WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
В-пятых, как видно из смысла положений Устава Нюрнбергского трибунала 1945 года о «военных преступлениях» можно вести речь только тогда, когда они совершены в связи с состоянием войны или оккупации. Как говорилось выше, никакой оккупации и военных действий между Советским Союзом и прибалтийскими республиками не было. Следовательно, признание ветеранов Второй мировой войны военными преступниками или оккупантами безосновательны. Известно, что лицо не может быть признано преступником и наказано, если в праве не определено соответствующего состава преступления: nullum crimen sine lege («нет преступления без закона») и nulla poena sine lege («нет наказания без закона»).

Характеризуя реализацию Латвией и Эстонией рекомендаций международных организаций, следует отметить, что признание международными организациями наличия не соответствующих европейским нормам законодательных актов далеко не гарантирует возможность решения проблемы, связанной с обеспечением прав русскоязычного населения, латвийскими и эстонскими властями. Формальное приведение большинства национальных нормативно-правовых актов в соответствие с евростандартами не в состоянии обеспечить урегулирование положения проживающего в этих прибалтийских республиках русскоязычного меньшинства. Прибалтийским властям необходимо осознать, что решение этой проблемы путем дискриминации и унижения русскоязычного населения приведет лишь к дальнейшей эскалации конфликта и повлечет для них неблагоприятные последствия. Поэтому, несмотря на их специфические представления об истории, странам Балтии желательно было бы перейти от логики конфронтации к логике сотрудничества.

Опираясь на нормы международного права, защита русскоязычного населения может строиться следующим образом:

- защита апатридов, имеющих российские корни и проживающих в государствах Балтии, облекается в форму озабоченности, выражаемой на межгосударственном уровне, то есть Россия может поставить вопрос о нарушении прав данной категории лиц в международных организациях: ООН, ОБСЕ и Совет Европы;

- направление Россией исков в Европейский суд по правам человека против прибалтийских государств с целью защиты российских соотечественников (независимо от гражданства), проживающих в этих республиках. Россия также может воспользоваться правом участвовать в слушания по конкретному делу в качестве третьей стороны (только в отношении российских граждан);

- можно поставить вопрос о приостановлении членства Латвии и Эстонии в Совете Европы, а в случае и дальнейшего игнорирования рекомендаций и замечаний международных организаций – вопрос о прекращении их членства в этой авторитетной международной организации;

- русскоязычное население, пользуясь помощью правозащитных организаций и квалифицированных адвокатов, может непосредственно подавать жалобы в Европейский суд по правам человека на дискриминационные действия соответствующих государств.

4) Европейский суд по правам человека в ряде случаев сыграл положительную роль в деле защиты прав русскоязычного населения. Достаточно назвать постановления Суда по делам «Шеванова v. Латвия», «Подколзина v. Латвия», «Сливенко v. Латвия», «Фарбтух v. Латвия», в которых он признает факт нарушения прав русскоязычного населения и обязывает латвийские власти выплатить заявителям надлежащую компенсацию за причиненный ущерб.

Вместе с тем деятельность Европейского суда по правам человека в этом направлении оставляет желать лучшего. Так, например, по делу «Сливенко v. Латвии» Суд принудил латвийские власти выплатить заявительницам только компенсацию за моральный и материальный ущерб, не решив главные вопросы – вопросы о возвращении семье Сливенко жилья и возможности вернуться на родину, откуда она была незаконно выдворена. Недоумевает также решение Суда по делу известной правозащитницы «Жданок v. Латвии», в котором говорится, что ограничения избирательных прав по политическим мотивам, неприемлемые в государствах со сложившимися демократическими институтами, можно считать приемлемыми для Латвии, исходя из историко-политического контекста, в котором принималось латвийское избирательное законодательство, поскольку это якобы позволило предотвратить попытки реставрации тоталитарного режима.

Решения Европейского суда по правам человека по соответствующим делам должны считаться прецедентами при рассмотрении аналогичных дел, в том числе, в отношении русскоязычного населения, проживающего не только в государствах Балтии, но и в других странах.

Практическое значение исследования и апробация его результатов

Практическое значение исследования состоит в том, что его положения могут быть приняты во внимание при разработке соответствующих международных соглашений и при решении проблем, возникающих в связи с международной защитой прав русскоязычного населения в государствах Балтии.

Данное исследование может представлять интерес в качестве учебного пособия по курсам «Международное право», «Международное гуманитарное право», «Международно-правовая защита прав человека».

Его содержание получило отражение в следующих публикациях – в сборниках статей «Актуальные проблемы международных отношений в начале XXI века» и «Актуальные международно-правовые и гуманитарные проблемы», издаваемых в Дипломатической Академии МИД России, научном юридическом журнале «Право и политика». Отдельная статья по исследуемой проблеме была депонирована в ИНИОН РАН. Кроме того, некоторые выводы и предложения, содержащиеся в исследовании, были использованы в практической деятельности МИД России.

Структура исследования

Структура диссертации обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографии.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении раскрывается актуальность темы исследования, отмечается степень его новизны в российской международно-правовой литературе, определяются его цель и задачи, содержатся указания на его теоретическую основу, практическую значимость, апробацию его результатов, а также сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1 «Правовой статус русскоязычного населения и международно-правовые стандарты СЕ и ЕС в области защиты национальных меньшинств» включает в себя два параграфа: «Русскоязычное население, национальное меньшинство и народ в государствах Балтии: сравнительный анализ понятий» и «Участие СЕ и ЕС в деле защиты национальных меньшинств».

В первом параграфе «Русскоязычное население, национальное меньшинство и народ в государствах Балтии: сравнительный анализ понятий», подробно рассматривается соотношение и анализ таких понятий, как «русскоязычное население», «российский соотечественник, проживающий за рубежом», «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». Это важно сделать, во-первых, потому, что данные определения не сформулированы четко в международно-правовых актах. Общетеоретические формулировки, имеющие расплывчатый характер, недопустимы в праве. Во-вторых, выявление связи между понятием «русскоязычное население, проживающее в государствах Балтии» и понятием «народ» имеет важное международно-правовое последствие. В-третьих, если в ходе анализа соответствующих понятий выяснится, что некоторая часть русскоязычного населения, проживающая в государствах Балтии, является национальным меньшинством, то можно сделать вывод, что на эту часть русскоязычного населения распространяется специальный международно-правовой режим защиты.

Понятие «соотечественник, проживающий за рубежом», закреплённое в Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», достаточно аморфно.

Во-первых, в самом Законе не достаточно понятно сформулированы концептуальные основы выражения «соотечественник, проживающий за рубежом». В пункте 1 статьи 1 Закона приводится определение соотечественника вообще, что выходит за рамки целей Закона. К тому же, непонятно, почему речь идёт не о «наших» соотечественниках, а о соотечественниках как таковых. Общетеоретические формулировки в законах неуместны. Во-вторых, понятие «соотечественник» буквально означает «человек, имеющий с какими-либо другими людьми общую родину». Говоря о соотечественниках, характеризуют отношения между людьми, а не между людьми и государством. К характеристикам отношений между людьми и государством относятся такие понятия как «гражданин», «иностранный гражданин», «лицо без гражданства». В-третьих, такие понятия как «соотечественники», «соотечественники, проживающие за рубежом» вряд ли могут быть определены в праве. Они имеют эмоциональную, культурную, политическую окраску. Их изучение – область социологии, политологии, демографии, а не правоведения. В-четвёртых, в Законе просматривается стремление объединить в понятии «соотечественники, проживающие за рубежом» разнородные в правовом отношении категории лиц – граждан России, лиц без гражданства и граждан иностранного государства. Возможности, предоставляемые международным правом, которыми располагает Россия при возникновении вопроса о защите этих лиц, значительно отличаются друг от друга в зависимости от того, к какой категории они принадлежат. В случае нарушения прав конкретных российских граждан, проживающих за границей, Россия согласно Конституции может оказывать им консульскую и дипломатическую защиту. Лицам без гражданства и иностранным гражданам, проживающим на территории другого государства, она этого делать не вправе, поскольку такая защита была бы вмешательством в дела, входящие во внутреннюю компетенцию другого государства2

2.

Попытки дать определение меньшинствам предпринимались в разное время членами Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств.

Согласно определению Ж. Дешена, меньшинством является группа граждан данного государства, представляющих собой численное меньшинство и занимающих негосподствующее положение в этом государстве, обладающих этническими, религиозными или языковыми характеристиками, отличающимися от характеристик большинства населения, солидарных друг с другом, движимых, пусть даже косвенно, коллективным стремлением к выживанию и стремящихся к фактическому и юридическому равенству с большинством.

Согласно определению Ф. Капоторти, меньшинство – это группа, меньшая по численности, чем остальная часть населения государства, занимающая негосподствующее положение, чьи члены, будучи гражданами этого государства, обладают этническими, религиозными или языковыми характеристиками, отличающимися от характеристик остальной части населения, и проявляют, пусть даже косвенно, чувство солидарности, направленное на сохранение своей культуры, традиций, религии или языка.

Представляется, что вышеназванные определения имеют явные недостатки, поскольку исключают из числа меньшинств те группы лиц, которые в действительности таковыми могут являться (русские в Прибалтике в силу, скажем, исторических причин, должны считаться национальным меньшинством). Таким образом, нарушается основополагающий принцип недискриминации, свойственный такой важной отрасли международного права, как международное право прав человека. Трудно согласиться с мнением, будто для обладания правами меньшинств необходимо иметь гражданство государства проживания.

Более приемлемым выглядит определение меньшинства, данное А. Эйде, согласно которому к меньшинству может быть отнесена «любая проживающая в суверенном государстве группа лиц, которая составляет менее половины всего населения страны и члены которой обладают общими этническими, религиозными или языковыми характеристиками, которые отличают их от остальной части населения»3

3.

Национальные меньшинства – это некие общности, состоящие из лиц определённой национальности. Основным критерием, по которому следует отличать «национальные меньшинства» от «лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам», являются права исследуемых объектов. Национальные меньшинства как общности имеют свои специфические права, а лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют личные, политические, социально-экономические и культурные права человека.

В отечественной доктрине выделяют следующие категории прав национальных меньшинств: а) права национальных меньшинств на защиту от деятельности, могущей угрожать их существованию; б) права национальных меньшинств на выражение, сохранение и развитие своей этнической, культурной, религиозной и языковой самобытности; в) права национальных меньшинств на равноправие и защиту от дискриминации; г) права национальных меньшинств на участие в общественных и государственных делах, включая участие в принятии решений, касающихся их самих или регионов, в которых они проживают4

4.

Данным правам корреспондирует обязанность государства соблюдать их.

Автор придерживается точки зрения, согласно которой национальное меньшинство и народ не идентичные понятия. Народ – это совокупность людей разных наций и национальностей, проживающих на территории определенного государства. Если права национальных меньшинств нарушаются, это подчас приводит к появлению сепаратистских настроений. Однако курс на отделение от государства проживания противоречит международному праву, в частности, принципу территориальной целостности и поэтому не может рассматриваться как способ борьбы национальных меньшинств за свои права. При этом следует напомнить, что правом на самоопределение вплоть до отделения пользуется исключительно народ.

Важными составляющими в решении вопроса о принадлежности русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии, к национальному меньшинству с международно-правовой точки зрения являются два обстоятельства:

- во-первых, конкретное лицо самостоятельно может выбирать – относиться ли ему к национальному меньшинству или нет. Между прочим, в Конвенции СНГ об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам 1994 года (хотя Россия не участвует), говорится: принадлежность к национальному меньшинству – вопрос индивидуального выбора заинтересованного лица и такой выбор не влечёт за собой каких бы то ни было неблагоприятных последствий для упомянутого лица. Аналогичное положение закреплено в Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств 1995 года (в которой Россия участвует);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»