WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В качестве основных методов исследования были применены следующие: метод классификации, позволяющий выявить многообразие традиционных компонентов звуковой регламентации в жизни византийских, южно-итальянских и русских монастырей; историко-типологический, который позволяет последовательно раскрыть уникальность студийских элементов ударения; сравнительно-исторический метод, с помощью которого объясняется процесс развития византийской традиции призыва в контексте уставных источников. Комплексное рассмотрение широкого круга письменных и изобразительных источников, а также привлечение метода исторических параллелей позволили провести аналогии и выявить различия между традиционными формами ударения в Византии и на Руси.

Теоретическая и практическая значимость. Представленные в исследовании материалы могут быть использованы:

– при составлении обобщающих трудов по истории России, в учебных дисциплинах отечественной истории, религиоведения, культурологии и других. Реконструированные правила ударения могут найти практическое применение в литургической жизни приходов и монастырских Русской Православной Церкви;

– при рассмотрении вопросов, связанных с первоначальной историей церковного звона и формирования его локальных традиций в вузовских курсах исторической литургики, истории Церкви и религиоведения, в различных спецкурсах, а также преподавании школьного курса «Основы православной культуры»;

– в проведении занятий в общеобразовательных школах и других учебных заведениях;

– при проведении экскурсионных мероприятий. Исторические сюжеты данной диссертации могут применяться в лекционной демонстрации бил и клепал в фондах музеев христианского искусства и культуры.

На защиту выносятся следующие положения:

– формирование студийской традиции звуковой регламентации было положено в монастыре Феодора Студита в конце IX в. В ее основе – организация порядка ударения на богослужения и события повседневного обихода: собрание монахов на крестные ходы, трапезу, послушания, чтения монастырской литературы, обучения псалтири. В зависимости от порядка призыва возникают виды бил, варианты их размещения (расположения, подвески) и способы ударения;

– в период XI–XII вв. происходит кодификация указаний студийских уставов об ударении, что привело к развитию особых чинов церковного призыва: будничного, праздничного, постового, литургийного, трапезного на основе которых формируются комплекс средств церковного призыва и способы звуковой регламентации;

– с середины XI–XII вв. чины студийской традиции ударения адаптируются в литургическом обиходе Киево-Печерского монастыря;

– в XIII–XIV вв. на основе студийских чинов и способов призыва сформировалась особая русско-студийская традиция звуковой регламентации, включающая самобытное национальное содержание.

Апробация работы осуществлялась на Первой международной конференции «Колокола Православия» (Беларусь, г. Минск, октябрь 2002), Пятой Международной инструментоведческой конференции «Благодатовские чтения» (Санкт-Петербург, декабрь 2004), Пятнадцатой Ежегодной богословской конференции Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета (январь 2005), Международной научно-практической конференции, посвященной 110-летию учебных заведений им. Гнесиных (Москва, октябрь 2005), Пятой научно-практической конференции, посвященной 75-летию Московского Государственного Областного Университета (Москва, март, 2006), Международной научно-практической конференции «Церковь и музеи: использование исторически-ценных колоколов» (Москва, май 2006). Основные положения отражены в ряде публикаций. В настоящее время материалы диссертации используются на практических и теоретических занятиях в курсе обучения церковных звонарей при Колокольном центре.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, 53-х приложений. Приложения включает в себя пять таблиц реконструированных схем звуковой регламентации, современные фотографии бил и клепал, изобразительный материал, а также впервые представлены публикации переводов греческих и церковно-славянских текстов студийских уставов.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цели и задачи работы, формулируются предмет и объект исследования, его хронологические и территориальные рамки, представлена методологическая основа диссертации, показаны ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость. Представлен краткий историографический обзор, в котором особое место уделено работам, касающиеся богослужения и внутреннего уклада студийских монастырей.

Первая глава Формирование церковного ударения как особого сигнала, регламентировавшего внутренний распорядок жизни студийских монастырей посвящена истории возникновения традиции звуковой регламентации в обителях Ближнего Востока и ее развития в монастырях Византии и юга Италии с начала IX–XII вв. Анализ коптских правил и обширного комплекса студийских типиков позволил выявить три ключевых периода формирования уставных элементов призыва: 1) середина IV – конец VIII вв., 2) начало IX–X вв., 3) начало XI–XII вв. Каждый этап последовательно изучен в двух параграфах.

В первом параграфе Разработка первоначальных правил призыва в монастыре Феодора Студита – кратко говорится об истоках звуковой регламентации, берущих свое начало в коптских и палестинских обителях и ее адаптации в монастыре Феодора Студита. Рассматривается процесс становления порядка и способов ударения, который включает два основных этапа: 1) конец VIII в. – начало богослужебных реформ, проводимых преп. Феодором в монастырях Вифинии и Константинополя; 2) IX–X вв. – проведение реформ в Студийском монастыре и составление корпуса богослужебных источников, включавших правила и отдельные главы, посвященные призыву. Отрывочные данные о существовании разработанной схемы ударения сохранились в редакциях «Начертании» (греч. Upotpwsij) – кратком изложении богослужебных и дисциплинарных обычаев, составленное после смерти Феодора Студита (+826).

Проанализированные материалы показали, что в обиходе монастыря преп. Феодора использовали два вида бил: 1) верхнее деревянное (древо); 2) нижнее деревянное или медное (малое) било. Особые названия – верхнее (греч. nw) и нижнее (греч. ) позволили предположить примерное размещение бил в монастыре – либо на верхних галереях храма или келий, либо внизу – вблизи церкви. Подобное расположение соответствовало важнейшим функциям бил – в верхнее древо ударяли во время подъема братии на утреню, в нижнее (малое) – в начале утрени. Анализ письменных наставлений (Оглашений) Феодора Студита позволил установить канонический статус и литургическую значимость монахов, совершавших пробуждение братии: будильника (греч. ) и канонарха («служитель церкви», греч. )

Особое внимание в исследовании обращалось на порядок совершения ударения. Так, на службы будничного круга призыв производился в два периода с небольшим интервалом (вначале в верхнее, а затем в нижнее било). Причем удары верхнего были редкими, продолжительными и сопровождали монахов при шествии в храм. После собрания братии в притворе, канонарх краткое время ударял в нижнее. На Пасху, Великие, Престольные и Воскресные дни призыв совершался по очереди в два била – верхнее и нижнее особым праздничным способом. В постовое время ударяли только в верхнее било. Таким образом, используя разные тембры бил, ритм, динамику (силу удара) и темп канонарх мог производить различные ритмические вариации, которые отличались в зависимости от богослужебного периода года. Для того чтобы оттенить торжественность праздника, ударение производилось во время пасхального и благовещенского крестных ходов. Начало повседневного монастырского обихода: трапезы, послушания, обучения псалтири, уставных чтений и отдыха регламентировали три удара древа.

Во втором параграфе – Становление студийской традиции звуковой регламентации в монастырях Византии и южной Италии в XI–XII вв. – предпринята попытка реконструкции чинов и способов ударения, определявших внутренний ритм студийских монастырей в XI–XII вв. Перевод и анализ греческих текстов показали, что с XI в. в студийских обителях сложились особые чины исполнения призыва на богослужения в зависимости от будничных, праздничных и постовых дней. В это же время происходит формирование основ мастерства сложно-ритмического способа звуковой регламентации. Так, будничный чин включал три удара в сборное било (Пантократорский, Евергетидский монастыри), постовой редкие и продолжительные удары в то же било (Евергетидский, Николо-Казулянский, Мессинский монастыри), праздничный частые (греч. sucnj) удары в великое и малое била (Евергетидский, южно-итальянские обители). Особый интерес представляют обиходные чины призыва на крестные ходы, на начало и продолжение трапезы. Так, в византийских обителях в начале и окончании трапезы и при перемене блюд сигнал производился маленьким молоточком в кандию, представляющую собой опрокинутую чашу. В южно-итальянских монастырях в трапезном чине использовался особый звонец-колокольчик.

Важным результатом анализа стало выявление трех видов бил, имеющихся в обиходе студийских обителей с середины XI в.: сборное или будильное (греч. ), великое (греч. ) и малое (греч. mikron ). Перевод греческих текстов позволил автору сделать вывод об ошибочности распространенного в источниках мнения, что малое изначально являлось деревянным и переносным билом. Напротив, в редакциях студийских типиков малое обозначается как медный (греч. tn calkon) стационарный предмет неизвестной нам формы. В уставах южно-итальянских монастырей кроме сборного, великого и малого била использовались: железное (греч. ), в ряде обителей заменившее медное, а также особые звонцы (греч. kwdonion) и колокола, приведенные в студийских типиках с латинским обозначением – кампан (греч. ).

Анализ студийских типиков позволил проследить примерное расположение бил на территории обителей. Так, в Евергетидском и Пантократорском монастырях, сборное било, служившее пробуждающим сигналом, находилось внутри или во дворе жилых корпусов. Древо и малое била, как богослужебные средства призыва, находились при входе в церковь, а по сведениям типика Николо-Казулянского монастыря – внутри храма.

Исследование текстов Евергетидского и Николо-Казулянского типиков позволило выявить должностной круг екклисиарха («начальника храма», греч. ton ekklhsiarhn) – монаха, совершавшего ударение. В его обязанности входило наблюдение за чистотой церков­ного здания, порядком богослужения в монастыре. Таким образом, екклисиарх должен был следить за благочинием в храме, обладать исключительным знанием устава.

Вторая глава – Адаптация Студийской традиции ударения в повседневном обиходе русских обителей в XIXIV вв. (на примере Киево-Печерского монастыря) – посвящена истории принятия и распространения студийской традиции призыва на Руси, который проходил в два этапа: 1) вторая половина XI в. принятие Феодосием Печерским в качестве регулятора литургической жизни монастыря Студийско-Алексеевского типика и вместе с тем правил звуковой регламентации; 2) конец XI–XIV вв. – период адаптации студийской традиции и формирование национальных особенностей ударения в русских обителях. Выявлены два возможных варианта адаптации студийской традиции призыва в Киево-Печерском монастыре в продолжение XI–XIV вв. В первом случае, сразу после принятия Алексеевского типика во второй половине XI в. в обиход монастыря были целиком введены чины и способы ударения. Во втором случае процесс адаптации проходил поэтапно: 1) XI–XII вв. – частичное введение студийских элементов звуковой регламентации; 2) XIII–XIV вв. – формирование особой русско-студийской традиции призыва.

В первом параграфе – Проникновение студийской традиции призыва на Русь во второй половине XI в. – обозначены исторические этапы введения Студийско-Алексеевского устава в Киево-Печерской обители во второй половине XI в. Вместе с комплексом литургических указаний были полностью восприняты студийские элементы ударения. Данный факт подтверждается автором на основании анализа двух списков Студийско-Алексеевского типика – XII и XV вв., трех редакций Кормчей книги XII–XVI вв., а также фрагментом рукописного сборника XV в. – «Четвертое Послание Феодосия Печерского к инокам» XV в.».

Со второй половины XI – начала XII вв. в Киево-Печерском монастыре имели место четыре богослужебных чина: будничный, литургийный, постовой, пасхальный, а также три обиходных: на крестные ходы (литийный), трапезный, погребальный. Сравнительный анализ Евергетидского и Студийско-Алексеевского типиков позволил установить, что в указанный период будничный чин полностью соответствовал студийской традиции – пробуждение совершалось будильником и парамонарем («церковный служитель», букв. – «постоянно пребывающий при храме», греч. parmonarioj). Бытование данного чина в Киево-Печерском монастыре подтверждается фрагментом «Четвертого Послании Феодосия Печерского к инокам» XV в., где приводится описание двух серий клепания на утреню и говорится об особом псаломском стихе, который произносили монахи в продолжение ударения. Существование чина трапезного ударения подтверждается фрагментом грамоты XII в. великого князя Мстислава Владимировича и сына его Всеволода о пожертвовании новгородскому Юрьеву монастырю серебряного блюда, чтобы «бити в не на обеде»21. Наиболее интересным являлся погребальный чин, который совершался двоицею, либо в два приема при сборе монахов и в начале отпевания, либо двумя ударами в великое било с большим промежуточным интервалом.

Звуковая регламентация осуществлялась посредством двух бил неизвестной нам формы и материала изготовления. В Студийско-Алексеевском типике приводятся церковно-славянские названия бил: горнее и дольнее. Данные обозначения, вероятно, имели прямое отношение к студийской традиции вертикальной подвески бил на одной конструкции – вверху (горнее) и внизу (дольнее).

Во втором параграфе – Развитие национальных особенностей звуковой регламентации на Руси в XII–XIV вв. – рассматривается поэтапное формирование русско-студийской традиции призыва в продолжение XIII–XIV вв. Реконструкция данной традиции проводилась на основании оригинальных древнерусских источников, связанных с первоначальной историей Киево-Печерской обители: русские летописные своды XIV–XVI вв. и редакции Киево-Печерского Патерика XIII–XVIII вв.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»