WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Как показано в диссертации, постнеклассическая рациональность, ориентированная на риск и неопределенность, обнаруживает свои способы преодоления неопределенности и защиты от рисков. В широком смысле это называют толерантностью к неопределенности. В науке построение вероятностных моделей в научных исследованиях является одним из способов преодоления неопределенности и риска.

Лучшим способом преодоления, защиты от неопределенности является признание ее существования. Так считали крупнейшие психофизиологи А.А. Ухтомский, Н.А. Бернштейн. Преодоление риска и неопределенности происходит на уровне организации поведения, через формирование, согласно теории установки Д.Н. Узнадзе, фиксированной установки, которая представляет собой механизм адаптации к стабильным свойствам окружения, готовность к выбору. В преодолении неопределенности и риска большое значение имеют чувственная и интеллектуальная интуиция, готовность к мышлению, готовность действовать в условиях риска (Н.Д. Гордеева, В.П. Зинченко, В. Лефевр). Среди главных инструментов преодоления неопределенности и риска - смысл, понимание, знание о собственном незнании, которое порождает проблему толерантности субъекта к неопределенности и риску, считает В.П. Зинченко.

Как показано в диссертации, в психологических теориях среди исследований по толерантности к неопределенности выделяются работы Френкель-Брунсвик, в которых предметом изучения становится субъективность восприятия человеком неопределенности, личностная неопределенность. Вводится термин «интолерантность к неопределенности», под которым понимается нетерпимость разнообразия и множественной интерпретации стимулов. Речь идет о человеке, который отказывается мыслить в категориях вероятностей. Бочнер описал первичные характеристики интолерантной к неопределенности личности. Среди черт интолерантной личности - авторитаризм, догматизм, ригидность, закрытый склад мышления, тревожность, агрессивность, экстрапунитивность, наличие этнических предрассудков.

В психологической теории принятия решений Л.Сэвиджем представлена концепция субъективно ожидаемой полезности, которая учитывает фактор субъективности в принятии решений. Для описания отношения человека к принятию решений в условиях риска было предложено понятие «принятие риска» или «склонность к риску». Согласно измерениям Корниловой Т.В., Долныковой А.А., склонный к риску субъект соглашается делать выборы в заданных условиях неопределенности. Принятие риска выступает в качестве компонента стратегии принятия решений, когда ощущение риска вводится в качестве дополнительного процесса субъективной регуляции, не сводимого к факторам субъективной вероятности и субъективной ценности исходов. Склонность к риску рассматривается как характеристика когнитивного стиля человека, как индивидуальное свойство, различающее поведение людей в однотипных задачах. «Принятие риска», считает Корнилова Т.В, можно рассматривать как акт интеграции на уровне самосознания личности мотивационных предпосылок и репрезентаций свойств ситуации, которое включает субъективное принятие риска. Если определить риск как деятельность в условиях неопределенности, и следовать за аксиоматическим признанием, что любой вид деятельности содержит определённые риск для здоровья человека и качества жизнедеятельности, то можно уменьшить риск, но нельзя достичь “нулевого риска” – “абсолютной безопасности. Здесь возникает проблема минимизации ("оптимизации") риска, которая восходит к решению проблемы безопасности и выстраиванию защиты.

Постоянные преобразования, трансформации, кризисы, реформирование, реструктурирование и подобные социальные изменения во всех сферах социальных отношений влекут к существенному повышению уязвимости субъектов социальной деятельности. При этом социальный ущерб, возникающий от действия данных «потрясений», субъекты, как правило, восполнить "самодостаточным путем" не могут. Это вызывает состояние определённой органической тревожности, неуверенности перед будущим. В таких условиях объективно возрастает осознанная потребность в рефлексии механизмов минимизации риска, выстраивании социальных защит. Желание субъекта минимизировать или избежать риска, – это путь удовлетворения фундаментальной потребности в защите и безопасности.

В психологии защита (защитные механизмы) определяются как психологические стратегии, с помощью которых субъекты избегают или снижают интенсивность таких негативных состояний, как конфликт, фрустрация, тревога и стресс. Относительно защит в целом учитываются следующие моменты.1) Защитные механизмы используются, чтобы редуцировать отрицательные эмоциональные состояния или избежать их; 2) большинство защитных механизмов предполагает искажение реальности; 3) люди обычно не сознают использование большинства защитных механизмов. В идентификации защитных механизмов различаются психоаналитический подход и альтернативные объяснения соответствующих паттернов поведения. Выделяют такие психологические защиты как – вытеснение, подавление, отрицание, проекция, смещение, регрессия, идентификация, компенсация, реактивное образование, рационализация, сублимация, изоляция. Считается, что защитные механизмы представляют собой уровень более примитивных, невротических процессов, характеризующихся большей ригидностью и меньшей способностью выдерживать проверку в условиях реальности. В диссертации дается толкование трех подходов к объяснению совладания.

Психологический дискурс различает защитное поведение субъекта и совладающее (копинг) поведение. Копинг-поведение отличается от защитного поведения, которое является жестким, вынужденным, искажающим действительность и неизменяющимся. В то время как копинг-поведение – это гибкое, намеренное, ориентированное на реальность и развивающееся поведение (Н. Хаан). Защитное поведение и совладающее поведение, совладание (копинг) по сути являются адаптационным поведением. Совладание исторически связано с понятием стресса как неизбежной чертой человеческого существования. Считается, что совладание включает мобилизацию и усилие. Совладание является активным и многосложным процессом, изменяющимся в зависимости от фазы столкновения со стрессором и от одной ситуации к другой. С позиций субъектного подхода Т.Л. Крюкова разрабатывает новый подход к совладающему поведению Она считает, что поведение субъекта совладания детерминировано диспозиционными (личностными), динамическими (ситуационными), социокультурными (экологическими) и регулятивными факторами. Механизмы совладания используются человеком сознательно и целенаправлено, что является проявлением субъектной активности. Отличается совладающее поведение от защитного и реактивного по следующим критериям: осознанность (выбор), целенаправленность, контролируемость.

Параграф 2.2. «Забота как учредитель субъекта» транслирует основные идеи «Герменевтики субъекта» М. Фуко, касающиеся императива и экзистенциала «заботы о себе». Цель заботы о себе не в том, чтобы отстраниться от мира, но в том, чтобы сделаться в нем субъектом разумного поведения. Согласно интерпретации М.Фуко, забота о себе –это не приглашение к бездействию, но то, что побуждает нас действовать, то, что учреждает нас в качестве истинного субъекта наших действий. Забота позволяет нам правильно поместить себя в мир. Таким образом, забота о себе представляется конститутивным признаком действий субъекта.

Идея заботы в историко- философской перспективе несет в себе герменевтический смысл и имеет важное значение для разработки проблем самозащиты от рисков. Принцип заботы о себе получил, как писал М.Фуко, достаточно общее значение, он стал императивом многих отличных друг от друга доктрин. Он стал образцом действия, манерой поведения, пропитал различные стили жизни, оформился в многочисленные процедуры, практики, предписания. Он конституировал социальную практику, предоставив основание для межличностных связей, обменов и коммуникаций.

Тема «заботы» является фундаментальной в философском дискурсе Сократа, Платона, стоиков, киников, Тертуллиана, Клемента Александрийского, Н. Бердяева, К. Ясперса, М. Хайдеггера, Ж.П. Сартра, Э. Фромма и др. В своей истории понятие epimeleia heautou (попечение, забота о себе) расширяется, его смыслы множатся и преломляются. В нем следует различать, как пишет М. Фуко, некоторую общую установку по отношению к себе и к миру, определенный взгляд на вещи, способ поведения, ведения дел, поддержания отношений с другими; epimeleia heautou – это некоторое особенное направление внимания. взгляда; Еpimeleia также всегда подразумевает некие действия, такие, которые производят над самим собой, с помощью которых берут на себя заботу о себе, изменяют себя, очищаются, становятся другими, преображаются. Отсюда целый набор практик, которые в большинстве случаев суть также и упражнения, и им в истории западной культуры, философии. Морали, духовности суждена очень долгая жизнь. Это, например, техники медитации, техники обращения с прошлым, техники досмотра сознания,

По мнению М. Фуко «беззаботность» проистекает из невежественности, некомпетентности, неосмотрительности, безответственности человека или институтов, государства, масс. Если прежде недостаток знания в любой области можно было рассматривать как личный, простительный для «неспециалиста», для «простого человека», поскольку он не таил в себе угрозы глобальных размеров, то сегодня дефицит компетентности во многих случаях становится «взрывоопасным». Это касается совокупного бытия человека. «Состояние беззаботности» - это состояние внутреннего саморазрушения и циничной опустошенности, писал Фуко в «Герменевтике субъекта».

В феноменологии М.Хайдеггера сущность и начало человеческого существования "в-мире-бытия" - это забота. Она соединяет все способы существования. Подлинный смысл заботы, по М. Хайдеггеру, - это проникнутость в первую очередь будущим временем (как структуре экзистенциальности). Забота -это уход, поддержание в порядке. При обхождении с другими людьми забота оборачивается попечением, опекой.

Забота – это один из мыслимых способов индивидуального и социального самосохранения. Это интенция в будущее, это как бы предохранитель для будущего. Забота – это императив, конституированный в различного рода практиках по защите себя.

В параграфе приводится дискурс Ж. Бодрийяра по теме «забота» в контексте современного знакового потребления. Философ развивает мысль о том, что в современном обществе потребления наличествует мистика заботы, поскольку все является личной услугой, понимаемой как удовлетворение, а не продуктом. Система удовлетворения и заботы в современных обществах служат все институты социального перераспределения. В обществе потребления непрерывно потребляется и забота, и знаки этой заботы. Огромная система заботы имеет тотальное противоречие. Предназначенная производить заботу, система производства обречена одновременно производить и воспроизводить дистанцию, отсутствие коммуникации, непроницаемость и жестокость. Система заботы современности искривлена, искажена и застужена. Кроме рекламы и витрины, идея непрерывной заботы достигает кульминации в терапевтическом дискурсе. Архитекторы, специалисты рекламного дела, урбанисты, дизайнеры, психосоциологи хотят быть терапевтами человеческой и общественной коммуникации. Они используют миф о больном обществе и идею, что нужно лечить клиента в качестве потенциального больного. Ж. Бодрийяр считает, что нужно признать двусмысленность и терроризм заботы. Один смысл заботы –это дар; второе значение заботы –это требование ответа, «домогательство», настойчивая просьба. «Это очень точно подтверждает двойной смысл глагола «solliciter» (фр.). Размышления Ж. Бодрийяра, касательно общества потребления, фундированы в тезис знакового потребления. Знак заменяет собой реальность, потребляемые знаки, «симулякры», превращают всю жизнь в симуляцию, в манипуляцию знаками. Знак, «симулякр», как бы помогает человеку овладеть реальностью, но одновременно он уничтожает реальное, заменяя его собой. Это в полной мере относится к заботе.

Таким образом, забота о себе выражает уровень развития и культуры социального субъекта, степень его ответственности перед собой и обществом, степень его самостоятельности и деятельной активности, а, следовательно, и умения решать собственные проблемы самозащиты..

В третьем параграфе 2.3. «Генеалогия ответственности и воли субъекта риска» очерчено, вслед за М.Фуко, значение генеалогии как проведение анализа, исходя из наличного вопроса, существующего сейчас, в настоящем. Показано, что ответственность –особый способ приспособления к риску и защита от риска. Ответственность –такая социальная конструкция, которая имманентна субъекту риска. В условиях появления глобального риска требования к фактору ответственности, минимизирующего риск и снижающего неопределенность, значительно повышаются.

В параграфе показаны возможности ответственности регулировать, контролировать, прогнозировать действия субъекта и тем самым защищать его в условиях риска. Под ответственностью понимается способность социального субъекта селективно, осознанно, рефлексивно реагировать, контролировать, прогнозировать, управлять, генерировать свою активность. Ответственность - рефлексия субъектом своего авторства по отношению к обстоятельствам, в которых он оказался, своей способности делать выбор и воздействовать на ту ситуацию, в которую он попал. Ответственность идентифицируется с моральными обязательствами.

С точки зрения субъектно-деятельностного подхода в отечественной психологии параметр "ответственность" включается в критерий субъектности. Психологическая сущность ответственности –максимальное выражение субъектной позиции в деятельности: добровольное взятие на себя гарантий по уровню качества деятельности, гарантий ее результата, готовность отвечать за любые последствия (несоответствие целей и результатов)(К.А. Абульханова-Славская). В психологии выделяют и измеряют чувство личной ответственности, которое вместе с интернальностью оказывает влияние на выбор защиты и стратегий совладания.

Принятие на себя ответственности, перенос ответственности, снятие с себя ответственности означают степени готовности субъекта в полной мере учитывать все последствия своих действий или бездействий. Бегство от ответственности в условиях множественности рисков фундировано в психологические защиты субъекта. Это компульсивность, перенос ответственности на Другого, отрицание ответственности, избегание автономного поведения, патология принятия решения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»