WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Постоянный рост населения, чрезмерная эксплуатация водных ресурсов, неконтролируемое потребление в городах, промышленное загрязнение, интенсификация сельскохозяйственного производства, глобальные климатические изменения, а также сама природная особенность водных ресурсов – всего лишь 2,5% мирового объема воды – являются основными причинами нарастания кризиса водных ресурсов в мире.

Вода затрагивает все сферы человеческой жизнедеятельности – от сельскохозяйственного и промышленного развития до культурных и религиозных ценностей общества. Нехватка воды оказывает значительное влияние на сельское хозяйство, которое является основным потребителем водных ресурсов (70% всего отбора воды). Годовое потребление воды на промышленные нужды в мире предположительно вырастет с 725 км в 1995г. до 1 170 км к 2025г. и составит примерно 24% суммарного водопотребления.

Другой важной проблемой, особенно в развивающихся странах, является обеспечение населения канализацией – отводом бытовых сточных вод с территории населенных пунктов. В городах на 2008 год проживает половина мирового населения, а к 2030г. этот показатель вырастет до 2/3. В социальном и медицинском аспектах важны не только обеспеченность и количество питьевой воды, но и ее качество.

Последствия глобального потепления приводят к увеличению числа и масштабов опасных явлений, связанных с водными объектами – паводков (половодий), засух и маловодий. Таяние ледников и как следствие подъем уровня Мирового океана ставит под угрозу жизни почти треть населения Земли.

Решение проблемы дефицита водных ресурсов требует совместных усилий всех стран мира, поскольку, с одной стороны, развивающиеся страны, в которых наиболее остро представлен недостаток водных ресурсов не могут справиться с этой ситуацией самостоятельно, а с другой, международная дестабилизация, к которой, несомненно, приведет обострение кризиса гидроресурсов, негативно повлияет на развитые и водообеспеченные государства. Международное сотрудничество является необходимым условием решения глобальной проблемы, обусловленной дефицитом пресной воды.

Начало глобальным мероприятиям по водным ресурсам было положено еще в 1977г. на конференции в Мар-дель-Плата (Аргентина). В 1980-1989 гг. проходило Международное десятилетие питьевого водоснабжения и санитарии. В 1992г. в Дублине (Ирландия) состоялась международная конференция по водным ресурсам и окружающей среде. Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992г. определила решение водных проблем в качестве необходимого условия устойчивого развития: это положение развивается в основном документе конференции - "Повестке дня на XXI век".

Первостепенное внимание было уделено водным проблемам на Саммите тысячелетия. Среди сформулированных на этом форуме целей развития на ближайшие десятилетия отмечена необходимость "к 2015 году сократить наполовину число людей, не имеющих доступа к доброкачественной питьевой воде, а также к санитарному обслуживанию"12.

2005 год был объявлен ООН «Всемирным годом воды», а следующая за ним декада – «Международным десятилетием воды для жизни». 2003 год – «Международным годом пресной воды».

Несовпадение границ речного бассейна с административными границами государства становится причиной весьма серьезных разногласий между странами по поводу совместного водопользования, которые в свою очередь влияют на экономические, политические, межнациональные и другие отношения. Сегодня в пределах международных речных бассейнов частично находятся территории 145 государств, а 21 государство мира полностью располагается в их пределах13.

Рост населения, разработка природных ресурсов, индустриальное развитие, истощение водных запасов на национальном и региональном уровнях приводит к тому, что водные ресурсы быстро становятся все более ценным природным компонентом. Эти процессы заставляют государства развивать международное сотрудничество в области использования и охраны трансграничных водных объектов и их водных ресурсов.

Во второй главе «Водные ресурсы во взаимоотношениях Центрально-Азиатских государств» оценен водный потенциал Центральной Азии и проблемы водообеспечения в странах региона; дана характеристика межгосударственных отношений Центрально-Азиатских государств; рассмотрено водно-энергетическое сотрудничество в рамках региональных организаций на примере ЕврАзЭС и ШОС.

Взаимозависимость стран Центральной Азии в сфере совместного использования водных ресурсов характеризуется большим количеством участников, а также неравномерным характером распределения водных ресурсов. Основной объем водных ресурсов региона относится к бассейну Аральского моря – рекам Сырдарья и Амударья, которые связывают между собой шесть стран – Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан и Афганистан. По уровню обеспеченности водными ресурсами страны региона можно разделить на две группы. Первая группа - Таджикистан и Кыргызстан, в пределах которой формируются около 76,7% общего поверхностного стока Аральского моря (51,5% и 25,1% соответственно), и вторая группа - Казахстан - 2,2%, Узбекистан – 10,6%, Туркменистан – 1,2%.

Общая естественная водная система предопределила интеграционные процессы народов, проживающих в регионе, по освоению природных богатств. В советский период эти процессы получили дальнейшее развитие и особую направленность: в горной зоне формирования стока сооружались гидростанции и водохранилища многолетнего регулирования стока рек для удовлетворения потребностей орошаемого земледелия, развиваемого в зоне рассеивания стока. К концу 90-х годов в регионе были созданы уникальные водная и энергетическая системы, способствовавшие развитию промышленности и аграрного сектора.

Высокая управляемость водными ресурсами была достигнута политикой лимитированного водопотребления, где приоритет по объемам водопотребления имели республики Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, производившие высокодоходную сельскохозяйственную продукцию: хлопок и рис. В результате такого подхода Кыргызстан мог использовать лишь 25% водных ресурсов, формируемых на его территории.14

Таким образом, в силу географических и исторических причин в Центрально-Азиатском регионе сложилась ситуация, при которой одна группа стран (Казахстан, Узбекистан, Таджикистан) остро нуждается в водных ресурсах для развития промышленности и сельского хозяйства, вторая же группа (Кыргызстан и Таджикистан) при наличии достаточного количества воды имеет потребность в энергоресурсах, которыми обладает первая группа стран.

Бесконфликтность сосуществования республик обеспечивалась отлаженной системой централизованных поставок, к примеру, в Кыргызстан, энергоносителей и сельскохозяйственных продуктов. Распад Советского Союза и последующие геополитические изменения и трансформация экономики Центрально-Азиатского региона нарушили прежнюю, достаточно устойчивую схему водопользования и функционирования энергетической системы, и перед государствами региона возникла реальная угроза национальной продовольственной и энергетической безопасности.

Изменение режима стока трансграничных рек в интересах гидроэнергетики, при которых в странах верхнего течения производятся зимние попуски и уменьшается сброс воды в период вегетации основных сельскохозяйственных культур в странах нижнего течения является основной проблемной точкой во взаимоотношениях стран региона. Особенность сельского хозяйства в Центральной Азии, и главным образом в Узбекистане и Туркменистане, заключается в том, что для выращивания целого ряда сельскохозяйственных культур требуется полив в течение практически всего вегетационного периода. А наличие крупномасштабных планов по развитию гидроэнергетики Центральной Азии, в частности строительства крупных ГЭС на территории Кыргызстана и Таджикистана вызывают крайне негативную реакцию со стороны соседей.

Также автор считает важным отметить, что проблемы вододеления являются одной из трудноразрешимых задач переговорного процесса в согласовании границ между государствами Центральной Азии. Созданные в годы советского прошлого многочисленные хозяйственный связи не только стали фактором поощряющим сотрудничество, но и превратились в инструмент давления друг на друга.

В связке с территориальными проблемами вопросы водопользования и распределения воды особо остро отражаются на состоянии межнациональных отношений и вызывают многочисленные конфликты. Их особенность — межэтнический характер, что в первую очередь связано со столкновением различных культурно-хозяйственных типов, носителями которых являются представители разных этносов. Наглядное свидетельство тому — «конфликт вокруг раздела воды и земли в Шаартузском, Кабодиенском, Пянджском районах юга Таджикистана между полукочевыми арабами и узбеками, с одной стороны, и земледельцами, кара-тегинскими таджиками, — с другой».15Этот конфликт открыл наиболее кровавую страницу гражданской войны в Таджикистане 1992—1993 годов. Аналогичные конфликты, которые разворачиваются в приграничных зонах, особенно в Ферганской долине, обладают большим разрушительным потенциалом.

Необходимость урегулирования водного режима на р. Сырдарье с 1994 года стала главной темой межгосударственных переговоров. Кыргызстан и Таджикистан требуют увеличения поставок теплоносителей, а Казахстан, Туркменистан и Узбекистан - воды летом. Комплексные варианты использования водно-энергетических ресурсов в бассейнах рек Сырдарьи и Амударьи основаны на принципах взаимной компенсации. К примеру, электроэнергия, которая производится Кыргызстаном на Нарынском каскаде в летнее время, свыше своих внутренних потребностей, покупается Казахстаном и Узбекистаном в равных объемах; компенсация за этот объем осуществляется посредством поставки Кыргызстану эквивалентного объема электричества и топлива (уголь, газ и т.д.) для использования Кыргызстаном в зимнее время.

При таком подходе интересы всех заинтересованных сторон удовлетворяются лишь в том случае, если страны строго выполняют условия соглашений. Как показывает опыт, противоречия ирригационных и энергетических интересов между республиками создают сложности при реализации согласованных условий водораспределения и нуждаются в дальнейшем урегулировании. Так, страны зоны формирования стока рек предлагают признать воду товаром, в то время как нижележащие страны считают, что вода – это не товар, а «дар природы»16, не имеющий экономической стоимости.

Необходимость водного рынка диктуется очень быстрым темпом роста водопотребления. Процесс водоподготовки требует огромных финансовых затрат на поддержание работы водохранилищ и контроль пропускной способности магистральных и распределительных каналов, внедрение современных водосберегающих технологий, услуги по накоплению и поддержания качества, осуществлению попусков гарантированного объема воды в течение определенного отрезка времени, мониторингу состояния водных ресурсов и другое.

В рамках ЕвраАзЭС разрабатывает проект Концепции о создании международного вводно-энергетического консорциума (МВЭК) для рационализации использования водно-энергетических ресурсов рек Сырдарья и Амударья, который должен поднять систему управления водотоками на качественно новый уровень. Оптимальное их освоение с учетом интересов каждой страны может быть достигнуто только на основе межгосударственного сотрудничества. Однако позиции стран в отношении роли МВЭК пока диаметрально не стыкуются.

Кыргызская Республика считает, что Консорциум должен заниматься вопросами совместного строительства и последующей эксплуатации новых водохозяйственных и гидроэнергетических объектов, способных улучшить водно-энергетический режим и повысить эффективность использования водных и топливно-энергетических ресурсов региона, но не должен затрагивать вопросы эксплуатации действующих гидроэнергетических объектов, являющихся собственностью Кыргызской Республики. Позиция Бишкека о закреплении за консорциумом только функции для строительства новых водохозяйственных и гидроэнергетических сооружений не устраивает Астану и Ташкент. Для Казахстана и Узбекистана МВЭК представляет собой гарантированное водообеспечение орошаемого земледелия.

Усугубляющаяся ситуация с водой в Центральной Азии обратила на себя внимание «главных акторов» в ШОС - России и Китая. Исходя из того, что Центральная Азия определена в качестве геополитической «зоны ответственности» двух держав, то угрожающие тенденции региона нашли рассмотрение в формате Шанхайской организации.

Особую остроту имеют противоречия по вопросам распределения водных ресурсов между Казахстаном и Китаем. Известно, что около половины водных ресурсов Казахстана поступает с территории соседних стран – Кыргызстана, Узбекистана, России и Китая. В этом плане наиболее показательной является позиция Китая: он не только отказался присоединиться к двум основополагающим международным соглашениям – Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков (1997) и Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер (1992), – но настаивает на регулировании трансграничного водотока путем проведения только двусторонних переговоров.

В третьей главе «Сложность распределения водных ресурсов и региональное сотрудничество» даны предложения к Водной стратегии Кыргызской Республики и перспективам сотрудничества Центрально-Азиатских государств в вопросах охраны и распределения водных ресурсов региона.

Необходимо отметить, что Кыргызстану как государству, находящемуся в верхнем течении бассейна реки Сырдарья жизненно важно упорядочить порядок использования водных ресурсов, берущих начало на территории страны. Базовым концептуальным документом для упорядочения использования водных ресурсов может стать Водная стратегия Кыргызской Республики, основанная на том, что вода как одна из основ жизни и деятельности народов Кыргызстана, и в соответствии с Конституцией Кыргызской Республики, является собственностью государства. Запасы вод, их пополнение и использование должны обеспечить развитие республики, ее экономики, социальной инфраструктуры, рост благосостояния народа и его здоровье на все времена. Это проистекает из естественного права народа на владение и пользование ресурсами территории проживания, а также норм международного права, признающих суверенное право каждого государства распоряжаться принадлежащими ему природными ресурсами.

В качестве стратегической цели Национальная водная политика должна обеспечить гарантированное удовлетворение потребностей населения и отраслей экономики Кыргызстана в водных ресурсах необходимого качества в настоящем и будущем.

Цели Водной стратегии:

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»