отношению к банкам – нарушителям минимальных требований к величине или уровню достаточности капитала, если он ставит своей целью поддержание высокой стоимости банковской лицензии как действенного эндогенного механизма сдерживания морального риска в банковском секторе. В частности, органу надзора необходимо отзывать лицензии у банков с положительным капиталом, если они не удовлетворяют установленному пороговому уровню его достаточности. Повышение «порога отзыва лицензии» не должно подменять собой меры оперативного надзорного вмешательства, направленные на предотвращение снижения капитала банка до этого уровня.

6. Необходимо разработать систему обязательных и дискреционных мер надзорного воздействия на «проблемные» банки, поставив их применение в четкую зависимость от фактического уровня капитала (см. табл. 3).

7. Обязательное страхование вкладов с четко определенным размером покрытия в условиях переходной экономики более предпочтительно по сравнению с неявными неопределенными гарантиями государства по рефинансированию неплатежеспособных банков в случае финансового кризиса. Размер страхового покрытия должен индексироваться в соответствии с темпом роста ВВП на душу населения. Необходимым условием экономической эффективности системы обязательного страхования вкладов является поддержание на высоком уровне стоимости банковской лицензии и укрепление рыночной и надзорной дисциплины в банковском секторе (см. рекомендации 1–6).

8. Моральный риск, связанный с обязательным страхованием вкладов, может быть снижен путем: а) введения дифференцированных страховых премий, размер которых зависит от уровня риска банкротства банка, регулярно оцениваемого надзорным органом; б) перераспределения риска потерь на вкладчиков в возрастающем процентном отношении к сумме застрахованных вкладов сверх установленного минимума страхового возмещения при увеличении максимального размера страхового возмещения («ступенчатая» шкала возмещения); в) дополнения регулярных страховых взносов условными обязательствами застрахованных банков по внесению дополнительных отчислений в четко определенном перечне случаев дефицита средств фонда вследствие финансового кризиса, и/или перестрахования части риска дефицита средств фонда на зарубежном страховом рынке.

Таблица 3

Пример системы обязательных и дискреционных мер
надзорного воздействия

Уровень достаточности капитала

Значение Н1, %

Обязательные меры

Дискреционные меры

1. Хорошо и достаточно
капитализи­рованные

Н113

13>Н111

Ежегодные надзорные проверки.

2. Умеренно недокапитализированные

11>Н110,1

  1. Увеличение периодичности надзорных проверок.
  2. Ограничения на выплату дивидендов акционерам и вознаграждения управляющим.
  3. Ограничения на рост активов.
  4. Разрешительный порядок открытия новых филиалов и проведение отдельных операций.
  1. Любые из обязательных мер 2–4 для значительно недокапитализированных банков.
  2. Ограничения на определенные виды операций.
  3. Любая иная мера надзорного реагирования, направленная на стабилизацию финансового состояния банка.

3. Значительно недокапитализированные

10,1>Н18

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»