WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Один из ведущих российских ученых-международников Е.П. Ба­жанов продолжает серию монографий, посвященных исследованию современного мира. Книга «Китай: от Срединной империи до сверхдержавы XXI века» (М., 2007) представляет собой синтез политологического исследования отношений Китая с внешним миром, исторического труда и мемуаров непосредственного участника реализации политики нашей страны на китайском направлении.

Большой интерес представляют разделы книги – «Потенциал российско-китайского сотрудничества» и «Перспективы», посвященные современному состоянию связей и прогнозу развития КНР. В отличие от российско-американских отношений, в которых взаимная критика часто переходит в истерию, российско-китайские отличаются стремлением сотрудничать, договариваться и избегать конфликтов. Автор исходит из того, что основной пружиной нынешних российско-китайских отношений «является расклад сил на мировой арене» (с. 273).

Совпадение взглядов на глобальную обстановку позволяет Москве и Пекину в рамках «треугольника» занимать сходные позиции по многим международным вопросам (положение на Балканах, северокорейская ядерная проблема, ближневосточный конфликт, повышение роли и авторитета ООН, поддержание стратегической стабильности).

Не умалчивает Бажанов и о наличии «реальных и гипотетических» проблем в российско-китайских отношениях, которые при определенных условиях могут привести к трениям: территориальный вопрос, демография, культурные различия, экономические споры, тенденции внутреннего развития, геополитическое соперничество (СС. 302–330).

Анализ предложений китайских политологов о том, как следует скорректировать внешнюю политику в связи с превращением КНР в великую державу, позволяет автору прийти к следующему заключению: «Предлагаемая корректировка не противоречит российским интересам и может способствовать дальнейшему углублению двустороннего партнерства» (с. 347).

Оценивая роль КНР на мировой арене и в рамках «треугольника», коллектив сотрудников ИМЭМО РАН11 указывают на нецелесообразность нагнетания страха вокруг азиатского сверхгиганта. Плюс к этому, остаются неотрегулированными пограничные споры с Индией. Можно долго жить с нерешенными проблемами, в том числе территориальными. Но современный мир динамичен, а Китай – тем более.

Едва ли успокаивающе действует на соседей по региону (и не только на них) проводимая Китаем энергичная модернизация своих вооруженных сил. Ныне НОАК насчитывает 1600 тыс. человек, хотя парк вооружений, в основном, пока остается на уровне 1960–1970 гг. (с. 47). Осуществленный в январе 2007 г. перехват китайской баллистической ракетой орбитального спутника12 был явно рассчитан на демонстрацию новых возможностей страны. Если судить по широкому СМИ-резонансу вокруг этого события, то желаемый эффект был достигнут.

Для внешней политики Китая, как считает В. Михеев, типична тесная связь с задачей сохранения монополии КПК на власть (с. 15). Азиатский колосс внушительно заявил о себе как реальном конкуренте по ряду позиций таких традиционных суперакторов, как США, ЕС, Япония.

Подводя итоги развернутого в книге исследования, Г. Чуфрин сформулировал позицию: «как Россия, так и Китай заинтересованы в налаживании многостороннего сотрудничества по проблемам безопасности, разумеется, не только в пределах Северо-Восточной Азии, но и всего Азиатско-Тихоокеанского региона» (с. 317).

В отрасли знаний о евразийском регионе в России сосуществуют несколько направлений, по-разному относящихся к перспективам российско-китайских отношений. Основным на сегодняшний день представляется течение сторонников углубления российско-китайского сотрудничества. Основополагающая идея этой группы авторов состоит в том, что в отношениях между Россией и Китаем нет ничего такого, что органически предопределяло бы конфликтность их отношений. В этом ключе выдержаны публикации известных китаеведов Е.П. Бажанова, С.Л. Тихвинского, М.Л. Титаренко, М.С. Капицы, Л.П. Делюсина.

Представители второго направления акцентируют внимание на необходимости сочетания гибкости в отношениях с КНР с изучением возможностей для повышения способности России справиться с китайским вызовом в будущем, если таковой приобретет более тревожащие очертания. Как представляется, к такой логике тяготеют В.С. Мясников, А.Д. Воскресенский, С.Н. Гончаров, С.М. Труш.

Третье течение уместно было бы назвать «охранительным». Его представители склонны особенно тревожно воспринимать китайское проникновение на российский Дальний Восток и считают китайский вызов уже реальностью, а не перспективой. Сообразно тому, они сосредоточены на более активном поиске возможностей сдержать китайское давление или, по крайней мере, научиться канализировать его в неопасное для России русло. О реальности стратегического риска, которым может обернуться для России китайская военная мощь через 10–15 лет, недвусмысленно предупреждает известный российский специалист по военно-политическим проблемам А.Г. Арбатов13.

Переведенная и опубликованная в России книга четырех авторитетных американских специалистов14 по проблемам мирового хозяйства и КНР, представляющих влиятельные вашингтонские научные центры, стала первым результатом трехлетнего проекта «Китай: плюсы и минусы» (China: The Balance Sheet).

Американские авторы фокусируют внимание на стержневой проблеме: влияние развития Китая на американо-китайские взаимосвязи. Именно перспективы отношений двух держав-гигантов стали главной целью исследования. Эксперты явно относятся к сторонникам стратегии вовлечения Китая в действующую систему мировой экономики и политики, в противовес «ястребам» («China hawks») – сторонникам стратегии сдерживания КНР.

Важное место в анализе проблем двусторонних отношений занимает тайваньская проблема. По мнению авторов, политика Пекина в настоящее время сводится, скорее, к тому, чтобы предотвратить объявление политической независимости Тайваня, нежели склонить его к быстрому объединению (с. 188). Страна занята внутренними проблемами развития и поддержанием своего международного имиджа и не может позволить втянуть себя в военные конфликты.

В интересах США в рамках «треугольника» – стабильный, развивающийся Китай. Достаточно оптимистично оцениваются и перспективы эволюции политической системы, при условии сохранения руководства КПК и постепенной демократизации китайского общества. Развитие и упрочение Китая создает как новые возможности, так и угрозы для США в сферах экономики и безопасности. Проведение оптимальной взвешенной политики в отношении КНР должно, полагают американские ученые, минимизировать возможные угрозы и в полной мере использовать открывающиеся возможности сотрудничества с Китаем.

Особое место в ряду евразийской проблематики занимает новая книга Збигнева Бжезинского15 «Второй шанс: Три президента и кризис американской сверхдержавы». Демократ Бжезинский, принципиальный критик нынешней республиканской администрации, поднимает тему подъема азиатских гигантов Китая и Индии. Автор отмечает, что Джордж Буш-ст. и Билл Клинтон не скупились на слова, но реально мало что делали на российском направлении. В результате США пустили ситуацию в Евразии «на самотек». Недостаточное внимание к этому важнейшему вопросу, предупреждает он, чревато далеко идущими последствиями. Уже при втором Буше российско-китайские отношения стали теснее и доверительнее, чем отношения каждой из сторон с Америкой. Вошли в практику регулярные саммиты Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), российско-китайские военные маневры. Тем самым «стратегический треугольник» Никсона-Киссинджера оказался «вывернутым наизнанку». Новая геополитическая реальность потенциально угрожает интересам США16.

Выход на глобальную арену Китая и Индии, резюмирует автор, их сотрудничество с Россией практически предрешены. Повышение влияния стран Азии придает совершенно иное качество процессу глобализации. (На этом акцентировали внимание авторы выпущенного в 2004 году доклада Национального совета по разведке США «Карта будущего»)17.

В США имеются достаточно влиятельные сторонники всестороннего развития межгосударственных отношений в Евразии в рамках стратегического «треугольника» Россия–Китай–США. Не отрицая существования между странами противоречий, они считают, что противоречия нельзя преувеличивать и вполне можно преодолеть18. Либерально настроенные политологи (С. Бергер, Д. Шамбо, Н. Такер, К. Кларк) отстаивают идею двустороннего сотрудничества, нацеленного на получение возможности влиять на политику Китая посредством развития взаимной экономической заинтересованности и поддержки демократического движения внутри Китая19. Другая часть американских политологов настаивает на необходимости сдерживания Китая как нарождающегося полюса силы. Такого рода аргументы ярко выразили Р. Бернштайн и Р. Мунро20. В книге «Грядущий конфликт с Китаем» они утверждают, что это соответствует «четкому и твердому пониманию американских интересов».

В целом, западная историография характеризуется стремлением внимательно отнестись к ситуации в евразийском «треугольнике», выработать практические рекомендации «осторожного» обращения с Россией и Китаем, проводящими либеральные рыночные реформы и стремящимися на основе мощного экономического фундамента укрепить свои позиции на международной арене, нарастить стратегическую мощь, чтобы на равных с другими мировыми лидерами, прежде всего США, участвовать в формировании нового миропорядка.

Большинство американских авторов концентрирует внимание на проблеме эволюции «треугольника», анализе его роли и места на международной арене. Эти вопросы достаточно подробно рассматриваются в работах К.У. Алена и И.А. Мевалона, З. Бжезинского, К. Бергстена, Ф. Бергстена, П. Бертона, Л. Блумфилда, М. Бремента, Б. Вудварда, А. Даалдера, Р. Дональдсона, Д. Дрезнера, Х.С. Динга, Д. Ергина, Э. Файгенбаума, Ч. Фримена, Т. Густафсона, Б. Гилла, Э. Качинса, К. Кайзера, А. Коэна, Г. Киссинджера, Р. Коса, У. Кроу, Ф. Фукуямы, Х. Хардинга, Р.Д. Инглиша, Э. Этциони, Х. Ларди, Ю. Лехнера, М. МакФола, Д. Митчелла, Р. Маркуанда, Д. Мидоуса, П. Милфорда, Дж. Ная, И. Олсена, Дж. Рэндерса, К. Сигала, Р. Скалапино, Дж. Стефана, Д. Саймса, Д. Шэмбаугха, Ф. Стара, Т. Уилборна, Д. Ютза и др.21

Научная новизна исследования заключается в следующем:

  • проанализирован процесс эволюции стратегического «треугольника» Россия–Китай–США;
  • исследованы основные методологические подходы к проблеме сотрудничества и соперничества Китая и США, России и США, Китая и России, утвердившиеся в постбиполярный период;
  • исследована роль «треугольника» в выработке российской политики в отношении КНР и США;
  • осуществлен всесторонний анализ устоявшихся во внешнеполитической мысли и стратегическом планировании трех держав теорий мироустройства в Большой Евразии;
  • проведен сравнительный анализ моделей политики стран «треугольника» в различные периоды и их восприятие элитами и разными группами населения;
  • изучен американский фактор на российском и китайском направлении и место и роль США во внешнеполитической стратегии в Евразии;
  • определены и обоснованы пути и механизмы формирования системы безопасности в Большой Евразии;
  • спрогнозировано влияние образа Китая на российскую политику в отношении КНР и российско-китайские отношения посредством применения междисциплинарного подхода;
  • высказаны рекомендации относительно оптимальной линии отечественной дипломатии в рамках «треугольника» Россия–Китай–США.

Теоретическую и методологическую основу исследования составил междисциплинарный подход. Использованы методы системного и сравнительного анализа, в т. ч. с применением статистических методов, что позволило рассмотреть объект и предмет исследования в комплексе и динамике, выявить наиболее существенные элементы, их взаимозависимость и взаимообусловленность. В интерпретации материала и оценках соискатель исходил из многофакторного объяснения международных отношений, учета взаимосвязи внешней и внутренней политики государства.

Положения выносимые на защиту.

  • В течение нескольких последних десятилетий идет активный поиск цивилизованных подходов к строительству и налаживанию международных отношений на новых принципах. В этой связи назрел вопрос о формировании на континенте с участием стран «треугольника» такой новой Евразийской системы комплексного обеспечения безопасности, сотрудничества и развития, которая стала бы альтернативной военно-блоковой;
  • совпадение интересов России, Китая и США должно служить целям нераспространения ядерного оружия и борьбе против международного терроризма в Евразии, в частности в Центральной Азии, где исламисты-радикалы стремятся дестабилизировать существующую там обстановку. Здесь представляются важными совместные действия России, Китая и США в борьбе против этих реакционных проявлений на основе международного права, несмотря на имеющиеся между ними расхождения;
  • по нашему мнению, союзные отношения нового типа, не направленные против какого-либо конкретного государства, но против угрозы международного терроризма могли бы объединить Россию, Китай, США в их общей, отвечающей интересам выживания каждого из партнеров и союзников, борьбе против общей опасности;
  • в новом свете предстают российские интересы в Центральной Азии. Здесь одновременно существуют и противоречия между интересами всех вовлеченных в завязавшийся новый узел борьбы и взаимная заинтересованность друг в друге.

У каждого из партнеров есть свои интересы. Эти интересы каждый стремится защищать в первую очередь. Однако защищать их в одиночку невозможно. Поэтому возникает необходимость согласования интересов, определенного приспособления сторон друг к другу.

Главными и, в конечном счете, определяющими здесь, как, впрочем, и везде, являются интересы тех наций, для которых именно этот регион является ареалом их проживания. Это означает, что упомянутые нации будут бороться за свое выживание и свои жизненно важные национальные интересы, допуская лишь временное и ограниченное участие других, путь даже в военном и экономическом отношении более сильных, наций в делах региона;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»