WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

На правах рукописи

КАРБОВСКИЙ Андрей Станиславович

ЩЕЦИН (ШТЕТТИН) И «ВОЗВРАЩЕННЫЕ ЗЕМЛИ» ПОЛЬШИ

В ПОЛИТИКЕ СССР В 1945-1956 ГГ.

Специальность: 07.00.15 –

История международных отношений и внешней политики

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва

2007

Работа выполнена на кафедре политологии, философии и культуры Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель:

Розанов Герман Леонтьевич

доктор исторических наук, профессор

Официальные оппоненты:

Кузьмин Иван Николаевич

доктор политических наук

Бухарин Николай Иванович

кандидат исторических наук

Ведущая организация:

Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России

Защита диссертации состоится « » ________ 2007 года в ___ часов на заседании диссертационного совета Дипломатической академии МИД России по адресу: 107078, г. Москва, Большой Козловский пер., 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России по адресу: г.Москва, _______________

Автореферат разослан « » ___________ 2007 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат политических наук

А.Е.Тарасов

Начало 1990-х годов ознаменовалось появлением ряда негативных факторов на пространстве Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ). Переоценка послевоенного прошлого, дискредитация основополагающих принципов Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений привели к качественному изменению обстановки в регионе. Тон политики государств ЦВЕ в большей, нежели ранее, степени начал определяться бременем исторических обид и стремлением свести счеты прошлого. Возросла напряженность в отношениях между ФРГ и ее восточными соседями, получившими по итогам Второй мировой войны территориальные приобретения за счет разгромленного гитлеровского рейха. Германия впервые за последние десятилетия начала активно примерять на себя облик «жертвы войны». Одним из инструментов, избранных для осуществления политики ползучей ревизии итогов Второй мировой войны, стала тема послевоенного «изгнания» немцев из стран Центральной и Восточной Европы и разного рода «актов насилия» в отношении мирного немецкого населения. На повестку дня вышел вопрос если не пересмотра основных принципов послевоенного устройства, то, по меньшей мере, восстановления «изгнанных» немцев и их потомков в их имущественных и иных правах.

Свою лепту в подрыв сложившегося образа прошлого внесли и бывшие союзники СССР из числа стран ЦВЕ, поспешившие заявить о якобы имевшей место послевоенной экономической эксплуатации и военной оккупации стран региона со стороны Советского Союза. Появились голоса, требующие взыскать компенсации за нанесенный после войны «ущерб» с современной Российской Федерации как правопродолжательницы СССР. Как отмечалось в специальном докладе президиума Государственного совета России о подготовке и проведении празднования 60-й годовщины победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., «сегодня, спустя 60 лет после Победы, мы сталкиваемся с попытками переиначить и исказить правду о войне, принизить роль борьбы с фашизмом и оправдать преступления против человечности. Допускаются различные, далекие от объективности, трактовки реальных военных событий 1941-1945 гг. И, в первую очередь, неоспоримого, решающего вклада нашей страны в разгром фашизма, ее роли в освобождении и возрождении Европы, влияния на развитие после войны»1.

Между тем, желая найти выход из опасной ситуации в отношениях с Германией, некоторые силы в Польше поспешили заявить об «общности страданий», якобы связывающей поляков и немцев, «пострадавших от советского произвола». Подобные искаженные оценки событий прошлого, названные бывшим послом России в Польше Н.Н.Афанасьевским кощунством, грозят обрести форму «постулатов» некой исторической политики, на формулирование которой в настоящее время претендуют различные структуры, в том числе «Европейская сеть солидарности». Задачей данного проекта опирающегося на поддержку со стороны Германии, является документация страданий европейских народов, подвергшихся принудительным переселениям.

Обработка общественного мнения в Польше дает определенные результаты, которые не могут не вызывать обеспокоенности. Накануне празднования 60-летия Победы в мае 1945 г. в стране было проведено социологическое исследование, в ходе которого 49,5% респондентов заявили, что дата 9 мая 1945 г. ассоциируется у них «с освобождением Польши», 38,6% - «с началом новой оккупации», 11,9% не смогли дать ясного ответа2.

Обострившаяся в начале 2007 года проблема сохранения советских памятных мест на территории европейских стран (в том числе в Польше) вновь свидетельствует о том, что сегодня перед российской политикой и исторической наукой стоит серьезный вызов, а проработка проблемы в наши дни как никогда актуальна в научном и политическом отношении. Об этом, в частности, свидетельствуют слова главы МИД России С.В.Лаврова об особой ответственности сотрудников Министерства в связи с попытками отдельных государств переписать историю3. Необходимы значительные усилия по разработке, предложению и продвижению контраргументов для преодоления угрозы информационного давления со стороны ряда европейских соседей и некоторых международных организаций. Сохранение памяти о Второй мировой войне, учитывающей интересы всех стран, в том числе России, является частью концепции многополярного мира4. Как отметил Президент Российской Федерации В.В.Путин в своем обращении в связи с 60-летием начала Великой Отечественной войны, «правду об этой войне мы будем отстаивать. Бороться против любых попыток эту правду переиначить и исказить, унизить и оскорбить память павших»5. Выступая в январе 2005 г. на торжественной церемонии, посвященной празднованию 60-летия освобождения советскими войсками концентрационного лагеря в Освенциме, Президент России подчеркнул: «Любые попытки переписать историю, пытаясь ставить в один ряд жертв и палачей, освободителей и оккупантов, аморальны и не совместимы с сознанием людей, считающих себя европейцами»6.

Анализируя отечественные исследования, трудно удержаться от вывода, что послевоенная история территорий бывшей Восточной Германии, а ныне – Западной Польши находится на периферии научной мысли. В исторических дискуссиях последних лет, проходящих в научном сообществе Центральной Европы, российская точка зрения практически не представлена. То же относится к исследованию «штеттинского вопроса» - незаслуженно обойденного вниманием в России и удостоившегося лишь отдельных упоминаний7. Из поля зрения отечественной науки ушло то особое значение, которое придавалось в западногерманской пропаганде проблеме «произвольного» отторжения Штеттина (Щецина)8 в контексте общей тенденции к пересмотру послевоенной германо-польской границы по линии Одер-Нейсе.

В отличие от России, в современной Польше исследования по вопросам советско-польских послевоенных отношений ведутся не только по научной, но и по государственной линии, к примеру, Институтом национальной памяти. История (и работы историков) зачастую соседствует с политикой, что обуславливает периодическое перетекание споров, связанных с проблемами прошлого, в политическую плоскость. Накануне 60-летия окончания Второй мировой войны русофобские силы в польском обществе активно муссировался тезис о том, что освобождение Красной Армией польских земель «таковым не являлось, а было новым порабощением». Ряд польских депутатов Европейского парламента совместно со своими коллегами из стран Балтии добивались взыскания с России компенсации за экономически бедственное положение стран Центральной и Восточной Европы, вызванное все той же советской оккупацией. А в конце 2004 г. в Польше зазвучали голоса в пользу взыскания с Российской Федерации репараций, «недополученных» ПНР после Второй мировой войны с Германии.

В качестве предмета исследования выбраны вопросы послевоенной политики СССР в отношении Германии и Польши, связанные с присутствием на землях восточнее линии Одер-Нейсе частей Советской армии и советских учреждений.

Объект диссертации - это совокупность политических, экономических и социальных инструментов советского присутствия в регионе Штеттина (Щецина).

Цели работы – осмысление генезиса истоков и механизма решения польско-германского территориального спора, изучение теорий «естественных границ» государств Центральной и Восточной Европы.

Для достижения поставленных целей в качестве основных определены следующие исследовательские задачи:

- рассмотреть эволюцию германо-польского территориального спора с момента его возникновения и до 1945 года;

- выявить специфику подхода советского руководства к решению «польско-германской проблемы», уделив особенное внимание общему контексту отношений в рамках Антигитлеровской коалиции;

- охарактеризовать динамику советско-польских отношений в период Великой Отечественной войны;

- дать анализ советско-польского сотрудничества по обеспечению деятельности органов польской администрации на вновь присоединенных землях;

- проанализировать общие направления, специфику и проблемы советско-польского экономического сотрудничества на «Возвращенных землях» в период с 1945 по 1956 гг.

Хронологические рамки исследования – период с 1945 по 1956 гг. Точкой отсчета служит взятие Штеттина Красной Армией в апреле 1945 г. Активное советское присутствие в Щецине (Штеттине) продолжалось вплоть до закрытия в начале 1955 г. советской транзитной зоны в щецинском порту.

Черту под периодом первого послевоенного десятилетия подвели события 1956 года, ознаменовавшиеся началом развенчания культа личности Сталина, событиями октября 1956 г. в Польше. Под их влиянием были внесены серьезные коррективы в советскую политику в отношении Польши. Составной частью нового курса стал подписанный 17 декабря 1956 года в Варшаве Договор между Правительством СССР и Правительством ПНР о правовом статусе советских войск, временно находящихся в Польше, создавший правовую основу для советского военного присутствия в стране.

На сегодняшний день степень научной разработанности польскими и германскими историками выбранной автором проблеме достаточно высока. Как отмечалось выше, советская и российская историография по данной теме практически отсутствует.

Из вышедших в Германии публикаций следует отметить работы Рихарда Брейера9 и Альфреда де Цайаса10

. Вместе с тем, за последние десятилетия приоритет в исследовании темы принадлежал польским историкам. На счету польской историографии серьезные достижения в области введения в научный оборот источниковой базы и встраиванию ее в исторический контекст. Данный процесс начался задолго до исторического перелома 1989 года, что позволяет говорить о значительных результатах польских исследователей.

На данный момент известны, обработаны и частично опубликованы хранящиеся в варшавском Архиве новых актов материалы ряда центральных министерств и ведомств Польши – министерств транспорта, флота, флота и внешней торговли, делегатуры правительства по делам побережья и др. Открыт доступ к источникам из фондов Бюро президиума Крайовой рады народовой, центральных органов ведущих политических партий, Совета министров Польши и Центрального управления планирования.

В 1996 году в Щецине вышел в свет подготовленный на базе архивных фондов польского МИДа сборник документов польской дипломатической службы, охватывающий период с 1945 по 1950 гг. Благодаря публикациям ряда польских исследователей стали известны источники, хранящиеся в Центральном военном архиве в Варшаве (Рембертове), архиве ВМС Польши в Гдыне и архиве Пограничной стражи РП в Щецине. Обработаны фонды местных архивов крупнейших городов польского Поморья – Щецина, Гданьска, Кошалина, Слупска и др.

Важное значение для разработки проблемы имеют изданные сборники документов и материалов. В дополнение к увидевшим в свет в 1970-е годы «Документам и материалам по истории советско-польских отношений» в течение последних пятнадцати лет добавились «Источники по истории Западного Поморья в 1945-1950 гг.», совместное германо-польское издание «Штеттин-Щецин 1945-1946. Документы – Воспоминания» (1994 г.), изданный в 2000-2001 гг. в Варшаве под редакцией В.Бородзея документальный сборник «Немцы в Польше».

В целом, сформированная в основном благодаря польской стороне исследовательская база последних лет позволила серьезно дополнить картину, контуры которой были нанесены западногерманскими историками еще в пятидесятые годы (сборники под редакцией Т.Шнайдера «Документация изгнания немцев из Центральной и Восточной Европы» и Г.Роде «Источники по возникновению линии Одер-Нейсе в дипломатических переговорах в период Второй мировой войны»).

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»