WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Глава 2. «Переход к новому этапу сотрудничества и необходимость согласования его направлений, сфер и форм» посвящена анализу качественных сдвигов в европейской и российской экономике произошедших в течение срока действия СПС-94 и во многом предопределивших перспективы заключения нового Соглашения между Россией и ЕС.

Анализ тенденций развития экономики ЕС после расширения 2004 и2007 гг., позволил автору сделать следующие выводы. Различия в социально-экономическом развитии старых и новых членов ЕС наиболее ярко проявляются в движении трудовых ресурсов, которое, в отличие от движения товаров и капиталов, не является свободным в рамках ЕС. Можно прогнозировать сохранение ограничений на передвижение людей внутри Европейского Союза и дифференциации стран ЕС по условиям формирования рабочих мест и доходов.

Дифференциация будет охраняться и в торговле: страны- «старые» члены ЕС через свои ТНК продолжат глобальную экспансию, новые же страны-члены же через национальные предприятия или филиалы будут ориентированы преимущественно на европейские рынки. В движении капиталов будут проявляться межстрановые европейские различия в инвестиционной привлекательности: страны - «старые» члены ЕС по-прежнему будут выступать донорами, новые – реципиентами инвестиций.

Экономическая дифференциация внутри ЕС будет фактором, осложняющим формирование единой политики ЕС на наднациональном уровне, в том числе и заключение нового Соглашения с Россией, в силу различных позиций стран с разным уровнем социально-экономического развития в отношениях с Россией.

В работе представлен анализ современных позиций России в экономических отношениях с Европейским Союзом и на его основе - оценка актуальности ключевых положений СПС-94. Выводы, к которым приходит автор, таковы. К моменту истечения срока действия СПС-94 Россия из чистого реципиента инвестиций превратилась в инвестора-реципиента, а ее отношения с ЕС в настоящий момент – это отношения поставщика дорожающих в цене природных ресурсов и одновременно – владельца денежных капиталов, возникших во внешней торговле этими ресурсами, с одной стороны (РФ) и владельца несложных технологий и потребителя природных ресурсов, с другой (ЕС). Повышение финансовой стабильности российской экономики, а также бурный экономический рост азиатских стран позволяют ей географически диверсифицировать сырьевой экспорт и потребительский импорт, в том числе ослабив тем самым существовавшую до сих пор экспортную зависимость от Европы.

Сохраняется разрыв в обмене капиталами между РФ и ЕС: Россия, нарастив величину национальных капиталов в форме портфельных инвестиций и резервов, в отличие от Европы, пока не стала полноценным прямым зарубежным инвестором, в особенности, в Евросоюз. Потенциал создания новых зарубежных активов в реальном секторе у России пока низок и ограничен, в основном, рядом сырьевых отраслей и отраслей низкой степени переработки исходного сырья. Поэтому возможный экспорт ее капитала – это не столько эволюция товарного экспорта (с выносом производства за границу), сколько процесс размещения ее денежных капиталов в уже имеющихся активах за рубежом, т.е. фактически – перераспределение европейской собственности. Поскольку финансовые ресурсы сырьевого экспорта РФ концентрируются на национальном уровне, основными агентами, продвигающими инвестиционные интересы РФ в Европе, являются государство и крупный бизнес сырьевого профиля. Этот факт означает отключенность большинства российских предприятий обрабатывающего сектора и сферы услуг от проблем освоения европейского рынка как в торговле, так и- в особенности - в инвестициях. Таким образом, можно говорить о двойственности инвестиционного процесса РФ-ЕС.

Возможная конвертация финансового капитала, накопленного в РФ, в европейские активы (прежде всего, энергетические), является более прогрессивной формой обеспечения долгосрочной финансовой стабильности российской экономики и роста национального дохода, чем практикуемое до сих пор размещение национальных финансовых ресурсов в ценных бумагах государств – первоклассных кредиторов. Проблема безопасности РФ в отношениях с ЕС выходит за пределы безопасности энергетической, поскольку возможный обмен энергоактивами позволяет не только гарантировать стабильность спроса на российские энергоносители, обеспечить контролируемый транзит, а также справедливое для российских производителей ценообразование, но и решить более широкую задачу долгосрочной стабилизации российской экономики, базирующейся на сырьевых конкурентных преимуществах.

В энергетической сфере актуален переход к новой модели сотрудничества, основанной на более тесной координации энергетических стратегий и мер регулирования и ориентированной на совместные инвестиции и совместное разделение рисков, в том числе на цели повышения степени обработки сырья и материалов, в т.ч. на цели повышения

Старое Соглашение дает возможность осуществления прямых инвестиций на уровне классического частного сектора в большинство отраслей. Когда же речь заходит об инвестициях государства и контролируемых им структур, причем в стратегически важные отрасли, «мощности» старого Соглашения уже явно не хватает, что говорит о необходимости существенной модернизации его положений применительно к изменившимся условиям.

Реализация задач России в отношениях с Евросоюзом во многом зависит от позиции ЕС. Авторские выводы и оценки по результатам анализа этой позиции и вытекающей из нее проблем для реализации экономической стратегии России в Европе приведены ниже.

Повседневная практика отношений Европы с Россией, прежде всего, в сферах торговли и инвестиций, в разных пропорциях сочетает собственно экономические и политические обстоятельства и факторы. Рычаг «принятия – непринятия» России в члены ВТО– попытка компенсировать политическим конкурентным преимуществом (то есть – наличием такого членства у европейцев и возможностью влиять на процесс принятия России и других стран) отсутствие технологических преимуществ у стран ЕС по некоторым базовым продуктам товарооборота с Россией.

Равного партнера в инвестиционном сотрудничестве ЕС в России не видит. При этом опасения европейцев касаются не просто монополизации рынка энергопоставок компаниями, но более широко - увеличением прямого влияния России на Европу. Поэтому проект реформы энергетического рынка Европы связан с ограничением доли российских компаний в проектах транспортировки и распределения энергоресурсов в Европе.

Можно прогнозировать обострение борьбы в Европе за влияние на бизнес, учащение попыток усилить регулирование энергетического рынка и ввоза капитала в ущерб правилам свободной торговли, косвенным подтверждением чего является создание Средиземноморского Союза, продолжающего формирование зоны региональной либерализации.

В целом можно оценить расклад европейских интересов в сотрудничестве с Россией как преимущественно прагматичный. Это позволяет поддерживать сами отношения с Европой не в конфронтационном, а – хотя не всегда успешном, но - переговорном ключе. Можно предположить, что экономические интересы нынешних членов ЕС все-таки доминируют над чисто политическими, и расширения ЕС за счет новых членов не будет еще неопределенно долгое время. Но при этом не будут прекращаться попытки вовлечь в политическую орбиту ЕС новые страны обещаниями будущего членства.

Включение в новое Соглашение между Россией и ЕС положений о равноправном обмене энергоактивами осложняется в кратко- и среднесрочной перспективе геополитической доминантой в экономической политике наднациональных органов ЕС в отношении России; в долгосрочной перспективе это зависит от долгосрочных темпов экономического роста в ЕС, масштабов практической реализации программ развития альтернативной энергетики в Европе, а также условий транзита энергоресурсов в Европу.

В главе 3 «Предпочтительные цели и задачи сотрудничества Россия-ЕС в рамках нового соглашения о партнерстве» рассматриваются основные принципы и направления совершенствования правового механизма экономического сотрудничества Россия-ЕС, формулируются требования к конкретных положениям нового СПС, вытекающие из национальных интересов России и учитывающие современную позицию коллективных органов и наиболее активных стран-участников ЕС.

Автор формулирует свою позицию по кругу вопросов, необходимых для включения в новое Соглашение между Россией и ЕС и по структуре этого Соглашения. Он разделяет мнение о необходимости включения в него ряда гармонизированных правовых норм:

  • устанавливающие общие ценности, на которых базируются партнерские отношения, и принципы формирования общих экономико-правовых пространств, конструирующие и устанавливающие компетенцию и порядок работы институтов управления совместными пространствами и принятия обязательных решений по некоторому оговоренному кругу вопросов;
  • касающиеся порядка участия и статуса российских представителей в органах ЕС различного уровня, определяющие статус, права и обязанности личности и обеспечивающие свободу учреждения и экономической деятельности на территории друг друга, т.е. в пределах общих пространств, устанавливающие план-график сближения России и ЕС, демонтажа административных препятствий на пути свободного движения товаров, людей, услуг и капиталов в масштабах Большой Европы;
  • предусматривающие возможность модернизации договорных положений и наращивания партнерских отношений без формального пересмотра Соглашения;
  • перечисляющие области сотрудничества, касающиеся сотрудничества в энергетической сфере, регламентирующие порядок применения мер антикризисного регулирования.

Автором проведена классификация факторов российско-европейского экономического сотрудничества, поддерживающих различные сценарии экономического развития России.

Выявленные факторы разделены автором на две группы. Первая группа факторов оказывает позитивное (+) либо негативное (-) влияние на реализацию сырьевой стратегии РФ.

  • геополитическая доминанта в политике органов ЕС (-), политизация экономических отношений с новыми членами ЕС с относительно менее конкурентоспособными экономиками (-), отсутствие единой согласованной политики всех стран-членов ЕС в вопросах экономического сотрудничества(+);
  • прагматичность экономического поведения европейского бизнеса (+), ядра ведущих стран ЕС и значительной части стран – новых членов ЕС(+), возможность реализации проектов транзита энергоресурсов в обход России (размывания транзитного потенциала России) (-);
  • централизация финансовых потоков от сырьевого экспорта и рост капитализации российских добывающих компаний (+), вытеснение европейских партнеров из капитала добывающих компаний (+), создание высоколиквидных национальных финансовых резервов (+), непрозрачность крупного энергетического бизнеса и участия в нем государства для европейских партнеров (-), лояльность ЕС политике географической диверсификации поставок российских энергоресурсов в Европу (+).

. Вторая группа факторов оказывает позитивное (+) либо негативное (-) влияние на реализацию инновационной стратегии РФ:

  • относительно слабые внутренние институциональные стимулы для предпринимательства и инноваций в российской экономике(-), риск монополизации и сохранения низкой эффективности высокотехнологичных отраслей в результате создания государственных корпораций (-)
  • доминирование портфельных инвестиций и резервов над прямыми инвестициями в структуре российского платежного баланса (-), доминирование крупных корпораций, в т.ч. с государственным участием, в структуре экспорта России в страны ЕС (-);
  • готовность ЕС делиться технологиями(+), прагматичность экономического поведения европейского бизнеса (+-), наличие многолетнего переговорного опыта МЭРТ с европейскими партнерами по линии взаимной торговли и инвестиций (+), слабость национальной финансовой системы (-); низкий частный спрос на инновации в российской экономике (-); благоприятные перспективы экономического роста в РФ (+); перспектива вступления России в ВТО (-).

Как показал проведенный анализ, противодействующих и содействующих факторов примерно поровну, однако их значимость разная, кроме того, между ними существуют взаимосвязи, корректирующие веса факторов. Поэтому первая главная задача России в выстраивании отношений с ЕС – взаимоувязка сырьевых и инновационных ориентиров в собственной стратегии.

Кроме того, внешние факторы реализации этих двух стратегий складываются по-разному для каждой из них. В сырьевой стратегии явным противодействующим фактором является политика наднациональных органов ЕС, а политика бизнеса и отдельных прагматичных правительств ей скорее содействует.С иным раскладом мы сталкиваемся при анализе внешних факторов реализации инновационной стратегии. Если ЕС не готов делиться активами энергетическими, то высокотехнологичные – во всяком случае, на уровне деклараций, он готов предоставить России. А вот прагматизм европейского, да и российского бизнеса здесь вряд ли будет на 100% содействующим фактором, т.к. экономическая целесообразность высокотехнологичного инвестирования в Россию пока неочевидна.

Таким образом, важнейшая задача России в экономических отношениях с ЕС - балансировка экономической политики на основе выбранной стратегии развития и с учетом распределения поддерживающих и противодействующих факторов. Ниже представлен разработанный автором вариант основных направлений этой политики.

Успешная реализация приоритетной для России инновационной стратегии сама по себе может снизить зависимость российской экономики от конъюнктуры мировых рынков сырья и, соответственно, от необходимости «замораживать» значительную часть национального богатства в низкодоходных зарубежных активах. Реализация инновационной стратегии без ущерба для финансовой стабильности экономики, пока еще базирующейся на сырьевых конкурентных преимуществах, возможна, на наш взгляд, при следующих условиях:

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»