WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Принцип соразмерности ограничений их целям означает, что общая свобода действий человека может быть ограничена только настолько, насколько это необходимо для достижения преследуемой цели.

Принцип пропорциональности заключается в том, что при осуществлении тех или иных действий или при принятии решений, затрагивающих индивидуальные права и свободы, он требует обязательного наличия причинной связи между решениями или действиями органов власти и целями, ради которых эти действия предпринимаются.

Принцип необходимости означает, что при введении ограничений следует выбирать такие средства и способы, которые наименьшим образом будут воздействовать на установленные законом права и свободы.

Принцип целесообразности подразумевает, что для того, чтобы быть правомерными ограничения должны четко соответствовать целям.

Проведенный в главе 1 анализ позволил сделать вывод о том, что при введении определенных ограничений прав и свобод необходимо учитывать, какие цели при этом преследуются, каким образом определяются пределы и принципы таких ограничений и какие избираются средства и способы с учетом этих целей, пределов и принципов ограничения.

В главе 2 «Международно-правовые стандарты правомерного ограничения прав и свобод человека» на основе теоретических положений и полученных выводов анализируется система прав и свобод человека и их ограничений в международном праве, а также прослеживается реализация установленных международным правом ограничений прав и свобод человека в законодательстве Российской Федерации.

В параграфе 1 «Система прав и свобод человека и их ограничений» соискатель обращает внимание на то, что согласно международным документам пользование правами человека не должно ограничиваться, однако, когда это необходимо, они устанавливают четкие обоснования, конкретные пределы допущения ограничений прав и цели возможных отступлений от тех прав, которые гарантированы международными соглашениями. С одной стороны, это позволяет государству, ссылаясь на действие соответствующих международно-правовых норм, вводить вынужденные ограничения в пользовании определенными правами, а с другой – защищает граждан от произвольных действий государства по ограничению их прав.

Автором обозначена основная система ограничений прав и свобод, сделан обзор основных международно-правовых документов, содержащих общепризнанные стандарты самих прав и свобод человека, а также стандарты их ограничений. Сделан вывод о том, что международные стандарты в области ограничений прав и свобод человека представляют собой некий минимум для государств, представляющий их гражданам основные права. Приводится классификация основных прав и свобод человека по критерию допустимости их ограничения.

В параграфе 2 «Не подлежащие никаким ограничениям по международному праву права и свободы человека» рассматриваются права и свободы, которые ни при каких условиях не могут быть ограничены. Этой группе прав и свобод присущи такие характеристики как естественность, неотъемлемость и неотчуждаемость. Автор подробно останавливается на рассмотрении следующих прав и свобод этой группы: право не подвергаться пыткам и бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию; свобода от рабства и подневольного состояния; право на защиту нарушенных прав и свобод; право каждого обвиняемого в совершении преступления считаться невиновным до тех пор, пока виновность не будет установлена судом (презумпция невиновности); право на иммунитет от обратной силы закона; право не быть подвергнутым заключению за невыполнение договорных обязательств. На основе анализа международных документов автор приходит к выводу, что именно этот перечень не подлежащих ограничениям прав и свобод является устоявшимся.

В параграфе 3 «Ограничения прав и свобод человека, допустимые международным правом в обычных условиях» рассматриваются основные права и свободы, в отношении которых устанавливаются только цели ограничений, а детальное правовое регулирование ограничений этих прав уже должно осуществляться конкретным государством. К ним, например, в соответствии с Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. можно отнести: право на уважение личной и семейной жизни, а также на неприкосновенность жилища и тайны переписки; свободу мысли, совести и религии; свободу выражения мнения; свободу собраний и объединений; свободу передвижения. На основании рассмотренной практики Европейского Суда по правам человека, касающейся порядка введения правомерных ограничений этих прав и свобод человека, выявлены особенности практического толкования и применения норм об ограничениях прав и свобод.

Подчеркивается, что государство должно действовать в соответствии с законом и в пределах конкретных ограничительных положений международно-правовых документов, при этом соблюдая правило «строгого толкования». А значит, именно международное право закрепляет основы правомерного ограничения прав и свобод человека.

В контексте анализа ограничений прав и свобод автор особо останавливается на праве на жизнь и рассматривает вопрос о смертной казни. Автор убеждается в том, что в силу естественного и абсолютного характера самого права на жизнь смертную казнь нельзя считать ограничением права на жизнь. И здесь исходить из того, что если бы это было ограничением права на жизнь, то можно было бы говорить о лишении права на жизнь. Между тем, смертная казнь по своей сути представляет законное лишение жизни (а не права на жизнь), которое осуществляется в соответствии с законом по приговору компетентного суда за совершенное преступление.

В параграфе 4 «Ограничения прав и свобод человека, допустимые международным правом в условиях чрезвычайного положения» обосновывается вывод о том, что в международно-правовых документах содержатся схожие положения, касающиеся как чрезвычайного положения, так и общих условий ограничения прав и свобод человека в условиях действия режима чрезвычайного положения. Исходя из этого, автором проанализированы общие критерии допустимости ограничения некоторых прав и свобод в условиях чрезвычайного положения.

Автором исследуются международно-правовые гарантии применения чрезвычайного положения, которые также принято называть принципами, соблюдение и уважение которых должно обеспечиваться при введении режима чрезвычайного положения. Их условно можно разделить на две основные группы: 1) процедурные гарантии (принцип объявления и принцип уведомления) и 2) материальные гарантии (принцип исключительной угрозы, принцип пропорциональности, принцип недискриминации и принцип неприкосновенности основных прав).

Кроме того, автор обращает внимание на то, что законодательство многих стран (Аргентины, Бельгии, Грузии, Иордании, Молдовы, США, Франции, а также Российской Федерации) допускает возможность объявления чрезвычайного положения как на территории всего государства, так и на отдельной его части.

Отмечается, что в условиях чрезвычайного положения государство обязано официально объявить об отступлении от своих обязательств. Очевидно, что данное условие необходимо, чтобы государство не могло отступать от своих обязательств в случаях, когда такое отступление не оправдывается происходящими событиями. Это подтверждает то, что объявление чрезвычайного положения в государстве и вытекающие отсюда отступления от положений международных договоров являются действиями особой международной значимости, и поэтому остальные государства вправе быть об этом извещенными.

Автор приходит к выводу о том, что необходимость установления неких исходных условий и требований, в целях соблюдения которых можно в отдельных случаях допускать законные ограничения основных прав и свобод, с одной стороны, возлагается на отдельные государства, определяется их законодательством, а с другой стороны – на мировое сообщество в целом, которое посредством принятия комплекса международно-правовых документов закрепляет общие стандарты (руководящие начала) возможных ограничений прав и свобод.

Отмечается, что в настоящее время имеется необходимость определения дальнейших перспектив развития международного права в области ограничения прав и свобод человека. Показательным в этом отношении представляются нормы ст. 52 – 54 Хартии основных прав Европейского Союза (Ницца, 7 декабря 2000 г.1), согласно которым любое ограничение прав и свобод, признанных Хартией:

1) должно быть предусмотрено законом и соблюдать основное содержание этих прав и свобод (ст. 52);

2) может применяться: а) лишь при соблюдении принципа пропорциональности; б) и только в том случае, если они необходимы и действительно отвечают общим целям, признаваемым Европейским Союзом, или необходимы для защиты прав и свобод других людей (ст. 52);

3) ни одно из положений Хартии не должно толковаться как ограничивающее или наносящее ущерб правам человека и основным свободам в соответствующей сфере их применения, признанным международным правом и международными конвенциями, а также конституциями государств-членов (ст. 53);

4) ничто в Хартии не может толковаться как предполагающее право заниматься какой-либо деятельностью или совершать какие-либо действия, направленные на попрание прав и свобод, изложенных в Хартии, или на их ограничение в большей степени, нежели это предусмотрено Хартией (ст. 54).

Также для определения основных тенденций развития международной практики ограничения прав и свобод человека представляется необходимым опираться не только на практику Европейского Суда по правам человека, но и на решения иных международных региональных судебных органов (например, Межамериканского суда по правам человека и др.).

Рассмотрев общие условия и особенности ограничения основных прав и свобод человека, допустимых международным правом, как в обычных условиях (не связанных с чрезвычайностью), так и в условиях чрезвычайного положения автор делает вывод о бесспорности того факта, что, устанавливая обязательные условия и порядок допустимых ограничений прав и свобод человека, международное право при этом исходит из того, что каждое отдельное государство в пределах своей конституционной и законодательной компетенции конкретизирует эти условия и правила. Таким образом, говоря о допустимости ограничения отдельных прав и свобод, не менее важно учитывать и разумное взаимодействие международного и внутригосударственного права.

В параграфе 5 «Реализация допустимых международным правом ограничений прав и свобод человека в законодательстве Российской Федерации» автором исследуются ограничения прав и свобод человека, допустимые в Российской Федерации.

Диссертант отмечает, что согласно ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ должно быть обеспечено соответствие установленных законодателем ограничений нормам международного права. Согласно ч. 2 ст. 19 Конституции РФ запрещается установление ограничений прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения прав и свобод человека должны вводиться исключительно «в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства», при этом должна соблюдаться мера ограничений – ограничения могут устанавливаться только в той мере, в какой это необходимо для достижения установленных целей.

Конституция РФ предъявляет четкие требования и к форме допустимых ограничений прав и свобод. В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ ограничения прав и свобод человека должны закрепляться только в федеральном законе, который обязательно должен быть опубликован для всеобщего сведения (ч. 3 ст. 15 Конституции РФ).

Автор подробно останавливается на исследовании ограничений конкретных прав и свобод, допустимых Конституцией РФ, а также приводит примеры ограничений отдельных прав и свобод на основе других федеральных законов.

В этом параграфе также отмечается, что на уровне конституционного регулирования особого внимания заслуживают положения ст.ст. 55, 56, 87, 88 Конституции РФ, в которых регламентируется порядок, основания введения военного и чрезвычайного положения, перечисляются права и свободы, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах, включая введение военного или чрезвычайного положения. Необходимо особо подчеркнуть, что Федеральный конституционный закон «О чрезвычайном положении» не дает перечня прав и свобод граждан и других лиц, которые не подлежат никаким ограничениям со стороны государства в условиях введения чрезвычайного положения. Как уже было отмечено, такое перечисление дается в ч. 3 ст. 56 Конституции РФ. Причем приведенный в ней перечень прав и свобод несколько шире перечня ограничений, установленных международно-правовыми актами по правам человека.

Автор приходит к выводу о том, что рассмотренный материал объективно свидетельствует о наличии как общих черт, так и особенностей в нормах международных правовых актов разного уровня, а также между нормами международного права и положениями Конституции РФ.

С одной стороны, если ограничения прав и свобод человека установлены в противоречие с общепризнанными принципами и нормами международного права, то они не должны действовать и должны автоматически утрачивать свою силу. С другой стороны, не все права и свободы являются общепризнанными, и, следовательно, права и свободы, закрепленные в отдельных конкретных договорах, допускают ограничения также согласно соответствующим договорам.

При этом необходимо принимать во внимание, что при введении во внутригосударственное законодательство международно-правовые нормы о правах и свободах человека не меняют своей правовой природы. И в таком случае порядок реализации этих норм будет определяться нормами внутригосударственного права, если иное не определено международным договором.

В заключении изложены выводы, отражающие основные положения, содержащиеся в диссертационном исследовании, а также даны предложения по законодательному совершенствованию правовых основ ограничения прав и свобод человека.

В частности, диссертантом предложены следующие рекомендации:

1. Законодательно закрепить понятие «ограничение прав и свобод человека». Диссертантом предлагается следующая формулировка:

«Ограничение прав и свобод человека» есть допустимое международным правом и/или внутригосударственным правом вмешательство в права и свободы человека, отвечающее требованиям законности, необходимости, целесообразности и соразмерности преследуемой цели.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»