WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во-первых, будут ли являться завтра исключительный культурный имидж и интеллектуальная неповторимость французского образа мышления и стиля жизни достаточными козырями в глобальном, унифицированном информационном обществе, где господствуют новые технологии Ответ на этот вопрос напрашивался сам собой: в будущем веке Францию в экономическом отношении неизбежно нагонят некоторые поднимающиеся промышленные гиганты в Азии и Латинской Америке. В этой перспективе только сплоченный Европейский союз, завершив свое строительство, будет способен полноценно противостоять внешним силам. Соответственно экономический вес Франции в мире ослабится и поэтому, скорее всего, только благодаря блеску своей культуры и науки она сможет продолжать утверждать свою самобытность и считаться перворазрядной державой. С началом нового века культурное измерение внешней политики приобрело для Франции решающее значение: сохранить место французского языка как средства международного общения, особенно в сфере новых коммуникационных технологий, укреплять мировое франкоязычное сообщество. Все это представлялось и представляется французскому руководству столь же важным, как и сохранение места постоянного члена Совета Безопасности ООН, что, впрочем, взаимосвязано.

Во-вторых, располагает ли Франция достаточным потенциалом для того, чтобы продолжать удерживать в новых условиях первые позиции в области культурного развития, художественного творчества и научного изобретательства Вопрос актуальный, если учесть, что на тот момент, культурные достижения Франции воспринимались через призму прошлого – например, Дидро и Руссо в философии, Бальзак и Гюго в литературе, Дебюсси и Равель в музыке, Пастер и Ампер в науке и т.п. В этой связи ставилась задача усилить пропаганду современных достижений Франции в области философской (крупнейший неотомист Жак Маритэн) и экономической (непревзойденный Фернан Бродель) мысли, искусства (выдающийся архитектор Ле Корбюзье) и науки (нобелевский лауреат, физик Фредерик Жолио-Кюри, математик Жак Адамар, океанолог Жак-Ив Кусто), поскольку в одной только технической области сегодня эта страна может гордиться, например, такими образцам прогресса как скоростной поезд (TGV), ракета-носитель Ариана или пассажирский самолет «Эрбюс-380».

В-третьих, как с наибольшей отдачей пропагандировать за рубежом культурные и научно-технические достижения Франции Здесь вновь на первый план выходила уникальная роль, которую французское государство всегда играло в плане поддержки культуры, продвижения языка и французских идей за рубежом. В этой связи вновь актуальной становись задача расширения «культурной дипломатии», для чего Франция располагала системой зарубежных учреждений, которой не было равной во всем мире. Она оставалась единственной страной Запада, объединявшей под эгидой министерства иностранных дел, в рамках одной Генеральной дирекции, все инструменты, необходимые для эффективных действий за рубежом в сфере культуры: по продвижению французского языка, развитию двустороннего и многостороннего сотрудничества в культурной и научно-технической областях, помощи в развитии (главным образом франкоязычным странам Африки и Азии), распространения аудиовизуальной продукции и проч.

Следует отметить, однако, что реализация этой программы натолкнулась на два препятствия. Первое было связано с определенной узостью политического взгляда на культуру со стороны некоторых министров иностранных дел Франции, сменявших друг друга в последние годы, что привело к отсутствию «стратегических решений» на этом направлении. Так, например, «историческая» забастовка сотрудников культурных служб в посольствах Франции 1 декабря 2003 года была вызвана как скудостью бюджетных ассигнований на эти цели, так и неспособностью руководителей внешнеполитического ведомства Франции сформулировать амбициозные задачи в области внешней культурной политики.

Второе препятствие носило структурный характер и сводилось к вопросу о том, возможно ли проведение более активной французской культурной политики за рубежом при средствах и настроениях администрации, не отвечавших требованиям времени и динамике современного мира. Заключительные выводы доклада, подготовленного социологом Аленом Кеменом по просьбе французского МИДа в 2001 году, в этом смысле показательны: так, если в 1970 г. из числа первых десяти самых продаваемых художников в мире трое были французами (Арман, Кляйн, Вазарели), то в 2000 году остался только один – Болтански, остальные – немцы или американцы. Хотя современное искусство еще не вся культура, но, подчеркивается в главе, французские идеи всегда экспортировались лучше, чем произведения творчества и, стало быть, реальную отдачу французской внешней культурной политики предстояло существенно повышать.

С приходом к власти во Франции социалистов Франсуа Миттеран и Жак Ланг твердо взяли курс на создание «Европы культуры». 17 сентября 1982 года в Неаполе по инициативе министров культуры Франции и Италии состоялось первое совещание стран ЕС по этим вопросам, а 19 июня 1983 года в Штутгарте - первая встреча на высшем уровне по вопросам более тесного сотрудничества в области культуры. Окончательно же вопрос о создании «Европы культуры» решился на совещании 22 июня 1984 года в Люксембурге. Соответствующие предложения: создание европейского фонда поддержки кино- и телеиндустрии; установление квот на произведения европейских авторов в национальных телепрограммах; борьба с аудиовизуальным пиратством; защита прав европейских авторов и др. были с воодушевлением приняты членами Европарламента, но поддержаны правительствами далеко не всех стран ЕС. В качестве компромисса по инициативе министра культуры Греции Мелины Меркури стороны, в частности, договорились назначать ежегодную столицу европейской культуры.

При социалистах европейский континент стал одним из главных направлений многосторонней культурной дипломатии Франции. Свою главную задачу здесь французское руководство видело в том, чтобы если не остановить, то значительно притормозить культурную экспансию США в Европе путем объединения и координации усилий стран региона в этой области.

В 80-90-х годах прошлого века внешнеполитическое руководство Франции уделяло самое серьезное внимание налаживанию и углублению многостороннего культурного сотрудничества будь то в рамках системы ООН или европейских межправительственных учреждений. Все эти годы Франция оставалась в сущности единственной крупной западной страной, которая полностью поддерживала деятельность ЮНЕСКО и солидаризовалась с целями и мероприятиями этой организации. Не удивительно, что на первом этапе првления социалистов заметно обострились пртиворечия в области культурной политики между Францией и США ( В 1982 году Ж.Ланг заявлял даже об «американском культурном империализме»).

В этот же период сотрудничество в рамках Европейского Сообщества занимало главное место во внешней культурной политике Франции. Маастрихтский договор 1992 г. наделил европейские структуры легитимностью в вопросах культуры, закрепив передачу части национальных полномочий в этой области наднациональным органам в Брюсселе. Статья 128 договора подтвердила уважение к национальным и региональным различиям и, подчеркнув общее культурное наследие Европы, нацелила членов ЕС на решение актуальных задач в области культурной политики.

Несмотря на сложную атмосферу политических отношений между Францией и СССР начала 80-х годов прошлого столетия, в области культурной политики Франция даже в то время придавала большое значение сотрудничеству с СССР как средству «размягчения» советского режима. Во «Внешнем культурном проекте» Франции 1983 года культурным связям с СССР отводилось «особое» место. Ни одна западная страна в тот период не поддерживала таких тесных отношений с СССР в культурной, научной и технической областях как Франция. Основное содержание их составляли организованные обмены преподавателями русского и французского языка, стажерами, лингвистами, учеными, исследователями, специалистами и т.п. Вопросы культурного сотрудничества между двумя странами рассматривались на регулярных заседаниях Смешанной комиссии, в рамках которой тщательно согласовывались все положения очередного протокола о культурном сотрудничестве. Как ни парадоксально, с исчезновением СССР Франция, судя по всему, не включила Россию, как и ряд других бывших соцстран, в сферу стратегических приоритетов своей культурной политики. Она и здесь уступила место США, что в результате привело к утрате надолго серьезного французского культурного влияния в этих странах, которые априори были предрасположены стать более активной частью франкофонного культурного пространства.

На протяжении последних 25 лет, политика, проводимая Францией в области франкофонии, оставалась объектом пристального внимания правящих кругов как при президенте-социалисте Ф.Миттеране, так и при голлисте Ж.Шираке. В итоге, к началу нового столетия эта политика приобрела качественно новые организационные параметры и глобальный размах. В Декларации, принятой в июне 2000 года в Бамако, в частности, подчеркивалось, что «франкофония и демократия неразрывны, как неразрывны для франкофонии демократия и развитие». Активное проведение этих идей в жизнь способствовало укреплению правовых основ государственности в странах-членах ОИФ.

В Заключении диссертации содержится ряд обобщений и выводов. В частности, отмечается, что:

- Культурная политика, то есть целенаправленная деятельность государства по сохранению, развитию и защите национальной культуры, является феноменом, уходящими своими корнями вглубь истории Франции. Начавшись как проявление доброй воли монархов еще в Средние века, забота о национальном языке и культуре со временем превратилась в важный компонент государственной политики Франции от императоров до президентов.

- На протяжении последних 50 лет, несмотря на чередование правительств разной политической ориентации, культурная политика Франции была последовательно ориентирована на защиту общенациональных интересов и в этом смысле сохраняла свою вековую преемственность. Именно это сочетание исторической традиции и конституционных принципов, определяющих демократический характер французского общества, составляют легитимную и прочную основу культурной политики Франции сегодня.

- Активное вмешательство государства в сферу искусства, литературы и культурного наследия является константой и характерной особенностью французской истории. В результате этого вторжение власти в интеллектуальную и художественную жизнь с течением времени придало особый статус культуре во Франции, сделав ее не частным явлением, а одной из важнейших сфер жизни и развития французского общества.

- По убеждению французских политиков, прежде всего левой ориентации, культуру во Франции ни в коем случае нельзя отдавать на откуп действию законов рынка, ибо основным конституционным принципом в этой стране является обеспечение равноправного доступа всех граждан к культуре и произведениям искусства. В этом усматривается залог формирования гражданского сознания и демократического развития общества.

- Поощрение и защита национальной культуры, как справедливо считают сторонники французской культурной политики, содействуют прогрессу нации как единого целого и являтся важным фактором сохранения национальной самобытности и укрепления национальной сплоченности французов. Позитивное вторжение в сферу культуры и перманентная забота французского государства о ее сохранности, развитии и защите способствовали формированию устойчивой культурной самобытности французов как нации, особого самосознания французского народа и, в конечном счете, обусловили независимость, оригинальность, а также характерные нюансы внутренней и внешней политики Франции. Эти качества французской политики приобретают особое значение сегодня, в условиях ширящейся глобализации мира.

- Наиболее показательную для французской культурной политики «эпоху Миттерана» условно можно подразделить на несколько отдельных этапов: годы "абсолютного социализма" (1981-1986), два года жесткого противостояния в рамках "совместного обитания" после победы правых партий на парламентских выборах (1986-1988), гегемония президента над распыленной оппозицией (1988-1993) и второе, "мягкое" "совместное обитание" (1993-1995), когда авторитет президента-социалиста пошел на убыль. «Совместное обитание» левых и рпавых во Франции явилось серьезным испытанием политических институтов Пятой Республики, из которого они вышли с честью и достоинством, т.е. не отступив от принципа защиты национальных интересов страны.

- С момента создания в 1959 году министерства по делам культуры во Франции не прекращались дебаты о недостаточности государственных ассигнований на культуру. И хотя при Ж.Ланге бюджет культуры почти удвоился, он никогда так и не достиг заветной символической цифры в размере 1% государственного бюджета. Однако, по мнению автора, достоинства французской культурной политики измеряются отнюдь не размерами культурного бюджета, а теми огромными и реальными преобразованиями, осуществленными за последние 50 лет в этой области и особенно при Ж.Ланге, благодаря которым культура Франции решительно шагнула из эпохи пассеизма в эру модернизма.

- Французский язык, получивший еще в Средние века привилегированный юридический, а в V-ой Республике – конституционный статус, является основным вектором французской культуры и всегда служил одним из главных катализаторов национальной сплоченности французского общества. Оставаясь на протяжении долгих лет стержнем французской культурной политики в стране и за рубежом, распространение французского языка и культуры с начала 80-х годов стало приобретать новые формы и методы с учетом бурного развития аудиовизуальных средств и новых коммуникационных технологий.

- Распространение французского языка и культуры, культурные обмены и сотрудничество в этой области с давних пор прочно утвердились в качестве важного компонента внешней политики Франции. Задачи этой политики охватывают несколько регистров: здесь и солидарность с развивающимися франкоязычными странами, в частности, с африканскими, и расширение влияния в этих странах путем формирования их политической элиты, и защита позиций французского языка, укрепление культурного разнообразия и контроль над процессом глобализации. Рамками этих усилий служит т.н. "зона приоритетной солидарности" Франции, куда входят и некоторые страны Восточной Европы.

- После распада СССР политического сближения между Францией и новой Россией не произошло. РФ не попала в число приоритетных направлений культурной политики Франции и культурные связи между двумя странами поддерживаются на стандартном среднем уровне интенсивности, что, разумеется, не способствует укреплению глобальных позиций французской культуры.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»