WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В результате исследования девяти летописных сводов и пяти списков Киево-Печерского Патерика выявлено семь фрагментов, где упоминаются чины и способы звуковой регламентации. Проанализированные сюжеты явились основой для обозначения богослужебных и обиходных чинов ударения: будничный, погребальный, на беседы с игуменом монастыря, на чрезвычайные события. Особый акцент делается на чинах, возникших на русской литургической почве: на беседу с игуменом монастыря, на иноческое погребение, на прощание с умирающим братом, на молебен в связи с выбором нового игумена обители.

Сведения оригинальных источников показали, что в конце XI в. – начале XII в. в обиходе Киево-Печерского монастыря существовало всего одно деревянное било (древо), расположенное вблизи церкви на неизвестной нам конструкции. Однако в летописных сводах XV–XVI вв. приводится иное определение конструкции, а именно – бильница или клепальница, что позволило сделать вывод о бытовании с начала XIII в. двух (или нескольких) бил. При этом, в редакциях Киево-Печерского Патерика с XV в. и Никоновском летописном своде появляются термины клепало и клепание, которые свидетельствуют о наличии в монастыре металлического била.

Таким образом, анализ летописных и патериковых сюжетов показал, что в период XIII–XIV вв. в обиходе обители имели место уже два вида била: деревянное и металлическое без каких-либо закрепленных за ними названий. В этой связи способ ударения на утреню мог быть различным. В период XI–XII вв. – будильник испрашивал благословение у игумена и громким возгласом будил братию, в это время парамонарь ударял в одно било, находящееся недалеко от храма. Соответственно, с XIII–XIV вв. – после возглашения будильника, парамонарь ударял в два била: деревянное и металлическое.

Анализ нарративных памятников позволил установить, что традиция звуковой регламентации на Руси приобрела качественно новое понимание. Это выразилось в подчеркнутой связи Киево-Печерского монастыря с историческим и литургическим наследием первых Ближнего Востока и Византии. Как правило, в источниках акцентируется одновременность момента ударения и особо значимых событий в жизни монастыря и истории Руси.

В Заключении обобщены выводы исследования. Результаты работы дают возможность выявить становление процесса развития студийской формы церковного призыва и ее адаптации на Руси в период XI–XIV вв. Формирование уставных элементов ударения происходило на протяжении двух основных периодов: 1) студийский – IX–XII вв.; 2) русский – XI–XIV вв.

Студийский период – IX–XI вв. – от начального этапа развития элементов ударения в монастыре Феодора Студита, обителей Византии и южной Италии до перехода Восточной Церкви на Иерусалимский Устав. На основе «Начертания» преп. Феодора выявлены богослужебные и обиходные чины звуковой регламентации и способы призыва с использованием двух видов бил, в зависимости от их функционального значения. В связи с этим, при составлении канонических требований для братии монастыря Феодором Студитом была выделена отдельная монастырская должность для совершавших призыв канонарх.

В период XI–XII вв. происходит преобразование и распространение уставных элементов студийской традиции ударения в крупнейших монастырях Византии и юга Италии. Прежде всего, богослужебные и обиходные чины звуковой регламентации приобрели системность и завершенность. Вместе с тем, усложнились способы ударения и увеличился комплекс средств призыва.

Русский период – конец XI–XIV вв. В этот период отмечен принятием в Киево-Печерском монастыре Студийско-Алексеевского устава и его утверждением в Русской Православной Церкви. Примерно с середины XI до начала XIII в. внутреннюю жизнь Киево-Печерской обители регламентировали те чины ударения, которые существовали в монастыре Феодора Студита: будничный (или постовой) и праздничный. Способы призыва отличались простотой, поскольку в обиходе монастыря использовалось только одно било. Предположительно, с XIII в., а, возможно, и раньше, происходит развитие новых чинов, что повлекло формирование способов ударения и видов бил.

Таким образом, на основе широкого спектра литургических памятников IV–XVII вв. реконструированы три схемы звуковой регламентации в монастыре Феодора Студита, в византийских и южно-итальянских монастырях Студийской литургической традиции, в Киево-Печерской обители.

Реконструкции настоящих схем позволяют сделать следующие выводы. Внутренняя жизнь крупнейших обителей Византии и юга Италии регламентировалась многообразием чинов ударения. В зависимости от характера богослужения, канонарх, используя разные тембры бил, ритм, динамику и темп, мог производить различные ритмические вариации. С XVI–XVII вв. восточно-христианская традиция церковного призыва на Руси продолжает «жить» и в колоколах. Так, будильное било заменяет будильный колокол, великое било – большой колокол-благовестник, малое клепало – полиелейный или праздничный колокол.

Особую значимость в типиках приобретают совершители призыва – канонархи, которые несли ответственность не только за своевременное ударение, но и за общее благочиние в храме. В русской традиции должность призывающего обозначалась как клепач или церковный строитель (пономарь), в обязанности которого кроме подготовки храма к богослужению входило наблюдение за церковным маслом и вином.

С IV в. в святоотеческих произведениях призыв являлся символом ангельской духовной трубы, било – Древа крестного или Распятия. В национальном сознании момент ударения понимался как литургический сигнал, так и предвестником значимых событий в жизни Русской Православной Церкви (например, обретение мощей Феодосия Печерского в 1091 г.).

Научные перспективы дальнейших исследований представляются достаточно широкими. В настоящей диссертации были только намечены основные направления для рассмотрения уставных традиций церковного звона. Наиболее актуальным представляется продолжение изучения малоизученных, особенно непереведенных в настоящее время студийских типиков. К наиболее востребованным уставам можно отнести массив греческих и церковно-славянских редакций Студийских и Иерусалимских уставов, русские литургические памятники – обиходники, отражавшие картину звуковой регламентации малоизвестных скитов и монастырей, а также следующие богослужебные издания: Постную и Цветную Триоди, где указан порядок призыва на постовые и пасхальные службы. Исследование уставных документов позволяет выявить уникальные, раннее неизвестные и порой неожиданные свидетельства о традиции ударения в жизни обителей.

Также необходимо обобщить фактологический материал, накопленный к настоящему времени по рассматриваемой проблеме, и начать подготовку обобщающего труда по реконструкции Устава церковного призыва с позиций выявленной методологии построения уставных схем.

С целью ознакомления с историей Русской Православной Церкви важно развивать опыт передачи литургической составляющей ударения. Приемлемой формой решения такой задачи может стать серия практических и научно-популярных книг, аудио и видео-материалов, медиа- и мультимедийные CD с записями ударения в била на Афоне, Болгарии, Сербии и в русских Свято-Успенской Псково-Печерской, Свято-Тихвинской (Екатеринбург) и иных обителях, использование возможностей таких периодических изданий, как «Родина», «Религиоведение», «Духовно-нравственно воспитание» и др.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в изданиях, включенных в Перечень периодических научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК

1. Иванова, М. А. «И ударила братия в било»: об истоках и традиции колокольного звона / М. А. Иванова // Родина. - 2008. - № 2. - С. 138–140. (0, 25 п.л.).

2. Иванова, М. А. «Шед пономарь и ударит в великое било трижды»: Список Студийского устава конца XV–XVI в. / М. А. Иванова // Исторический архив. - 2008. - № 5. - С. 207–214. (1,05 п.л.).

Статьи в сборниках

3. Иванова, М. А. К проблеме символического понимания колокольного звона в свете православной литургики / М. А. Иванова // Вопросы инструментоведениия : ст. и материалы. - СПб., 2004. - Ч. 1, вып. 5. - С. 192–199. (0, 5 п.л.)

4. Иванова, М. А. Влияние Студийского устава на традицию церковного звона в Киево-Печерском монастыре / М. А. Иванова // Музыкальные учебные заведения Гнесиных от XIX к XXI веку: стратегия и перспективы музыкального образования : материалы междунар. науч.-практ. конф., посвященной 110-летию учеб. заведений им. Гнесиных. - М., 2005. - С. 178–195. (1 п.л.)

5. Иванова, М. А. Перспективы изучения особенностей церковного звона по опубликованным и рукописным Уставам / М. А. Иванова // Материалы Пятнадцатой ежегодной богословской конференции Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. - М., 2005. - Т. 2. - С. 54–57. (0,25 п.л.)

6. Иванова, М. А. К проблеме освящения литургической ценности бил как христианской святыни Востока (на примере новейших переводов Пахомиева корпуса) / М. А. Иванова // Церковь и музеи: использование исторически ценных колоколов : сб. докл. междунар. науч.-практ. конф. - М., 2006. - С. 57–74. (1, 5 п.л.)

7. Иванова, М. А. К проблеме преподавания истоков и традиций русского колокольного звона в курсе православной культуры / М. А. Иванова // Духовные основы русской культуры: изучение и преподавание в высшей и средней школе : сб. материалов науч.-практ. и образоват. конф. : Сергиев Посад, 2007. - Вып. 1. - С. 47–55. (0, 4 п.л.).

8. Иванова, М. А. Предыстория колокольного звона: возникновение церковного звона-призыва в восточнохристианских обителях / М. А. Иванова // Религиоведение. - 2007. - № 1. - С. 22–35. (1,08 п.л).


1 Игнатьев Р. О Древнем новгородском обряде бить в блюдо, било и колокола: археологический очерк // Иллюстрация. Т. 6. 1860, 15 дек. № 149. С. 371–374.

2 Уваров А., граф, Игнатьев Р. Било или клепало: Материалы для археологического словаря // Древности: Труды Московского Археологического Общества. М., 1867. Т. 1. Вып. 2. С. 30–31.; Казанский П.С. О призыве к богослужению в восточной Церкви // Труды первого археологического съезда в Москве 1869 года. М., 1871. С. 301–312; О созыве к богослужению в древности, о церковных билах, клепалах и колоколах // Подольские епархиальные ведомости. 1871. № 14, отд. 2-й неофиц. С. 605–614; № 15, отд. 2-й неофиц. С. 645–654; Мaнсветов И.Д. Церковный Устaв (Типик): Его обрaзовaние и судьбa в Греческой и в Русской Церкви. М., 1885. С. 231; Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. В 5-ти т. Т. 1. Киевский (домонгольский) период. М. 1904. С. 499, 777, 781; Красовский М.В. Материалы по истории русской архитектуры // Зодчий. 1906. № 23. Псковские звонницы. С. 241–243; Музыка колоколов: Сб.материалов и исследований / Отв.ред. А.Б. Никаноров. Вып. 2. Спб. 1999. С. 203

3 Чудинова И.В. День Соловецкого клирошанина («клиросское житие» и «житие монашеское» по архивным документам и рукописям Соловецкого монастыря XVII–XVIII веков) // Наследие монастырской культуры: Ремесло, художество, искусство. Статьи, рефераты, публикации. Вып. 3. СПб., 1998. С. 109 и др.

4 Музыка колоколов: Сборник исследований и материалов / Отв. Редактор А.Б. Никаноров: Вып. 2. СПб., 1999. С. 11–31.

5 Есипова М.В. Било // Православная энциклопедия. Т. V. М. Церковно-научный Центр «Православная энциклопедия». 2002. С. 211–214.

6 Владышевская Т.Ф. Музыкальная культура Древней Руси. М. 2006. С. 445–448.

7 Уханова Е.В. Новые данные о переводах Студийского устава в первой половине XIII века, происходящие из библиотеки Иосифа Волоцкого // Хризограф. Вып. 2. М., 2005. С. 209–229.

8 Дмитриевский А.А. Описание литургических рукописей, хранящихся в библиотеках Православного Востока. Киев, 1895, Т. 1. Ч. 1. Памятники патриарших Уставов и ктиторские монастырские Типиконы. С. 224–238.

9 Там же. С. 314–654

10 Там же. С. 656–702.

11 Там же. С. CXVI–CXVII.

12 Там же. С.CXXII–СХХШ. С. 836–892.

13 Там же. С. 899.

14 Пентковский А.М. Типикон патриарха Алексия Студита в Византии и на Руси. М., 2001. С. 229–421.

15 ОР ГИМ. Синодальное собрание № 905 (далее–Син.). Устав Студийский, XV в. Рукопись конца XV–начала XVI вв.

16 ОР ГИМ. Син. № 132.; ОР РГБ. Румянцевское собрание (далее–Рум.). № 231; ОР РГБ. Рум. № 230.

17 ОР ГИМ. Музейское собрание (далее–Муз). № 1295; ОР ГИМ. Муз. № 849; ОР РГБ. Рум. № 305; ОР РГБ. Собрания Ниловой пустыни. № 31; Патерик Киевского Печерского монастыря. СПб, 1911.

18 ОР РГБ. Рум. № 406. XV в. Сборник. Собрание слов поучительных, читаемых от недели мытаря и фарисея до недели Всех святых, XV в. Л. 111 об.–112 «В Пяток Третьей недели Великого Поста святого Феодосия поучение о терпении и смирении».

19 См.: ПСРЛ. Т. 1, 2. М. 1962; Русские летописи. Т. 10. Рязань, 2001; ПСРЛ. Т. 5. Ленинград, 1925; ПСРЛ. Т. 7. СПб. 1856; ПСРЛ. Т. 9. СПб., 1862; ПСРЛ. Т. 15. СПб., 1863; ПСРЛ. Т. 25. М., 1949; ПСРЛ. Т. 24. Петроград, 1921.

20 Радзивиловская летопись. В 2-х тт. Текст. Исследование. Описание миниатюр. СПб.: Глаголъ. М. Искусство. 1994

21 Игнатьев Р. Указ. соч. С. 371

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»