WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ

Министерства иностранных дел России

На правах рукописи

ЖДАНКИН МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА РУССКОЯЗЫЧНОГО НАСЕЛЕНИЯ В ГОСУДАРСТВАХ БАЛТИИ (НА ПРИМЕРЕ ЕВРОПЕЙСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ)

Специальность 12.00.10. «Международное право. Европейское право»

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Москва, 2007

Работа выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии МИД России

Научный руководитель

доктор юридических наук,

профессор

Черниченко С.В.

Официальные оппоненты

доктор юридических наук,

профессор

Абашидзе А.Х.

доцент, кандидат юридических наук
Артамонова О.Ф.

Ведущая организация

Московский государственный университет

им. Ломоносова

Защита состоится 28 сентября 2007 года на заседании диссертационного совета Д.209.001.03 в Дипломатической академии МИД России по адресу: 119992, г. Москва, ул. Остоженка 53/2.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии МИД России.

Автореферат разослан «     » июня 2007 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук

Зимненко Б.Л.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования

В результате распада СССР на постсоветском пространстве, за пределами своей этнической родины – России, оказались около 25 миллионов россиян. За годы, прошедшие с этого момента, их положение в странах СНГ обрело определённый юридический статус. Однако отказ стран Балтии – Латвии и Эстонии – от принятого другими бывшими республиками СССР так называемого «нулевого варианта» (предоставления гражданства всем постоянным жителям по их желанию) привёл к тому, что на территории этих двух государств сегодня насчитывается около одного миллиона апатридов или, как их ещё достаточно презрительно называют в этих странах, «неграждан». Положение этих людей как с общечеловеческой, так и с международно-правовой точек зрения не может не вызывать тревоги1

1.

В настоящее время положение русскоязычного населения в таких государствах Балтии, как Латвия и Эстония, остаётся неудовлетворительным и продолжает служить серьёзным препятствием на пути становления добрососедских отношений между Россией и этими прибалтийскими республиками.

Отношения России с вышеуказанными государствами остаются сложными, и этот факт приобретает особое звучание на фоне вступления стран Балтии в Европейский Союз 1 мая 2004 года. Можно уверенно утверждать, что проблема обеспечения прав русскоязычного населения с расширением ЕС является теперь проблемой всего Европейского Союза.

Избранная тема актуальна по нескольким причинам:

во-первых, наличие проблемы массового безгражданства в Латвии и Эстонии автоматически влечёт лишение фундаментальных прав и свобод для большинства русскоязычного населения этих республик;

во-вторых, понятия «национальные меньшинства», «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам» требуют дальнейшей проработки в международных документах со стороны международных межправительственных организаций, таких как ООН, ОБСЕ, Совет Европы;

в-третьих, до сих пор не определён статус русскоязычного населения, проживающего в Латвии и Эстонии. Подпадает ли оно под понятие национального меньшинства или нет

в-четвертых, сопоставляя законодательную базу стран Балтии, касающуюся статуса русскоязычного населения, с международными актами в области защиты прав человека, можно предложить некоторые уточняющие рекомендации для подхода России к вопросам защиты русскоязычного населения в странах Балтии и выработке политики российского государства по отношению к прибалтийским республикам;

в-пятых, особое внимание необходимо уделить грубым нарушениям прав и свобод русскоязычного населения в государствах Балтии, поскольку такие нарушения происходят в центре Европы, в государствах, претендующих на достижение уровня прав человека, установленного в ЕС.

Цель и задачи исследования

Целью диссертации является проведение комплексного международно-правового исследования, посвящённого защите прав русскоязычного населения в странах Балтии.

В связи с этим необходимо решить задачи, которые состоят в:

- попытке дать чёткое представление о таких понятиях, как «русскоязычное население», «национальное меньшинство», «лицо, принадлежащее к национальному меньшинству», «российский соотечественник»;

- анализе международных актов, касающихся защиты национальных меньшинств. (Особую роль здесь играют международные документы ОБСЕ и рекомендации Верховного комиссара по делам национальных меньшинств);

- правовой оценке сегодняшних действий властей Литвы, Латвии и Эстонии в отношении русскоязычного населения; выявлении отдельных аспектов прибалтийского законодательства на предмет его соответствия международным нормам;

- выяснении, какие действия предпринимаются со стороны международных организаций для защиты прав и свобод русскоязычного населения.

Объект и предмет исследования

Объектом настоящего исследования является система правовых и политических общественных отношений в сфере международного сотрудничества по правам национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам.

В качестве предмета исследования выступают нормы внутригосударственного и международного права, положения международных актов, рекомендации международных организаций в области прав национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам.

Методологическая основа исследования и уровень теоретической разработки

В основу методологии исследования положены общенаучные методы познания и специальные юридические методы: исторический, системный, сравнительно-правовой, логико-юридический и т.д.

В основу исследования легли многочисленные справочные материалы МИД России, касающиеся правового статуса русскоязычного меньшинства, проживающего в Эстонии, Латвии и Литве.

Вопросами международно-правовой защиты национальных меньшинств занимались А.Х. Абашидзе, Ф.Р. Ананидзе, И.П. Блищенко, С.А. Глотов, Г.Е. Жвания, В.А. Карташкин, В.В. Кочарян, Г.Л. Мурадов, А.П. Мартыненко, Е.Г. Петренко, И.Ю. Пешперова, Т.В. Полоскова, С.М. Пунжин, Р.А. Решетов, А.Х. Саидов, М.Д. Смыслов, Р.А. Тузмухамедов, Ю.Е. Фокин, С.В. Черниченко, С.С. Юрьев и др. Среди западных учёных можно выделить труды Э. Брэдли, Ж. Дешена, М. Джениса, Ф. Капоторти, Дж. Крауфорда, Р. Кэйя, Т. Модина, П. Торнбери, Х. Ханнума, Н. Хенкина, Дж. Хемпфри, А. Эйде и др.

Но специальных исследований, посвященных рассматриваемой проблеме, не было.

Научная новизна исследования

Впервые особое внимание уделяется международно-правовой защите русскоязычного населения, проживающего в государствах Балтии (на примере европейских организаций).

Избранная тема является практически неисследованной в российской юридической научной литературе.

Работа посвящена анализу международных документов ОБСЕ, механизмов ОБСЕ по защите национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам, деятельности Верховного комиссара по делам национальных меньшинств в государствах Балтии. Особое внимание уделяется рекомендациям международных организаций странам Балтии по устранению нарушений прав русскоязычного населения и рассмотрению соответствия отдельных положений прибалтийского законодательства международным актам. Рассматриваются решения Европейского суда по правам человека, образующие европейское прецедентное право, по делам, связанным с русскоязычным населением, проживающим в прибалтийских республиках. Приводятся также европейские правовые стандарты в области защиты прав человека и национальных меньшинств, оказывающие определенное влияние на защиту прав русскоязычного населения в Латвии, Литве и Эстонии.

Основные положения, выносимые на защиту

К основным положениям, которые выносятся на защиту, следует отнести следующие:

1) Рассматривая соотношение понятий «российский соотечественник», «русскоязычное население», «лицо, принадлежащее к национальному меньшинству» и «национальное меньшинство», необходимо отметить, что между терминами «российский соотечественник» и «русскоязычное население» особой разницы нет. К тому же они отсутствуют в каких-либо международно-правовых документах. Термин «соотечественник» закреплен в Федеральном законе «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» 1999 года и не может не вызывать критики.

Поскольку в исследовании речь идет о русскоязычном населении в государствах Балтии, то следует отметить, что оно состоит из лиц, на которых распространяется статус национальных меньшинств, являющихся гражданами соответствующей прибалтийской республики, и лиц, на которых не распространяется такой статус. Следует напомнить, что Эстония и Латвия ратифицировали Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств 1995 года с оговорками, согласно которым к национальному меньшинству относятся лишь их граждане.

Вместе с тем, в практике Консультативного комитета Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств наметилась тенденция расширительного применения Рамочной конвенции к национальным меньшинствам, под которыми следует понимать не только лиц, имеющих гражданство государства, в котором они проживают.

Не следует смешивать понятия «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». Национальное меньшинство – это общность (совокупность) таких лиц, имеющее однако свои специфические права.

2) Несмотря на то что принято большое количество документов в рамках ОБСЕ, все еще остается ряд неурегулированных вопросов, касающихся определения национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Необходимо подчеркнуть, что Верховный комиссар по делам национальных меньшинств в соответствии со своим мандатом рассматривает проблемы, связанные исключительно с национальными меньшинствами.

Необходимо принимать во внимание рекомендации органов ОБСЕ, которые способствуют плодотворному межгосударственному сотрудничеству в области защиты национальных меньшинств и лиц, принадлежащих к таким меньшинствам. Речь идет о Гаагских, Ословских и Лундских рекомендациях соответственно о правах национальных меньшинств в области образования, на использование родного языка и о праве на участие в общественно-политической жизни государства их проживания.

И хотя документы ОБСЕ не дают возможности привлечь к международно-правовой ответственности государство-нарушителя, они играют важную роль в международной жизни. В частности, оказывают большое морально-политическое давление, которое подчас может быть эффективнее, чем юридические санкции.

3) Для Латвии и Эстонии в настоящее время характерны 4 проблемы, создающие препятствия в осуществлении своих прав русскоязычным населением, проживающим в этих государствах:

а) массовое безгражданство;

б) проблема использования русского языка;

в) система образования, направленная на свёртывание преподавания русского языка в учебных заведениях и способствующая тем самым принудительной ассимиляции русскоязычного населения;

г) дискриминация бывших сотрудников правоохранительных органов СССР и ветеранов Великой Отечественной войны (для Литвы также характерна данная проблема).

Каждая из вышеназванных проблем вытекает из дискриминационных национальных правовых актов данных государств, которые противоречат международно-правовым нормам, в том числе Европейской хартии региональных языков и языков меньшинств 1992 года, Европейской рамочной конвенции о защите национальных меньшинств 1995 года, директивам Европейского Союза соответственно 86/ЕС «О праве воссоединения семей» 2003 года и 109/ЕС «О статусе граждан третьих стран, проживающих на долгосрочной основе» 2003 года. Так, в частности, преследование российских соотечественников – ветеранов Великой Отечественной войны осуществляется путем «навешивания на них ярлыков оккупантов» и обвинения в «военных преступлениях», что недопустимо с точки зрения международного права. Необходимо отметить, что, например, до 1998 года в Уголовном кодексе (УК) Литвы отсутствовали положения о наказании за геноцид и военные преступления. Согласно статье 70 УК наказание определялось только за создание антигосударственных организаций и активное участие в их деятельности, по которой возбуждались дела против бывших сотрудников силовых органов СССР. В конце 1998 года были приняты дополнения к УК, в которых определяется наказание за «геноцид» и «военные преступления». При этом понятие «геноцид», определённое Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказании за него как преднамеренное уничтожение национальных, расовых, религиозных или этнических групп, дополнено прибалтийскими законодателями «уничтожением социальных и политических групп», под которыми, видимо, могут пониматься фашистские коллаборационисты. Хотелось бы напомнить, что, во-первых, об оккупации Советским Союзом прибалтийских республик говорить не приходится, так как отсутствовал вооруженный конфликт международного характера между этими государствами, следовательно, не велось de jure и de facto никаких военных действий без объявления состояния войны. Во-вторых, «геноцид» не включает преследование по политическим мотивам. В-третьих, ветераны Второй мировой войны совершали убийства не мирных жителей, а коллаборационистов, пособников фашистов. В-четвертых, произвольное расширение в законодательном порядке понятия «геноцид» прибалтийскими республиками (Литвой и Латвией) не соответствует общепризнанному принципу права – закон не имеет обратной силы. Кроме того, Конвенция ООН о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности 1968 года не дает права законодательным путем или путем толкования расширять перечень и понятие соответствующих преступлений.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»