WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

Среди других статейУстава ООН, которым противоречит новаяконцепция, назовём только ст. 53, по которойрегиональные организации типа НАТО неимеют права использовать силу иначе, какдля самообороны, они могут лишьоказывать содействие по просьбе СоветаБезопасности осуществлению одобренных импринудительных мер. Противоречит она иДекларации 1994 г. осовершенствовании сотрудничества междуООН и региональными соглашениями или органамив области поддержания международного мираи безопасности, в которой положения ст.53Устава ООН были повторены и развиты далее.За её принятие Генеральной Ассамблеей ООН в1994 г. голосовали все члены НАТО, но спустявсего лишь пять лет они же одобриликонцепцию НАТО, которая принципиальнымобразом расходится с целым рядом пунктовДекларации. Так, пункт 1-d Декларацииподтверждает, что Совет Безопасности можетиспользовать региональные соглашения или органыдля принудительных действий, но никакиепринудительные действия непредпринимаются этими органами безполномочий от Совета Безопасности.Региональные органы, говорится вДекларации, могут действовать в областимирного разрешения споров, превентивнойдипломатии, миротворчества, поддержаниямира и постконфликтного строительства (п.2);они могут также подготовить воинскиеконтингенты, которые,однако, могут использоваться под руководством илипри наличии полномочий СоветаБезопасности (п.10).

И тот факт, что, явностремясь избежать этого ограничения, вноябре 1998 г. НАТО объявила себя нерегиональной организацией, а организациейколлективной безопасности по смыслу ст. 51Устава ООН, не меняет того обстоятельства, что НАТОостаётся военно-политическим блокомс ограниченным членством. Следовательно, НАТО не имеетправа выступать от имени международногосообществаили предпринимать военные операции на территориитретьих стран без санкции СоветаБезопасности ООН иначе, как по просьбеправительств этих стран или в ответ наагрессию с их стороны против членов НАТО.

Хотя концепцияговорит о приверженности НАТО Уставу ООН(п.10) и упоминает о главной ответственностиСовета Безопасности ООН за поддержаниемира и международной безопасности (п. 15),однако онакак бы ставит НАТО – военный блок с ограниченнымчленством - в равное положение с ООН и еёСоветомБезопасности, а также с Организацией побезопасности и сотрудничеству в Европе(ОБСЕ), соответственно универсальными всемирной иобщеевропейской организациями,предусматривая для НАТО возможностьпредпринимать военные операции по всему миру как поинициативе ООН или ОБСЕ, так и совершенно независимоот них, по инициативе Совета НАТО. Она чёткопроводит мысль о том, что вооружённые силы НАТОпризваны обеспечить блоку «свободудействий» (п.41), давая ему возможностьпроводить военные операции за пределами территориисвоихстран-членов как по собственномуусмотрению, так и «в поддержку действийдругих международных организаций» (п.48).Другими словами, новая концепция НАТО как бывыстраивает новую систему международной безопасности,параллельную той, которая существует с 1945г. на основе Устава ООН. В этой новой системемеждународной безопасности НАТО как быиграет рольООН, а Совет НАТО - роль Совета БезопасностиООН (в тех случаях, когда последнийотказывается принимать решение, на которомнастаивают США и страны НАТО) и даётсанкцию на проведение вооружённойинтервенции силами стран НАТО по всему миру.

Что касаетсяОБСЕ, то новая концепцияНАТО в реальности означает ревизию хельсинкскогоЗаключительного акта СБСЕ 1975 г., парижской Хартии дляновой Европы 1990 г. и Хартии европейскойбезопасности 1999 года. По существу она призваназакрепить тенденцию США и стран НАТО отодвинутьОБСЕ в сторону от решения вопросовбезопасности в Европе, проявившуюся посленачалаперестройкив СССР и особенно после развала Югославии,и присвоить НАТО роль блюстителябезопасности в Европе, - роль, которая, всоответствии с Хельсинкским актом, принадлежит именноОБСЕ, а отнюдь не НАТО. Она полностью игнорируетсозданные ранее в рамках ОБСЕ специальные механизмыпо мирному урегулированию споров и попредотвращению конфликтов и кризисов,включая учреждение поста ВысокогоКомиссара по вопросам национальныхменьшинств, и исходит из того, что именноНАТО будет отныне играть роль верховного арбитра вЕвропе. Но сегодня такая линия Западапривела к кризису в ОБСЕ и, возможно,поставила под вопрос её дальнейшеесуществование. В рамках самой ОБСЕ,многие члены которой отнюдь неудовлетворены снижением роли ОБСЕ, начато обсуждениевопроса о её реформировании, в ходекоторого Россия и ряд стран СНГ выступаютза исправление этого перекоса вдеятельности ОБСЕ и за повышение еёэффективности, исходя из того, что все триосновополагающих направления в деятельности ОБСЕ должныразвиваться эффективно и активно – её вклад вобеспечение безопасности в Европе,развитие экономического сотрудничествамежду европейскими странами, решениегуманитарных проблем в области прав человека и ввопросах содействия в урегулированииконфликтовна территории её стран-членов.

Наконец, обращает насебя внимание и то, что концепция 1999 г. фактически означает иревизию Североатлантического договора 1949г. Новая стратегическая концепцияНАТО, по заявлению тогдашнего генерального секретаряНАТО Х.Соланы при её принятии 24 апреля 1999 г.,знаменует переход от союза с задачей обеспеченияглавным образом коллективной самооборонык союзу, который будет гарантироватьбезопасность в Европе и служить опоройдемократических ценностей как в пределах,так и за пределами наших границ. Онапоручает НАТО играть ключевую роль вразрешении кризисных ситуаций за пределамиграниц НАТО; она создаётнеобходимую правовую основу для наших операций вподдержку мира, не предусмотренныхстатьёй5.

Солана совершенноправильно подчеркнул, что новая концепцияНАТО означает на практике принципиальноеизменение первоначальной цели блока,сформулированной в ст.5Североатлантического договора 1949 года, тоесть обеспечения взаимопомощи участникамидоговора в случае вооружённого нападения на однуили несколько из них в Европе или вСеверной Америке. Принятие концепции 1999 г.равнозначно фактическому пересмотруправовых рамок Североатлантическогодоговора и прежде всего его основных статей - ст.4 и 5.

Ст. 4 говорит лишь овозможности консультацийчленов НАТО в случае, если, по их мнению, ихполитическая независимость,территориальная целостность илибезопасность окажутся под угрозой, в ней нислова не говорится о вооружённом вмешательствеза пределамитерритории стран-членов НАТО. Что касаетсяст. 5, то она, как уже указывалось, содержитобязательство о взаимопомощи лишь в случае нападения на членовНАТО в Европе или в Северной Америке.Однако после принятия новой концепции этидве статьи трактуются уже как «право» НАТОна вооружённое вмешательство по всему мирупо собственному усмотрению.

Между темСевероатлантический договор былратифицирован парламентами всехучастников НАТО, и его ст. 12предусматривает, что для пересмотрадоговоранеобходимо провести специальныеконсультации. Однако такие консультации не былипроведены, и формально договор не былпересмотрен или дополнен новымобязательством его участниковпредпринимать военные операции запределами ихтерритории без санкции СоветаБезопасности ООН. Надо сказать, что, поправу договоров, главы государств иправительств стран НАТО, принявшие новую концепцию НАТОв Вашингтоне в апреле 1999 г., в принципеимеют право брать международныеобязательства от имени своих стран. Однакоих право при толкованиидоговора столь явно выходить за пределыобъёма прав и обязанностей, который былопределён в первоначальном тексте этогодоговора, ратифицированногопарламентами, без согласия этихпарламентов, является, какминимум,весьма спорным с точки зренияконституционного права, поскольку такоерасширенное толкование равносильнофактическому пересмотру основополагающих статейдоговора о НАТО.

В работедалее исследуется вопросо правовой основе сотрудничества ЕС-НАТО вобласти обороны и о том, в какой степениконцепция НАТО будет определять действиясил быстрого реагирования ЕС (СБРЕС), формально неподчиняющихся командованию НАТО.

Правовая основа длявоенного сотрудничества НАТО-ЕС былазаложена в Декларации ЕС-НАТО поЕвропейской политике безопасности иобороны(ЕПБО) от 16 октября 2002 г., в соглашении озащите секретной информации от 14 марта 2003 г. и всоглашении о т.н. механизмах «Берлин-плюс»от 17 марта 2003 года. В Декларации по ЕПБО былподтверждён гарантированный доступ ЕС кинструментам военного планирования НАТОпри проведении собственных военных операций ЕС, а такжеполитическая основа партнёрства междуними на следующей основе: взаимныеконсультации; равенство и учётсамостоятельности друг друга при принятиирешений в ЕС и НАТО; уважение интересовгосударств-членов ЕС и НАТО; разработкаединых требований к общему для ЕС и НАТОвоенному потенциалу и,наконец, - что очень важно–включённый в этот перечень по инициативеЕС пункт о «соблюдении принципов Устава ООН».

Не меньшее значениеимело заключение Соглашения о механизмах«Берлин-плюс», которое гарантирует ЕС доступ коперативному планированию и ресурсам НАТО (в основном, к американским) при проведении операций поурегулированию кризисов в Европе,предоставляет ЕС пост заместителя командующеговойсками НАТО в Европе и обязывает НАТОпредусмотреть выделение в необходимых случаях войскдля ЕС.

В соответствии сположениями Маастрихтского договора 1991 г.и Амстердамского договора 1997 г. опроведении общей внешней политики ЕС иполитики ЕСв области безопасности, после 2003 г. ЕС всостоянии в течение двух месяцевотмобилизовать СБР в количестве 60 тыс. чел.(не считая авиации, ВМС и вспомогательногоперсонала), способных действовать вкризисной зоне до одного года. ЕС принялрешение создать постоянные политические ивоенные структуры, в т.ч. Комитет по политике ибезопасности, Военный комитет и штаб сцельюобеспечения необходимого политического истратегического руководства такимиоперациями.

Часть российскихэкспертов уже сейчас склонна видеть в создании СБР ЕС шаг к большейсамостоятельности Европы от США и НАТО. Нохотя на будущее нельзя исключатьвозможность того, что с созданием СБРЕвропа станет более самостоятельной ввоенных вопросах, однако сегодня такое развитиеявляется скорее тенденцией, чем ужесвершившимся фактом.

В работе приводитсядалее анализ концепциигуманитарной интервенции, которая использована встратегической доктрине НАТО 1999 г. кактеоретическая основание для предоставления НАТО«права» осуществлять вооружённоевмешательство за рубежом по собственномуусмотрению. Эта концепция, предусматривающаявмешательство, в том числе силовое, в деладругих государств по гуманитарнымсоображениям, затрагивает существенныевопросы правового, гуманитарного иэтического характера, тем более, чтовозможность такого вмешательства непредусмотрена Уставом ООН. Онапродвигается с 1980-х гг. по инициативеполитического руководства стран НАТО иряда западных экспертов и остаётся однимиз наиболее остро дебатируемых вопросовмеждународного права. Идея осуществлениягуманитарных вооружённых интервенций вобход ООН нашла поддержку у таких американскихюристов, как Ли Фейнстейн, А.М.Слотер,С.Уитли, М.Гленнон, Р.Коэн, М.Михалка, а такжеу ряда европейских юристов – Х.Корелл, А.Роджерс, М.Диксон,С.Гринвуд, П.Дрейст, доводы которыхподвергнуты критическому разбору висследовании.

Но хотя гуманитарныецели такого рода интервенций не могут невызывать симпатии, сама эта концепция, темне менее, остаётся предметом серьёзныхразногласийпринципиального характера среди юристов, изначительная группа европейских юристовобоснованно оспаривают законность такогорода силового вмешательства (И.Броунли,С.Апперли, М.Байерс, С.Честерман, А.Кассезе,Б.С.Браун, А.Робертс). Не только потому, чтоона исходит из необходимости ревизии рядаосновополагающих принциповмеждународного права, но и потому, что, как показываетопыт, такие интервенции зачастуюпроводятся в сугубо эгоистических,геополитических интересах государств, агуманитарные лозунги являются лишьприкрытием.

Серия гуманитарныхкатастроф в Восточной Бенгалии, Кампучии и Уганде в 1970-хгг., а затем в Восточном Тиморе.Сьерра-Леоне, Руанде, Сомали, Гаити и Боснии в 1990-хгг. и особенно война стран НАТО против Югославии в 1999г. породили волну бурных дискуссий повопросу о гуманитарной интервенции, и в 1999-2002гг. Генеральный Секретарь ООН К.Аннандважды призывал Совет Безопасности обсудитьвопрос, как можно наилучшим образомответить на угрозы геноцида или сравнимых с ниммассовых нарушений прав человека,посколькуодностороннее вооружённое вмешательствовызывает беспокойство в международномсообществе.

В ответ созваннаяправительством Канады КомиссияЭванса-Сахнуна предложила в 2001 г. в целом довольносбалансированную концепцию гуманитарнойинтервенции. интервенции. С одной стороны,государствам дают понять, что в случаепроведения ими, вопреки их конституциям,незаконныхрепрессий или силовых акций против группсобственного населения, либо ихнеспособности или нежелания положитьконец незаконному преследованию такихгрупп, международное сообщество можетосуществить вмешательство, в том числе ивооружённое,во внутренние дела таких государств вгуманитарных целях, для исправлениясоздавшегося положения. С другой стороны,понимая, что предлагаемая корректировкаважнейших международно-правовых принциповневмешательства во внутренние делагосударств, уважения государственногосуверенитета и неприменения силы можетоткрыть широкие возможности длязлоупотребления силой государствами всобственных эгоистических интересах, комиссияподчёркивает, что решения о вооружённойгуманитарной интервенции могут бытьпринято только через ООН – то есть, согласно Уставу ООН,через её Совет Безопасности.

Этот подход былподдержан в 2004 г. в докладе назначеннойАннаном Группы высокого уровня по вопросу ореформе ООН, в докладе самого Аннана на 60-й сессииГенеральной Ассамблей ООН в 2005 г. и вИтоговом документе Всемирного саммитагосударств-членов ООН в сентябре 2005 г., вкотором выражена готовность ООНпредпринять коллективные действия,своевременным и решительным образом, через СоветБезопасности, в соответствии с Уставом, втом числе на основании Главы VII, с учётомконкретных обстоятельств и всотрудничестве с соответствующимирегиональными организациями, в случаенеобходимости, если мирные средстваокажутся недостаточными, а национальные органывласти окажутся не в состоянии защититьсвоё население от геноцида, военныхпреступлений, этнических чисток и преступлений противчеловечности.

Но для политическогоруководства США в ситуации, когда СШАостались единственной сверхдержавой,этого умеренного варианта концепциигуманитарной интервенции было явнонедостаточно, и вписанная в стратегическуюдоктринуНАТО в 1999 г. значительно более напористая– чтобы несказать «агрессивная» - американская версия концепциигуманитарных интервенций в обход ООНостаётся пока без изменений.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»