WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Диссертация состоит из введения, четырех глав, объединяющих 14 параграфов, заключения и библиографического списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования и научная новизна, степень разработанности темы, определяются цели и задачи, предмет и методологическая основа исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

Глава 1. – «Сопоставление понятий «земля» и «территория» в международном и национальном праве» – состоит из трех параграфов.

В параграфе 1 – «Обзор международно-правовой литературы» – приведены исходные данные о Земле как объекте международного права. В диссертации термин «земля» обозначает не планету, не весь земной геоид, а только сухопутную часть Земли, которая составляет часть государственной территории. Напоминается, в контексте темы, о двух теориях юридической природы территории государства. В рамках первой («объектной») теории и в отношении территории, и в отношении конкретных земель (в пределах территории государства) осуществляется одно и то же право – право собственности. А в случае «столкновения» права собственности государства (над территорией) и права собственности частного лица (над конкретным земельным участком) частной собственник «должен уступить» – во имя «целей общественных».

Вторая - теория территории государства как пространства осуществления государственной власти. Ключевое положение этой теории: в реальности нет права собственности на территорию государства; она не является объектом частного права. С этим вторым подходом, отрицающим наличие права собственности на государственную территорию в контексте реальностей современных международных отношений и международного права, согласуются и национальное (внутригосударственное) право России.

В параграфе 2 – «Обзор применимого национального права (на примере права России и США)» – рассматриваются законодательные подходы России и США к соотношению понятий «земля» и «территория». По смыслу Конституции США, государственная территория США состоит из территорий штатов. Территории (territories) в свою очередь, состоят из разных категорий земель: земель, доступных для общественности (public lands); частных земель (private lands); земель, содержащих полезные ископаемые (mineral lands) и т.д. Эти земли – в отличие от государственной территории США – являются объектом собственности: федеральной, штата, частной и т.д.1

Что касается российского законодательного подхода, то в юридической литературе он представлен следующим образом: необходимо отграничить понятие «земля» (как природный ресурс) от понятия земли как части государственной территории. Земля как природный ресурс может находиться в собственности. Земля как государственная территория – в собственности находиться не может; это – международно-правовое, а не гражданско-правовое понятие. В Конституции РФ термин «земля» используется не в смысле части государственной территории России, а в смысле природного ресурса, а именно – поверхности суши с обозначенными границами и почвенного слоя под ней. Конституционный термин «земля» не охватывает недра, земное пространство ниже недр, воздушное пространство над земной поверхностью, примыкающие к поверхности суши морские воды. Как часть государственной территории, земля включает в себя, кроме поверхности суши и почвенного слоя, иные компоненты: дно водоемов и водотоков; недра2.

В параграфе 3 – «Характеристика прав иностранных государств на земельных участках в пределах государственной территории России» – речь идет об учете конкретных механизмов российского законодательства (некоторые из них отличаются от зарубежных аналогов) для оценки возможностей реализации прав иностранного государства на территории России. Показано, что приобретение иностранным государством или, по его поручению, иностранным лицом земельного участка на территории России исключительно на основе российского законодательства, в т.ч. для правомерных общегосударственных целей (например, для строительства здания торгового представительства), сопряжено с существенными рисками. Они обусловлены, прежде всего, тем, что многие вопросы в российском гражданском и внешнеэкономическом законодательстве прописаны не четко, важные альтернативные управленческие решения оставлены на усмотрение должностных лиц. Ввиду этого делается вывод о том, что обозначенные цели иностранного государства оптимальнее достигать посредством заключения соответствующего международного договора.

Глава 2 – «Международное право о подземных правах государств» состоит из четырех параграфов.

В Параграфе 1 – «Участок земной коры как компонент государственной территории» – земная кора рассмотрена как международно-правовое понятие и как часть государственной территории. Правовой режим земной коры целостно не определен договорными нормами международного права. Подземная государственная граница не демаркирована3; подземный предел такой территории определен на практике не международным договором, а только национальным законом, причем у разных стран такие пределы разные. Правовой режим конкретного участка земной коры неизбежно определяется посредством учета взаимодействующих норм международного права (весьма общих) и национального права соответствующего государства (иногда – весьма четких).

В параграфе 2 – «Права иностранных государств на участок земной коры, обозначенный на поверхности земли государственными границами (на примере законодательных подходов России и США)» – рассмотрены, прежде всего, применимые к установлению статуса недр положения международного права; затем охарактеризованы, в этом контексте, применимые установления национального законодательства о недрах (при сравнении соответствующих законодательных подходов России и США); на основе этого показаны возможности совершенствовании российского законодательства о недрах в части, затрагивающей режим земной коры. Она в пределах государственных границ США включена, согласно общему праву США, в состав государственной территории. Вся земная кора в таких пределах составляет «недра США». Согласно законодательству США о природных ресурсах, в частности, о разработке металлосодержащих руд, недра – это все, что находится глубже растительного слоя поверхности Земли и почвы. Право США исходит из четкого юридического предела протяженности недр в глубь Земли; этот предел – центр планеты. В юридической литературе отмечены и плюсы, и недостатки «максималистского» подхода американского законодателя4.

В отличие от американского, российский законодатель не заявил о правах на всю земную кору до центра планеты. Недра (а не земная кора) являются частью территории России, а на такую территорию распространяется суверенитет Российской Федерации (ч. 1 ст. 4 Конституции РФ). Согласно преамбуле Закона «О недрах», недра – это часть земной коры, расположенная ниже почвенного слоя, а при его отсутствии – ниже земной поверхности и дна водоемов и водотоков, простирающаяся «до глубин, доступных для геологического изучения и освоения». Недостаток федерального закона «О недрах» (самоограничение государственной территории России через ограничение понятия «недра» только частью земной коры) можно исправить.

Параграф 3 – «Договоры между Германией и Нидерландами 1939 и 1952 годов о правах Нидерландов на подземные работы на территории Германии» – посвящен анализу договорно согласованного механизма реализации прав одного государства в подземном пространстве, расположенном в государственных границах другого государства. По смыслу договоров, месторождения угля находились по обе стороны государственной границы между Германией и Нидерландами, но именно голландские предприниматели начали разработку этих месторождений. С учетом реально осуществляемых Нидерландами под землей Германии горных работ, между Германией и Нидерландами в 1939 г. был подписан «Договор для определения рабочей границы угольных разработок, осуществляемых по обе стороны от границы вдоль реки Ворм»5. В соответствии с Договором 1939 г. в части полицейского, горного надзора за подземными работами применялись законы и правила того государства, на территории которого уголь доставляется на поверхность земли. Таким же образом регулировались трудовые отношения рабочих и служащих, занятых в подземных работах. Правонарушения, совершенные при подземных работах, рассматривались как совершенные в пределах государства, на территории которого уголь доставлялся на поверхность земли. Этот механизм был укреплен, его сфера применения расширена последующим договором между этими государствами, заключенным в 1952 г., который устанавливал новую границу горных разработок. При этом, в отличие от предыдущего договора, Договором 1952 г. была ограничена глубина подземного пространства, находящегося под двумя земельными участками – не более 280 метров. Договор 1952 г., кроме того, расширил права Нидерландов в обозначенных подземных пространствах Германии: полицейский контроль, горный надзор, правовое положение рабочих и служащих определялось законодательством Нидерландов. Неправомерное действие или бездействие в ходе подземной деятельности рассматривалось как имевшее место на территории Нидерландов. Для целей импортных и экспортных пошлин, запретов и ограничений, считалось, что уголь разрабатывается в Нидерландах. В порядке баланса предусмотрены ограничения прав Нидерландов на иностранной территории: запрещены наземные угольные разработки со стороны Нидерландов; соотношения между голландскими правами владения угольными разработками и германскими правами на поверхлежащие участки земли, расположенными на территории Германии, определялось, согласно Договору 1952 г., по праву Германии. Т.е. в данном случае договорная практика обозначила механизм реализации экономических прав одного государства в подземных районах, лежащих под землями другого государства. Посредством договорно оформленной юридической фикции совершенные здесь правонарушения, в т.ч. и уголовные преступления, считались совершенными на территории другого государства. Это другое государство и осуществляло в данных подземных районах свои властные полномочия (полицейские, таможенные, административные, судебные).

Параграф 4 – «Российское законодательство, применимое к земельным участкам на иностранной территории, а также имуществу России, находящемуся на таких земельных участках и под ними» - посвящен анализу обозначенного российского законодательства на фоне применимых норм международного права. По советскому законодательству (Постановление Совета Министров СССР «О порядке приобретения, отчуждения и аренды земельных участков, зданий и сооружений, находящихся за границей, и их регистрации и учета» от 25.11.80 г. № 10896) приобретение и аренда земельных участков, находящихся на иностранной территории, а также приобретение или строительство зданий, сооружений на земельных участках, предоставляемых в пользование на условиях взаимности, могли осуществляться на основе международных договоров СССР. Изданный Президентом России в 1993 г. Указ «О государственной собственности бывшего Союза ССР за рубежом» № 2017 носит юридически не однозначный характер. Согласно п. 1 Указа Российская Федерация, как государство-продолжатель Союза ССР принимает на себя все права на недвижимую и движимую собственность бывшего СССР, находящуюся за рубежом, а также выполнение всех обязательств, связанных с использованием этой собственности. Вместе с тем, Указ все права Советского Союза на иностранной территории свел к праву собственности. Тем самым, по сравнению с законодательством СССР, был существенно обеднен перечень земельных участков и соответствующих объектов, находящихся на иностранной территории, которыми управлял Советский Союз. Так, вне действия Указа 1993 г. оказались земельные участки, находящиеся в пользовании СССР, в т.ч. бессрочном; на условиях льготной аренды и т.д. Этот юридический недочет, допущенный в 1991-1993гг., стал «тиражироваться» в последующих нормативных актах Российской Федерации. К ним можно отнести Постановление Правительства РФ «Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом» от 05.01.95 г. № 148. Вместо международно-правового уровня (договор СССР с иностранным государством) акцент сделан на принятие национально-законодательных актов России. В 1999 г. был принят обеими палатами Федерального Собрания России Федеральный закон «Об управлении собственностью Российской Федерации, находящейся за рубежом». Позитивным фактом следует считать отклонение этого закона Президентом Российской Федерации.

Глава 3 – «Международно-правовые возможности экономического использования государством участков земли на иностранной территории» - состоит из 4-х параграфов.

В Параграфе 1 – «Концепция международного сервитута» – дан обзор наиболее проработанных в международно-правовой литературе концепций международного сервитута. Эта концепция сводится не только к описанию прав одного государства на сухопутной территории другого государства, но и иных прав, причем весьма разных, обусловленных неодинаковыми международно-правовыми источниками, представляющими разные отрасли международного права. В посвященной международным сервитутам книге Вали Ф.А. речь идет: о праве мирного прохода судна одного государства через территориальное море (как часть морской государственной территории) другого государства; о международной аренде морских портов; о праве транзита судов одного государства через трансграничную реку, протекающую по территории другого государства и др. Но при толковании норм о мирном проходе через территориальное море международные суды и арбитражи не использовали термин «международный сервитут». Не употребляется этот термин и в универсальных морских конвенциях, предусматривающих нормы о праве мирного прохода: в Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне 1958 г. (ст. 14) и Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. (ст. 17)9. Нет необходимости прибегать к концепции международного сервитута и при характеристике правового режима морских портов или международных рек10.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»