WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

В принципе взаимосвязьмежду неприменением силы в международныхотношениях исоблюдением прав человека сомнений невызывает – содной стороны, о полном соблюдении правчеловека можно говорить лишь в мирныхусловиях; сдругой, серьёзные нарушения правчеловека, носящие массовый характер,действительно могут привести к нарушениюстабильного и мирного развития любогогосударства. Очевидно также, что вопределённыхусловиях нарушение стабильного и мирногоразвития в том или ином государстве можетзатронутьинтересы безопасности соседних стран,если, например, в них хлынет поток беженцев илинелегальных иммигрантов или есливооружённый внутренний конфликт в соседнейстране выплеснется через её границы. Номатерия эта чрезвычайно деликатная и тонкая,требующая проведения осторожной исбалансированной политики, поскольку проявлениедругими странами заинтересованности всоблюдении прав человека в соседней страневсё время проходит по грани необоснованноговмешательства в её внутренние дела и можетлегко быть использовано ими для продвижения своихсобственных геополитических интересов подпредлогом защиты прав человека. Ксожалению, на практике так это часто ипроисходило.

Однако западная – особенноамериканская – доктрина международного права,особенно после прекращения существованияСССР, отнюдьне была склонна миндальничать в этомвопросе. Уже в 1980-х гг. начинается активнопропагандироваться тезис о том, что принципсоблюдения прав человека являетсяприоритетнымпо отношению ко всем остальным принципаммеждународного права, включая даже принципнеприменения силы. Более того, в 1990-х гг. рядзападных авторов стал продвигать тезис отом, - как, в частности, пишет американскийучёный Р.Коэн,- что «подлинная безопасность должнаосновываться,прежде всего, на безопасности отдельнойличности», что термин «индивидуальнаябезопасность» стал звучать как синоним таких понятийкак «безопасность человека» или «правачеловека». Поэтому, согласно этой точкезрения, «концепция индивидуальнойбезопасности должна стать краеугольным камнем первого(внутреннего) кольца любой устойчивой иэффективной системы международнойбезопасности на базе сотрудничества»,которая должна быть основана на«основополагающих либерально-демократическихценностях». А отсюда уже логическиделается вывод о том, что, невзирая насуществование ООН, ОБСЕ, СНГ, ШОС и др.международных организаций, занимающихсявопросами укрепления международнойбезопасности, «единственной эффективноймодельюсистемы безопасности на базесотрудничества является НАТО», поскольку«лишь НАТО состоит из либерально-демократических стран».Утверждается, что «безопасность можноопределитькак свободу исповедывать определённыеценности или…как отсутствие угрозыприобретённым ценностям».

Аргументация западныхюристов, подобная вышеприведённой, моднозвучит, но насамом деле она ставит телегу впередилошади. При всей важности укрепления уважения кправам человека, его «индивидуальнойбезопасности» и «свободы исповедыватьопределённые ценности», Устав ООН, тем неменее, совершенно естественно видит главноеусловие сохранения международного мира ибезопасностив том, чтобы государства воздерживались отугрозы силой или её применения противтерриториальной неприкосновенности илиполитической независимости любого государства иразрешали свои споры мирными средствами.Только выполнение этого приоритетногоусловия позволит обеспечить и индивидуальнуюбезопасность, и свободу исповедыватьопределённыеценности, и все остальные права человека. Вроссийской доктрине международного правауже обращалось внимание на то, что попыткиотдать приоритет лишь принципу соблюденияправ человека являются нарушениемположений целого ряда международно-правовых документов,включая Декларацию принциповмеждународного права 1970 г. и Хельсинкский Акт1975 г., в которых прямо указано, что все основныепринципы международного права «являютсявзаимозависимыми и каждый принципдолжен рассматриваться в контексте всехдругих принципов». Кроме того, при всейбезусловной важности соблюдения правчеловека, национальных меньшинств и основных свобод длявсестороннего, гармоничного и мирногоразвития общества и укреплениямеждународной стабильности и безопасности, неменьшее –если не большее – значение для сохранения мираимеет обязанность тех же национальныхменьшинств и вообще граждан любогогосударствасоблюдать закон и следоватьконституционному порядку.

В этой связи не надозабывать, что концепция прав человекавырабатывалась в каждой стране с учётом еётрадиций, истории культуры и религии, о чёмнапомнилпредседатель отдела внешних церковныхсвязей Московского патриархатамитрополит Смоленский и КалининградскийКирилл в своём докладе на Х Всемирном русскомнародном соборе в апреле 2006 г. Он обратилвнимание на то, что либеральное прочтениеправ и свобод человека, господствующее взападном мире, становится всё болееагрессивным. Оно позиционирует себя поотношению кдругим точкам зрения как единственноверное и научно обоснованное – точно так же, каккогда-то марксизм. Любое мировоззренческоеотклонение от предполагаемой нормы подвергается обструкции, причёмдаже на государственном и международном уровне,через различные международныеорганизации. Однако нынешняя концепцияправ человека, сформированная впротестантских государствах ЗападнойЕвропы в течение последовательносменявших друг друга эпох Ренессанса,Реформации и Просвещения, не учитывала другиетрадиционно-религиозные модели развитияобщества. Поэтому, заключает митрополитКирилл, еёпретензии на универсальность с точкизрения христианина или мусульманина и вообщелюбого, чей образ мысли отчастидетерминирован привитыми с детстванравственными запретами и кто считаетнормой жертвовать своими правами в пользуобязанностей, выглядят необоснованно.

По существу именно этинесбалансированные формулировки в защитузападнойконцепции прав человека, продвигавшиесяюристами США и стран Западной Европы, былиочень скоро использованы для оправданиявмешательства НАТО, этой «единственнойэффективной системы безопасности», вэтнические конфликты на Балканах.Разумеется, отнюдь не только этааргументация и стоявшие за ней геополитическиеинтересы США и их союзников вызваликонфликты вбалканском регионе, но эти факторы,безусловно, сыграли свою роль для срывамирного урегулирования этих конфликтов.Что же касается роли самой ОБСЕ, котораяпослужила основным форумом для попыткивнедрения в международное право этой «инновации» посмешению принципов «неприменения силы» и «уваженияправ человека», то она, по существу, самастала первой жертвой этого эксперимента.Несмотря на выраженное в ДекларацииБудапештской встречи 1994 г. на высшем уровнеубеждение, что «за СБСЕ - центральная роль впостроении безопасного и стабильногосообществаСБСЕ, единого и свободного» (п.2) и что лишь«в исключительных случаях»государства-участники СБСЕ будут совместнопринимать решение о передаче от имени СБСЕтого или иного спора на рассмотрениеСовета Безопасности» (п.8), в той жеДекларации упоминается о решении«систематизировать и переводить на болеепрактическую основу сотрудничество СБСЕ севропейскими и другими региональными итрансатлантическими организациями иинститутами, разделяющими его ценности ицели» (п.8). Витоге, как показал на практике опыт спопыткой урегулирования мирным путём спомощью ОБСЕ ситуации вокруг Косово ипоследующим вторжением вооружённых сил стран НАТО вЮгославию в 1999 г., результатом этого«перевода на более практическую основу»сотрудничества между ОБСЕ, ЕС и НАТОявилось то, что НАТО и ЕС отодвинули ОБСЕ (как,впрочем, и СБ ООН) в сторону, и сегодня ОБСЕиграет в европейской жизни отнюдь нецентральную,а подчинённую роль.

В то же время из ст.2 идругих положений Устава видно, чтообязательство государств-членов ООНвоздерживаться от угрозы силой или еёпримененияне носит абсолютного характера – оно ограничивается случаями,когда речь идёт о применении силы илиугрозе ею против территориальнойнеприкосновенности или политическойнезависимости любого государства, или каким-либодругим образом в целях,несовместимых с целями ООН.Следовательно, Устав ООНразличаетзаконныеслучаи применения государствами силы всвоих международных отношениях (когда применениесилы совместимо с целями ООН) и незаконные (когда ононесовместимо с этими целями).

В самом Уставе термины«законное» и «незаконное» применение силыне используются, однако их ввёл в оборотряд резолюций и деклараций, принятыхГенеральнойАссамблеей. Именно эта терминологияиспользована, например, в Декларации о принципахмеждународного права 1970 г., в преамбуле резолюции от 14декабря 1974 г. об определении агрессии и вего ст.6, в Декларации 1987 г. об усиленииэффективности принципа отказа от угрозысилой или её применения в международных отношениях(п.1-III-2-а).

Раздел о незаконных случаях использованиягосударствами угрозы силой или еёприменения рассматриваетположения международного права об агрессии и другихвидов незаконного применения силы илиугрозы силой. Надо отметить в этой связи,что в отечественной доктрине до сих пор небыл достаточно исследован вопрос об угрозе силой. Впрактике международных отношенийруководители государств довольно часто, вцелях оказания политического нажима, прибегают кпрямым или завуалированным угрозам силой ипризывам «стереть с лица земли», «запускатьракеты, никого не спрашивая», и т.п.Представляется, однако, что подобные угрозысилой могут быть признаны нарушениемУстава ООНлишь в случаях, когда они сопровождаютсяматериальной подготовкой кразвязыванию военного конфликта. И вряд либудет легко сформулировать критерии наэтот счёт –многообразие форм международных отношенийнастольковелико, что этот вопрос надо будет решать вкаждом отдельном случае.

В преамбуле резолюции3314 (XXIX)Генеральной Ассамблеи ООН об определении агрессии, принятой14 декабря 1974 г., агрессия характеризуется как «наиболеесерьёзная и опасная форма незаконногоприменения силы» в международныхотношениях. Как уже отмечалось, этарезолюция имеет более высокий, официальнопризнанный правовой статус - её положения,как это вытекает из решения МеждународногоСуда ООН от 27 июня 1986 г. по делу Никарагуапротив США,стали нормами международного обычногоправа. В соответствии с этим определением,агрессией является применение вооружённойсилы государством или группой государствпротив суверенитета, территориальнойнеприкосновенности или политическойнезависимости другого государства иликаким-либо другим образом, несовместимым с Уставом ООН(ст.1).

Ст.3 определенияагрессии квалифицирует в качестве актаагрессии, независимо от объявления войны, следующиедействия:

a)вторжение или нападение вооружённых силгосударства на территорию другогогосударства или любая военная оккупация,какой бы временный характер она ни носила,являющаяся результатом такого вторженияили нападения, или любая аннексия сприменением силы территории другогогосударстваили части её;

b)бомбардировка вооружёнными силамигосударства территории другого государства илиприменение любого оружия государствомпротив территории другогогосударства;

c)блокада портов или берегов государствавооружёнными силами другого государства;

d)нападение вооружёнными силами государствана сухопутные, морские или воздушные силыили морские и воздушные флоты другогогосударства;

e)применение вооружённых сил одногогосударства, находящихся на территории другогогосударства по соглашению с принимающимгосударством, в нарушение условий, предусмотренных всоглашении,или любое продолжение их пребывания натакой территории по прекращении действиясоглашения;

f)действия государства, позволяющего, чтобыего территория, которую оно предоставило враспоряжение другого государства,использовалась этим другим государствомдля совершения акта агрессии противтретьего государства;

g)засылка государством или от именигосударства вооружённых банд, групп ирегулярных сил или наёмников, которыеосуществляют акты применения вооружённой силыпротив другого государства, носящие стольсерьёзныйхарактер, что это равносильноперечисленным выше актам, или егозначительное участие в них.

Хотя вышеприведённаяст.3 квалифицирует все эти действиякак агрессию, надо сказать, что МеждународныйСуд ООН в своём вышеупомянутом решении по делуНикарагуа против США отметил, со ссылкой наэту резолюцию Генеральной Ассамблеи, что «внастоящее время имеется общее согласиеотносительно характера актов, которыемогут считаться вооруженным нападением». Суд, видимо, исходил из того, что, пост.39 Устава ООН, Совет Безопасности сам определяетсуществование акта агрессии, с учётом, вчастности, степени серьёзности и масштабовприменения вооружённой силы и его последствий, как обэтом говорит ст.2 определения агрессии.

Ст.4 предусматривает,что вышеприведённый перечень актов неявляется исчерпывающим, и Совет Безопасностиможет определить, что другие актыпредставляют собой агрессию согласноположениям Устава. И это право СБ ООНиспользовалв своих резолюциях 1368 и 1373соответственно от 12 и 28 сентября 2001 г., которыеон принял в связи с террористическимиактами международной террористическойорганизации «Аль-Каида» в Нью-Йорке иВашингтоне 11 сентября 2001 г.

Соответственнорезолюция 1368 охарактеризовала совершениекрупномасштабных террористических актовкак угрозу международному миру ибезопасности и, по существу, приравняла ихк вооружённому нападению, подтвердив в этойсвязи «неотъемлемое право на самооборону,признанное в Уставе ООН», в ответ на подобные акты.Резолюция 1373 продолжает эту же логику,также упоминая право на самооборону, иперечисляет ряд мер с целью борьбы стерроризмом:пресечение финансирования терроризма,отказ в предоставлении убежища террористам иих сообщникам и сотрудничество справоохранительными органами. Таким образом, каквытекает из этих резолюций, СБ ООНрассматривает террористические акты,совершенные против США 11 сентября 2001г., посуществу каквооружённое нападение, осуществлённоемеждународной террористическойорганизацией «Аль-Каида» при соучастиирежима талибов. Это означает, что СБ ООН всвоих резолюциях 1368 и 1373, сославшись направо на самооборону и санкционировав созданиеМеждународных сил содействиябезопасности и международные усилия поискоренениютерроризма, по существу молчаливоподтвердил право США на проведение военнойоперации против «Аль-Каиды» и режиматалибов вАфганистане. Тем самым он расширилтолкование понятия «вооружённоенападение» и распространил его также и натеррористические акты крупного масштаба, совершённыене государством, а международнойтеррористической организацией, явноподдерживаемой властью какого-либогосударстваили действующей при его попустительстве, инаправленные против другого государства.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»