WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

Таким образом,расширяя рамки понятий «вооружённоенападение» и «право на самооборону», СоветБезопасности действовал в полномсоответствии с определением Международного Суда,высшей юридической инстанции системыООН.

Однако если СБ ООНдействовал в этом вопросе весьмаосмотрительно, то в последние годы состороны ряда западных, особенноамериканских и английских юристов (т.е.представителей англо-саксонской школымеждународного права) наблюдается явнаятенденция к безграничному дальнейшемурасширению понятия самообороны; при этом вопрос о том, вкакой мере та или иная конкретная ситуацияпозволяет говорить о правомерностиприменения силы в порядке самообороны,оставляется ими на усмотрение не только СБООН, но и по существу самих государств. Витоге начала пропагандироваться концепция«превентивного» и «упреждающего» применениясилы как «естественное развитие понятиясамообороны».

На эту тенденцию былообращено внимание как в докладе Генерального секретаря ООНК.Аннана к 60-й сессии ГА ООН, так и в докладеи рекомендациях созданной им в 2002 г. Группывысокого уровня. Как бы откликаясь на эторасширительное толкование права насамооборону,К.Аннан предложил в своём докладе принятьдве новые нормы международного права,прямо или косвенно связанные с применениемсилы в порядке самообороны:

- установить правилапревентивного использования силы (preventive useof force) по решениюСовета Безопасности ООН;

- узаконить т.н. «упреждающее применениесилы» (pre-emptive use of force).

Аннан и авторы докладаГруппы исходят из того, что вопрос о превентивном использованиисилы встаёт в случае, когдаугроза безопасностигосударстване является неминуемой, аносит «потенциальный» или«отдалённый» характер (к ним докладГруппы относит, в частности, приобретениегосударствами-изгоями или террористамиядерного оружия). Аннан совершеннообоснованносчитает, что Устав ООН уже сейчас даёт СБООН все необходимые полномочия для принятиярешения с целью предупреждения такойугрозы, в т.ч.путём превентивных силовых действий (п.125),и Россия, наряду с большинством членов ООН поддержалаэтот подход Аннана.

Однако по вопросу об «упреждающем»применении силы Аннантолкует ст. 51 Устава ООН,разрешающую применять силу против другогогосударствав порядке самообороны вответ на вооружённое нападение со стороны этого государства, такимобразом, чтоона якобы охватывает и«неминуемую угрозу» (или «неминуемоенападение»), «так же как инападение,которое уже произошло» (п.126). С этим доводомАннана, однако нельзя согласиться, ипричина этого более подробно рассматривается в Гл.IVдиссертации, при анализе стратегических доктринСША.

Переходя к темемеждународное право и«война против международного терроризма»,диссертация обращаетвнимание на то, что после 11 сентября 2001 г. президентСША и другие высокопоставленныеруководители страны на протяжении всех последнихлет постоянно выступают с заявлениями о том,что США находятся в состоянии войны против международноготерроризма.

Хотя эти призывы квойне против международного терроризмаможно понятьс эмоциональной и психологической точекзрения в той атмосфере шока, в которой находилосьнаселение и правительство самой мощной вмире державыпосле национального унижения 11 сентября 2001 г., однакос правовой точки зрения они смешиваютнормы международного права, относящиеся кмирному и военному времени. При этом как быестественно вся правовая и военно-политическаятерминология мирного времени, когдагосударство не находится в состоянии войны,подменяется терминологией, относящейся квоенному времени.

Но подобнаяаргументация совершенно меняет смыслпонятия «война». В международном правеизвестны два типа войн – войны между государствами и гражданскиевойны. Под первым понимаетсяпопытка одного государства путём применения силыдобиться решения спорных вопросов междуним и другим государством, изменения его режима,территориальной целостности и т.п.государствами является незаконным. Подвторымпонимается попытка части собственного населениявнутри государства с помощью силы навязатьсвою волю другой части населения.

Постоянные заявленияруководителей США о «войне противмеждународного терроризма» приводят также ксмешению двух других понятий. Первое– это меры по борьбе с международнымитеррористическими организациями, которые входят в компетенцию преждевсего правоохранительных органов. Второе - этовойна, т.е.применение регулярныхвооружённых сил, против государств, которые оказывают содействиемеждународным террористическиморганизациям, и это уже прерогативавооружённых сил и министерств обороны.Смешение этих понятий может привести– и ужеприводит, как, в частности, показала войнаСША и Великобритании против Ирака в 2003 г. - кзлоупотреблению силой со стороныправительства США и к ущемлению прав каксобственного населения, так и населения другихстран.

Глава II «Стратегическаяконцепция НАТО 1999 г. и вопрос о военныхоперациях НАТО за пределами территориистран-членов этого блока в свете современногомеждународного права» посвящена международно-правовомуанализу упомянутой концепции НАТО ирезультатов её претворения в жизнь иоткрывается разделом о поисках НАТО новой роли после 1991г.

В период «холоднойвойны» и биполярного мира изложенные вышев ГлавеI положениядействующего международного права онеприменении силы если и не считалисьнезыблемыми, то, во всяком случае, неподвергались открытой ревизии. Разумеется,эти принципы Устава ООН зачастуюнарушались с обеих сторон – достаточновспомнить кубинский кризис, военноевмешательство США в Гренаде, Панаме,Вьетнаме, Камбодже или СССР в Чехословакииили Афганистане. Но все эти случаи носилихарактер либо защиты «своих сфер влияния»,молчаливо признанных другой стороной, либо«пробныхшагов» по расширению этих сфер влияния,которые тут же встречали ответные мерыдругой стороны. Тем не менее, во-первых,существовавшее тогда в той или инойстепени равновесие военных потенциалов и ядерныйпаритет СССР и США служили гарантией того,что в общем и целом эти нормы старалисьсоблюдать; во-вторых, ООН продолжала функционировать, несмотряна постоянные разговоры о её «кризисе» и«параличе» её Совета Безопасностивследствие разногласий между егопостояннымичленами, и после каждого обострениямеждународной обстановки обе стороны снова и сноваиспользовали ООН для возвращениямеждународных отношений в нормальное русло. Оба этиобстоятельства, при всём несовершенствеООН и её Устава, помогли уберечь мир отядерной катастрофы.

Положение, однако,коренным образом изменилось сисчезновением биполярного мира, роспускомОрганизации Варшавского договора и спрекращением существования СССР что привело крезкому ослаблению экономического ивоенногопотенциала России и к укреплению позицийСША как единственной сверхдержавы.

В результате в 1990-е гг.начинают параллельно развиваться – как бынезависимодруг от друга – два процесса. С одной стороны, сначалом перестройки и особенно послепрекращения существования СССРзначительно улучшаются и активизируются политическиеотношенияРоссии с Западом и с НАТО. С другой, США,внезапно превратившиеся в единственнуюсверхдержаву, а также ведущие страны НАТО ируководство блока в соответствии с тем жеинерционным мышлением по существу продолжаютруководствоваться философией «холоднойвойны»,методически продвигают своигеополитические интересы, осуществляютрасширение функций и географической сферыдействияНАТО и приближают её военный потенциалвплотную к границам России, не обращаявнимания на возражения России.

В ряде работамериканских юристов эти изменения вполитике США и НАТО объясняются тем, что сокончанием «холодной войны» и биполярногомира отпалии ограничения, которые она накладывала наприменение силы в одностороннем порядке,поскольку в то суровое время оно могло привести кядерной войне. И если в эпоху «холоднойвойны применение силы против СССР или СШАсчиталось в целом неприемлемым из-заопасности более масштабного конфликта, тос применением силы в пределах зоны влиянияпримириться было легче (по принципу «это ихдело»). Сегодня, когда это ограничениеснято, государства якобы легче соглашаются содносторонним применением силы, так какриски разрастания конфликтов снизились.

Логика эта, надопризнать, довольно странная. Казалось бы,прекращение «холодной войны» должно вестик расширению сотрудничества вобеспечениимеждународной безопасности, а не кполитике вооружённого силового вмешательства водностороннем порядке. Тем не менее, спомощью «аргументов» подобного рода СШАповели дело к расширению функций НАТО вэтом направлении. Первые шаги на этом новомнаправлении НАТО делала достаточноосмотрительно – в частности, первыемиротворческие операции на Балканах НАТОпровела с санкции Совета Безопасности ООН.Но с распадом СССР стратегическое мышление вСША и в штаб-квартире НАТО стало быстроэволюционировать в сторону предоставления НАТОфункций глобального полицейского и в дальнейшемВашингтон при поддержке ряда стран НАТО, невстречая серьёзного противодействия, уже болеесмело начинает предпринимать шаги,направленные на фактический пересмотр водностороннем порядке международно-правовыхрамок системы международной безопасности,закреплённой в Уставе ООН, на подрывпринципа неприменения силы в международныхотношениях и на снижение роли СоветаБезопасности ООН, с целью избежать любыхограниченийпри принятии Белым домом решений обиспользовании силы и присвоить себе правонеограниченного применения силы по всему миру пособственному усмотрению.

Переходя к анализуосновных положений упомянутойдоктрины, диссертация отмечает,что её центральным пунктом является«право» НАТО проводитьвоенные операции за пределами территорииеё стран-членов по собственномуусмотрению. Это «право» НАТО на проведениетаких операций вытекает из закреплённого вконцепции 1999 г. нового видения роли НАТОкак блюстителя международной безопасностипо существу в глобальном масштабе.Как говорится в концепции, в настоящее время«создаётся евроатлантическая структурабезопасности, в которой НАТО играетцентральную роль» (п.3 концепции). Цель НАТОпо-прежнему состоит в обеспечении «свободыи безопасности всех её членов с помощьюполитических и военных средств» (п.6),однако в новой концепции зафиксирован переход НАТО к«широкому подходу к обеспечениюбезопасности» (п.3). Хотя в настоящее времявозможность крупномасштабной агрессиипротив НАТО является «весьмамаловероятной», тем не менее, подчёркивает концепция,существует ряд других опасностей военногои невоенного характера, которые могут вызватьнапряжённость или дестабилизироватьобстановку втех или иных районах мира «в пределах илиза пределами евроатлантического региона», что, всвою очередь, может привести к кризисам ивооружённым конфликтам и затронутьбезопасность стран-членов НАТО, равно как идругих государств (п.20).

Перечень таких«опасностей для НАТО» за пределамитерритории участников блока, который приводится вконцепции 1999 г., гораздо ширесоответствующего перечня, содержавшегося вконцепции 1991 г. Он включает, в частности, серьёзныеэкономические, социальные и политическиетрудности, этническое и религиозное соперничество,территориальные споры, недостаточные или неудачныепопытки реформ, нарушения прав человека,распад государств (п.20). Отдельно упоминается«существование мощных ядерных сил внеНАТО» (п.21), распространение оружиямассовогоуничтожения и средств его доставки, «чтоможет прямо угрожать населению, территориии вооружённым силам стран НАТО» (п.22),распространение технологии двойногоназначения, взлом и причинение ущербаинформационным системам НАТО (п.23),терроризм, саботаж и организованнаяпреступность, нарушение поступленияжизненно важных ресурсов инеконтролируемое передвижение большихмасс людей, особенно вследствие вооружённыхконфликтов(п.24).

Соответственно отнынеодной из главных задач НАТО концепцияпровозглашает «урегулирование кризисов:сохранять готовность, принимая в каждомотдельном случае решение консенсусом, всоответствии со ст.7 Североатлантического договорасодействовать эффективномупредотвращению конфликтов, включаяпроведение операций в ответ на кризисы»(п.10), «в т.ч. вне пределов территории союзников поНАТО» (п.52).

Эти военные операцииза пределами территории стран-членов НАТО,которые вконцепции называются также «операциями вответ на кризисы, не предусмотренными ст.5Североатлантического договора» (“non-Article 5 crisis response operations”), могутпроводиться также в боевых условиях, или,как аккуратно говорится в концепции, «безподдержки принимающей страны», то-есть посуществупринимать характер вооружённойинтервенции.Они могут осуществляться в течениедлительного времени, что потребует, нарядус постоянноготовыми к переброске силами быстрогореагирования, заранее отработаннойсистемы ротации ранее развёрнутых сил (пп.53«e» и «f»).

В работе делаетсявывод, что принятие странами НАТО новойстратегической концепции блока являетсяпопыткой в одностороннем порядкеревизоватьсуществующую систему европейской имеждународной безопасности и рядкраеугольных норм международногоправа, положенных в основуэтой системы и закреплённых в Уставе ООН,документах ОБСЕ и даже в самом Североатлантическомдоговоре 1949г.

Что касается УставаООН, то присвоенное самойсебе «право» НАТО проводить военные операции запределами территории стран-членов блокапротиворечит ст. 2 Устава ООН о мирномурегулировании споров и неприменении силы вмеждународных отношениях, а также ст. 24 оглавной ответственности Совета Безопасности ООНза поддержание мира, сколько бы концепция ни говорилао согласии стран НАТО с прерогативамиСовета Безопасности. Ведь включённый в концепциюсписок «опасностей для НАТО» настолько широк, чтопри желании он может быть использован какпредлог для интервенции против любойстраны мира,включая Россию и страны СНГ.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»