WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Газета, обладая культурно-национальной коннотацией, демонстрирует свою сущность в категориях культурного кода с возможностями его исторического и современного прочтения.

Код предполагает наличие репертуара символов и, как правило, является двоичным, двухсторонним, бинарным. Поэтому код системы газеты – это различение между «публичным и закрытым», «информацией и неинформацией», новым и старым. В зависимости от коммуникативных обстоятельств денотативный код претерпевает изменения, устраняя или порождая трудности в развёртывании текстуального содержания газетной полосы. Последнее иллюстрирует непреложную реальность, решающим образом влияющую на семиотический универсум культурных конвенций. Не случайно амплитуда смысловых колебаний в языке газеты затрагивает уровень языкового заимствования, «смешения». Так, интенсивная адаптация и активизация англицизмов позволяет говорить о «неологическом буме», который переживает газетный немецкий язык начала XXI века.

Впрочем, до конца остаётся не решённой проблема статуса самого понятия «язык газеты» (С.И. Ильясова). Однако в газетном тексте довольно отчётливо выступает основной стилистический фон – фон письменной литературной нормы языка с некоторыми чертами её устного варианта.

«Язык это код плюс его история» (Ю.М. Лотман). Язык газеты «живёт» в истории. Язык, по определению Гумбольдта, – не только «эргон», но «энергейя». Отсюда генетический код газетного языка изменяется в ходе отбора образцов и установок, вовлекаясь в новые парадигматические отношения.

Усложнённая форма фиксации культурно-значимой информации подводит нас к закономерностям семиозиса.

В системе знаков задействованы семь критериев: материал, из которого знаки выкроены (может быть более или менее материальным или духовным); форма, «излучающая» нечто, что схватывается как знак; и, как следствие, – опасность либо объективистской, либо субъективистской интерпретации. Газетная страница сообщает нам нечто и о событии, и об авторе, который освещает его. Следующий акцент ставится на типе вызываемой знаком эмоции (реакции – о чём говорилось ранее); на природе значения и связи знака с его значением (лживость/правдивость информации); на человеческой способности, объясняющей и интерпретирующей знак, развёртывающей знак в значении.

И, наконец, темпоральные структуры или временные линии, которые содержат в себе знак и соответствующий тип истины (необходимо время, чтобы интерпретировать знак. Любой временной период в истории газеты – это период интерпретации, т.е. развёртывания), а также критерий сущности, приоткрывающейся как основа связи знака с его значением и как различные вариации такой связи.

Материально-идеальный характер знака, в границах газетного дискурса, отсылает к элементам коммуникативной культуры, действовавшей в Риме – к культуре «глаза» (римской оппозиционно греческой – культуре «уха»). В современных условиях разговор может идти о странах северо и центральноевропейских, которые остаются скорее читающими.

Семиотизация языка газеты заключает в себе символизированную мотивированность, что связано с преобладанием в естественных (этнических) языках знаков-символов. Это соответствует, с одной стороны, регулятивно-побудительной и планирующей функциям языка, а с другой, - тесной связи языка с мышлением и познанием.

Лотмановская идея принципиального «полиглотизма» семиотических систем, закономерно приводит к определённому изменению понятия «текста», который, вступая в сложные отношения как с окружающим культурным контекстом, так и с читательской аудиторией, обнаруживает качество, которое Гераклит определил как «самовозрастающий логос».

Процесс диалогичности, конвергенции заставляет говорить об особой роли газетного дискурса - источника когнитивных моделей.

Кроме того, хотя дискурс иногда и понимается как единство двух нарративных уровней: истории и повествования, тем не менее, у французских структуралистов соответствует лишь второму.

Повествование (рассказ) есть активное упорядочивающее подражание, способ ре-фигурировать человеческую жизнь и действия, способ «познания» мира с переживанием времени (П. Рикёр).

Расширенное понимание контекстуальной перспективы газетного дискурса позволяет представить его как субститут повествования.

В целом, следует отметить, что комплексная структура газетного дискурса сочетает в себе взаимосвязанные, взаимоопределяющие и взаимообусловленные категории кода и знака, языка и текста с когнитивными единицами, повествования, нарратива и жанровой специфики.

С момента своего появления газета всегда тяготела к сопричастности, публичной исповедальности. Мозаичная форма газетного формата пыталась и стремится выразить неоднозначное многообразие и несообразности обыденной жизни.

Словесная культура газеты настроена на коммуникативную тональность в целях пробуждения всеобъемлющей формы осознания.

Сегодня обычная газетная страница является символистской или, по мнению Г. М. Маклюэна, «сюрреалистической в авангардистском духе»5

, служа источником вдохновения символизма и сюрреализма в искусстве и поэзии.

В основе параграфа 1.3. Рецепция газетного материала лежит процесс восприятия газетной информации, который имеет ряд особенностей как в онтогенезе, так и в филогенезе.

Основные рецептивные детерминанты самого процесса создания и чтения газет являются определяющими для культурного содержания эпохи.

Несмотря на то, что газетный текст является результатом целеориентированной деятельности многих людей и, в первую очередь, учредителей газеты, заказчиков её содержательного вектора, процессы индивидуального и коллективного понимания носят не только осознанный, но и во многом неосознанный характер.

Так, в наши дни можно говорить о газетной обусловленности менталитета нации.

Обычно формирование коллективного бессознательного относят к коллективной жизни бесписьменных народов (К. Леви-Брюль).

Однако в наши дни формирование менталитета происходит за счёт «навыков духа» (П.С. Гуревич). А газета, которую принято считать фактором создания общественных настроений, ценностных ориентаций и идеологии, восходит к бессознательным глубинам психики.

Демонстрация «сакральных» эталонных поступков и суждений героев, персонажей газетных статей, трансляция абстрактных принципов социальной и интеллектуальной адекватности, апелляция к внутреннему опыту читателя, постулирование газетного изоморфизма (апологичности), позволяющей переносить информацию «с других на себя» - всё это говорит о природе и специфике газетной системы и возможности теории газетно-антропоморфных свойств общества.

Клиффорд Гирц в книге «The Interpretation of Cultures» отмечает: «Наши идеи, ценности, действия и даже наши эмоции, так же как и наша нервная система, - продукты культуры, произведённые на основе тех тенденций, возможностей и склонностей, с которыми мы родились, но всё же произведённые»6.

Таким образом, у каждой газеты есть свой рецептивный контекст, требующий системного культурологического анализа, определённого уровня абстрагирования. Рассмотрение онтологической проблематики газеты с теоретико-системной точки зрения позволит синтезировать универсальную модель газеты как культурной формы.

Опираясь на определение культурной формы, высказанное А.Я. Флиером, мы обращаемся к понятию identity, идентичности.

Национально-культурная идентичность газеты становится призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие важные черты современной жизни.

У Зигмунта Баумана мы читаем о способности идентичности к изменениям своего облика и содержания7. Это означает, что идентичности свойственна пластичность, открытость, кинетическая энергия. С другой стороны, она обладает статическим стержнем8

, благодаря которому наследуется исторически устойчивая структура как форма сохранения и передачи духовно-социального, создаётся преемственность во времени и пространстве.

Идентичность газетного поля, таким образом, в рамках культурной формы несёт и целостный образ национальной языковой картины мира, культурно-исторической традиции, и отражает социально-коммуникативную динамику глобальности. Вполне очевидным становится проявление её амбивалентного потенциала, который привёл, в частности, к управлению, манипуляции сознанием немецкой аудитории. Возникла проблема размывания границ немецкой идентичности языковым диктатом lingua franca, и в результате – формирования, существования модели интегральной культуры и языка на страницах немецких газет.

Ценностный подход к форме конкретизирует газетный текст в качестве эстетического объекта, взятого в виде некоторой целостности, подразумевающей телеологическую завершённость последнего, которая возможна лишь на основе становления объекта и вводимая как условие аутентичности размышления (Нестеров А.Ю.).

Эстетика воздействия (рецептивная эстетика) позволяет исследовать текст газеты как медиум (Х.Р. Яусс), понимание является здесь всегда некоторым употреблением, применением (Х.Г. Гадамер), «чужой опыт, опыт текста подключается к личному опыту» (В. Изер), визуализация информационного потока даёт импульс на «послевкусие».

Влияние газеты на процесс восприятия читателем действительности, её эстетического своеобразия преломляется через начальную стадию эстетической деятельности, протекающей преимущественно в сфере сознания и тесно связанной с эстетическими потребностями (эстетический интерес, установки, формирование ложных потребностей – отражение неэтичности газеты) и способностями личности (знания, развитость чувств).

Существующие эстетические категории (формы бытия эстетического) выражают важнейшие взаимосвязи и качества реальности, соотношения реального и идеального (идеал как критерий оценки), где наиболее общий тип этого соотношения – антиномия соответствия и несоответствия.

Газета, фиксируя «моментальный слепок» повседневности, неизбежно отражает жизнь с её противоречиями в реальном проявлении прекрасного – безобразного, возвышенного – низменного, трагического – комического.

Газетный текст выступает как единство интеллектуального, социального и эстетического. Эстетическое отношение читателя к социальной действительности лежит не на периферии его взаимосвязей с миром, а пронизывает такие первоосновы его социального бытия, как понимание ценности человека, собственной идентичности, цели и смысла жизни.

Во второй главе исследования Лингвокоммуникативная семантизация современной культуры актуализируются диахронный и синхронный подходы к газете как особой культурной форме, которые, с одной стороны, способствуют уяснению законов её исторической эволюции, а с другой – потенциала её современного состояния.

В структуре историко-культурного семиозиса языка выделяется общий знаменатель, выступающий в качестве интерпретативной основы. При этом прослеживаются семиотические способности языка газеты в условиях глобализации.

В параграфе 2.1. Основные модусы межкультурной коммуникации: газета как фактор интеграции раскрывается роль газеты в процессе современной глобализации, рассматривается межкультурная коммуникация преимущественно в её базисном модусе социально-экономической интеграции.

Стремление человечества к становлению единого открытого мира принимало в истории самые разные формы воплощения. В наши дни оно нашло себя в понятии глобализации. Однако его неоднозначное восприятие, интерпретация и оценки привели к взаимоисключающим характеристикам и выводам (В.Ж. Келле, М. Маклюэн, К. Санторо, С. Хантингтон, З. Бжезинский, Дж. Сорос, Ф. Фукуяма и др.).

Многие исследователи отмечают неопределённость, расплывчатость термина «глобализация» (вошедшего в научный обиход в середине 1990-х гг.), но отказаться от него, пренебречь им в дискурсе о современности и будущем человеческой цивилизации уже не представляется возможным.

При анализе феномена глобализации были выделены два взаимодополняющих подхода. С одной стороны, предполагается, что глобализация своими корнями практически уходит в период младенческого состояния или, по крайней мере, раннего детства человечества, с другой – глобализация рассматривается как процесс, который отличает всеохватный характер, который в конечном итоге затягивает в своё русло все социально значимые явления, события и движения, и для распространения которого не может существовать каких бы то ни было препятствий и недоступных «уголков» в масштабе всей ойкумены.

Объединение этих, условно говоря, «вертикального» и «горизонтального», представлений о бытовании феномена глобализации приводит, по существу, к абсолютизации данного явления, к приданию ему предельной вездесущности и всеохватности – как в историческом плане, так и в отношении ко всему социуму в целом – и к пониманию этого процесса в качестве полностью лишённого каких-либо ограничительных временных и пространственных рамок.

Однако, как бы мы ни понимали термин «глобализация», очевидно, что

а) вектор скрывающегося за ним процесса всегда должен быть направлен в сторону возрастания целостности, единства, взаимосвязанности; б) отправным пунктом глобализации может быть только состояние большей или меньшей хаотичности, разорванности, дискретности, т. е. достаточно отчётливо обнаруживший себя период «предглобальности». Он понимается либо как изначальное «отсутствие глобальности» (изначальный хаос), либо как «успешный» и уже достигший значительной степени распад последней (хаос, пришедший на смену космосу); в) для формирования соответствующего этому термину представления необходимо наличие субъекта: в высшей степени наблюдательного и способного зафиксировать как данное состояние разорванности, так и первые проявления неких интегративных тенденций, возникших в недрах социума; либо спонтанно ощутившего внутреннюю неудовлетворенность в связи с той же разорванностью, неупорядоченностью, неорганизованностью современного ему общества и благодаря этой неудовлетворенности создавшего мечту о столь желанной социальной интеграции в отдалённом будущем.

Если по сути можно поставить знак равенства между процессом глобализации и историей человечества, то идея всеобщего светлого будущего предположительно рождена спонтанно, «народным творчеством», и поэтому она вряд ли может быть отождествлена с идеей глобализации, которая могла возникнуть только в результате хотя бы минимального анализа и на основе самой общей оценки сложных многообразных социальных процессов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»