WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

В главе отмечается важность определения приоритетной формы международного сотрудничества по вопросам безопасности. Каждая из существующих международных коалиций с участием центральноазиатских государств или СНГ в целом естественным образом обладает как определенными преимуществами, так и недостатками или ограниченными возможностями. «Коалиционный» подход дает возможность более гибкого, оперативного и эффективного реагирования на ситуацию. «Организационный» подход в большей степени соответствует международной правоприменительной практике и позволяет использовать более существенные ресурсы, так как в действие вовлекается большее количество государств.

Опыт 15-ти лет существования СНГ свидетельствует, что эта организация сыграла положительную роль в укреплении региональной безопасности Центральной Азии. Именно в рамках СНГ обсуждались многие проблемы безопасности региона в целом и безопасности отдельных центральноазиатских государств. Решения о противодействии тем или иным комплексным угрозам принимались как всеми членами СНГ, так и инициативной группой стран, входящих в Содружество. Группы стран-инициаторов создали такие значимые для центральноазиатских государств субрегиональные и международные организаций, как ОДКБ, ЕврАзЭС, ШОС.

В главе 3 «Роль внерегионального фактора в обеспечении безопасности в Центральной Азии» проанализирована внешнеполитическая деятельность в регионе таких ведущих геополитических сил как США, Китай и Россия. Отмечается, что стратегия США в отношении стран ЦА формировались как реакция на сиюминутные потребности. После 11 сентября 2001 г. главным действующим лицом, определяющим американские стратегические приоритеты, стало министерство обороны. Поэтому военная помощь быстро увеличивалась в 2002 и 2003 финансовых годах, но резко снизилась в 2004 - 2006 годах, когда относительная важность соответствующих военных баз стала уменьшаться.

Такая линия Вашингтона просматривается на уровне двусторонних отношений со всеми центральноазиатскими правительствами. Развертывание глобальной войны с террором спровоцировало США на разделение всех стран мира на две категории: друзей и врагов. Тем не менее, даже те центральноазиатские государства, которые выразили поддержку военных кампаний США в Афганистане и Ираке, обнаружили, что их взаимоотношения весьма далеки от стратегического партнерства. Масштабы американского военного присутствия в странах ЦА были менее важны для Вашингтона, чем долгосрочные права базирования.

Со своей стороны, Китай, исторически всегда рассматривая регион ЦА как сферу своих интересов, был весьма озабочен появлением американских военнослужащих в регионе. В свою очередь Вашингтон не проявил желания в предоставлении Пекину какой-то компенсации, потому что китайцы реагировали на угрозы своему будущему влиянию, а не на текущее положение дел. При сохранении нестабильности на Ближнем Востоке безопасность в макрорегионе Центральной Азии и Каспийского бассейна становится одним из важнейших направлений китайской внешней политики.

Одним из возможных вариантов развития событий в данном регионе в текущем десятилетии будет возобновление и усиление традиционного стратегического соперничества между крупнейшими державами, стремящимися к обеспечению своих интересов. Определяющее влияние на принятие того или иного сценария окажет эволюция российской политики, которая будет отражать внутриполитическое развитие в самой России, соотношение самых разных интересов, сдвиги в понимании общенациональных задач и источников угроз.

Россия присутствует в ЦА в двух качествах. С одной стороны, своей южной географической и культурной периферией она включена в геополитическое пространства региона. С другой – формально РФ является внешней силой, которая играет важную роль в поддержании баланса присутствующих в ЦА внешних сил. Вполне очевидно, что Москве удалось укрепить свое влияние в регионе. В этот политический курс вносятся коррективы с учетом нового стратегического присутствия Соединенных Штатов в регионе, но в его основе лежит убеждение, что «американцы здесь только на время, a Россия - навсегда». Одна из его характерных черт - растущий скептицизм в том, что касается возможностей регионального партнерства в области безопасности с участием нерегиональных государств, в особенности Соединенных Штатов, если такая политика выходит за пределы согласованных действий в борьбе с терроризмом.

Усиливается стратегический аспект российской политики на Каспийском море и в непосредственной близости от него. С конца 90-х годов прошлого века Москва изменила позицию, перейдя от поддержки принципа демилитаризации моря (за который также выступает Иран) к обеспечению российского военного присутствия в регионе.

Российские инициативы по укреплению безопасности в Центральной Азии свидетельствуют о смене стратегических ориентиров в отношении этого региона. Однако более вероятно, что влияние России в регионе в среднесрочной перспективе будет опираться скорее на потенциал в энергетической, а не военной области.

Более перспективным представляется сотрудничество России и Китая в сфере безопасности в Центральной Азии в формате ШОС, созданной изначально именно с целью укрепления безопасности стран- участников. В этом плане исходный механизм ШОС может быть использован в качестве основы некого подобия Организации по безопасности и сотрудничеству и как «программа-максимум», формирования широкого трансконтинентального оборонно-политического блока и нового типа геоэкономической интеграции.

В Заключени диссертации представлены ряд выводов и обобщений. В частности, отмечается, что:

- Существующие структуры безопасности столкнулись в современном политическом процессе с проблемой адаптации к новым реалиям. Встала необходимость переосмысления самой философии безопасности: в прежних системах международных отношений – версальско-вашингтонской, ялтинско-потсдамской – господствовало понятие «коллективной безопасности», при которой речь шла о концепции безопасности против кого-то или против чего-то.

- На первый план с учетом проблем регионализма выдвигается формирование системы «кооперативной безопасности» с ее «инклюзивным характером», направленной на кооперативное стремление уберечь участников системы от тех или иных угроз при учете интересов всех сторон и отказа от противостояния.

- В основе последовательности включения различных государств в глобальный процесс регионализации лежат следующие факторы:

  • четкое формулирование конкретных целей и задач, учитывающие их экономические реалии, политическую и культурную природу собственного государства и региона в соотношении с глобальными процессами развития;
  • способность содействия активизации интеграционных процессов в регионе для обеспечения его безопасности;
  • увеличение масштабов и расширение интеграционной базы, что предполагает качественный рост отношения субъектов к региону, их относительной самостоятельности, развития рыночной экономики и обогащение коллективного политического опыта;
  • соответствие региональных международных организаций потребностям обеспечения безопасности;
  • укрепление принципов и совершенствование институтов и механизмов международного сотрудничества, совершенствование правовой основы интеграционной деятельности.

-Отсутствие должного внимания руководства отдельных стран региона к насущным нуждам населения привело к глубокой депрессии базовых отраслей хозяйственной деятельности, что явилось основной причиной существенного обострения социально-политической ситуации в регионе.

  • Данное обстоятельство обостряет проблему учета внутренних факторов, воздействующих на нестабильность в регионе и обостряющих вопрос о безопасности.
  • Необходим также и анализ внешнего воздействия на страны региона как со стороны России и Китая, так и со стороны западных держав, Пакистана и Ирана.

- Особое внимание международного сообщества сразу после своего создания привлекла Шанхайская Организация Сотрудничества (ШОС), как новая региональная организация многостороннего сотрудничества. ШОС стремится к диалогу, обмену мнениями и сотрудничеству во всех формах с другими государствами и регионами.

- Новая модель безопасности и взаимодействия в Евразии свидетельствует о генезисе новой региональной международной организации, значение которой особенно актуально на фоне многочисленных этнотерриториальных, пограничных и иных конфликтов и противоречий и низкого уровня взаимного доверия на Азиатском континенте.

- Перед странами ШОС стоят общие проблемы обуздания сил, использующих Центральную Азию в качестве базы расширения и углубления национального сепаратизма, религиозного экстремизма и международного терроризма. Для противодействия этим трем вызовам страны - члены ШОС должны активнее координировать свои геополитические позиции и предпринимать необходимые совместные действия.

- Экономические предпосылки региональной интеграции являются предпочтительными, но, как показывает исторический опыт, отсутствие общих политических интересов создает существенные препятствия на пути глубокой регионализации, особенно в обеспечении региональной безопасности.

- В процессе региональной политики стран Центральной Азии следует, на наш взгляд, особо выделить проблему закрепления НАТО в регионе, в чем всеми силами препятствуют Россия и Китай из-за особой важности региона для общестратегической безопасности.

- Для избежания непосредственного геополитического подчинения той или иной стороной, страны региона вынуждены будут стремиться осуществлять лавирование между двумя центрами притяжения и проводить активный политический курс, направленный на получение определенных стратегических выгод от регионального соперничества России и Китая, с одной стороны, и НАТО - с другой.

- На примере региона Центральной Азии можно констатировать, что ему непосредственно угрожает экономический тоталитаризм с его претензией на эксплуатацию «мировой периферии». В этой связи остро встает вопрос о выстраивании глобальных сдержек и противовесов во взаимоотношениях Запад – мировая периферия.

Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены в следующих работах автора:

1. Проблемы региональной безопасности в Центральной Азии. // Вопросы теории и истории международных отношений. – Сб статей. Вып. 2. 2005. М., Научная книга, 2006. 0,8 п.л.

2. Взаимодействие ЕС с центральноазиатским регионом. // Современная Европа: проблемы и перспективы. М., Канон, 2006. 0,6 п.л.

Подписано к печати 10.11.2006.

Объем 1 п.л. Тираж 100 экз.

Отпечатано в Дипломатической академии МИД России


1 Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. М. 2006. С. 39.

2 Концепция национальной безопасности Российской Федерации. / Российская газета. 11. 07. 2000.

3 См. Договор об учреждении Евразийского экономического сообщества. Астана, 10 окт. 2000 г.; Концепция государственной национальной политики Российской Федерации. М. 1996; Соглашение о создании единой системы технического прикрытия железных дорог государств-членов Организации ДКБ. Душанбе. 28 апр. 2003 г.

4 См.; Государственный Совет Российской Федерации (материалы заседания Государственного совета Российской Федерации и официальные документы), февраль-ноябрь 2005, январь-июль 2006.

5 См. Региональное развитие: опыт России и Европейского Союза. / Рук. авт. колл. и отв. ред. А.Г.Гранберг. М., 2000; Состояние интеграции в СНГ. Доклад Центра Карнеги. М. 2004; Туркменистан в мировой политике. М., 2002; Узбекистан в мировой политике. / Обзор. Фонд им. Эберта. М., 2003.

6 Российский федерализм: опыт становления и стратегия перспектив. М., 1998.

7 Р. Абдулатипов, В. Михайлов, А.Чичановский. Национальная политика Российской Федерации: от концепции к реализации. М., 1997.

8 Рудов Г. Нам суждено жить вечно в дружбе: Документальные страницы российско-кыргызских отношений на рубеже веков. М., Бишкек, 2002; Я сердцем русский, духом евразиец: Диалоги посла Советского Союза, России Георгия Рудова и публициста Леонида Калашникова. М., Бишкек, Эркин-Тоо. 2002; Возрождение кыргызской государственности и развитие российско-кыргызских отношений: Методическое пособие к спецкурсу лекций для вузов. М., Бишкек, 2003; Кыргызстан – Россия. Сборник документов и материалов под ред. Рудова Г. Бишкек, 2001.

9 См. Возжеников А.В. Национальная безопасность России: методология исследования и политика обеспечения. М., 2002; Общая теория национальной безопасности / Под общей ред. А.А.Прохожева. М., 2002; Национальная идея России / Под общ.ред. Б.А.Аникина. М., 2002.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»