WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Территория Ватикана принадлежит Святому престолу в порядке вещного права (dominium), что не характерно для признанной в современном международном праве пространственной теории государственной территории, предполагающей не столько право dominium, сколько imperium. Кроме того, целью государственной территории является обеспечение жизнедеятельности проживающего на ней населения и функционирования государственных структур, в то время как цель Ватикана состоит в обеспечении суверенитета и независимости Святого престола.

Ватикан также не имеет населения, поскольку лица, проживающие на его территории, фактически выступают лишь в качестве служащих, призванных или нанятых Ватиканом для выполнения конкретных функций, в то время как в соответствии с принятым в социологии определением населения свойством, отличающим его от других общественных групп, является способность к самовоспроизводству.

Ватикан также не обладает свойством государственной власти, поскольку, кроме наличия фактических органов управления, которые в действительности существуют, рассматриваемый субъект должен также быть источником этой власти в юридическом смысле слова, в то время как источником власти в Ватикане является другое самостоятельное правовое образование – Святой престол. Ватикану также не свойственно качество суверенитета, поскольку в соответствии со ст. 3 и 4 Латеранского договора суверенитетом по отношению к нему обладает Святой престол, в силу чего он является источником правового порядка данной территориальной единицы и вышестоящей властью в смысле субординации.

В результате изучения системы органов управления Ватикана и основных нормативно правовых актов, регламентирующих его функционирование, автор приходит к выводу, что с формально-правовой точки зрения Ватикан не может быть признан теократической монархией, поскольку не соответствует основному выдвигаемому в юридической доктрине качеству теократии: отождествлению церкви с государством с целью реализации в данном государстве религиозно-правовых предписаний5. В этой связи форма правления в Ватикане может быть определена как выборная монархия особого типа.

В рамках правового порядка Святого престола сформировалась относительно обособленная группа норм, регулирующих отношения, связанные с функционированием Ватикана. Вместе с тем, по мнению автора, упомянутые нормы не образуют самостоятельного правового порядка Ватикана, поскольку Латеранский договор недвусмысленно поместил его в рамки правопорядка Святого престола, выступающего по отношению к Ватикану в качестве суверена. В этом же духе выдержаны положения канонического права. Более того, все законодательные акты Ватикана утверждаются папой или принимаются на основе данных им полномочий. Вместе с тем, нельзя отрицать формирование своеобразной отрасли – права Ватикана, объектом регулирования которой выступают отношения по поводу использования данной территориальной единицы.

Третий параграф второй главы («Правовой статус католической церкви») посвящен изучению современного правового положения Вселенской католической церкви и национальных церквей.

Вселенская католическая церковь не может быть признана субъектом международного права, несмотря на то, что выступает по отношению к Святому престолу в качестве первичного правового порядка. В этом смысле разработанная каноническим правом теория «societas perfecta» не может быть перенесена в международно-правовую плоскость и применима лишь как составная часть церковной доктрины.

Тот факт, что Святой престол как суверенный правовой порядок обладает качеством международной правосубъектности, не означает признания аналогичного статуса в целом за католической церковью. Это противоречит как международной дипломатической практике, так и сложившимся в международном праве подходам к вопросу о природе международной правосубъектности. Кроме того, на практике все учреждения католической церкви, за исключением ее руководящих органов, находятся в юрисдикции отдельных государств. С учетом этого, логика признания за церковью международной правосубъектности неизбежно приводит к необходимости разделения той ее части, которая находится в юрисдикции государств, и учреждений, действующих на территории Ватикана.

В четвертом параграфе второй главы («Правовое взаимодействие институтов «Святой престол», «Ватикан» и «католическая церковь») автор рассматривает с международно-правовой точки зрения соотношение институтов Святого престола и церкви, а также характер правовой связи между Святым престолом и Ватиканом.

Внутренний правовой порядок католической церкви является первичным по отношению к правопорядку Святого престола, однако в этом смысле церковь выступает как идеологическая основа его деятельности, а не равный ему по международному статусу субъект. Святой престол персонифицирует церковь во взаимоотношениях с другими участниками международного сотрудничества, в связи с чем любое право, признаваемое за Святым престолом, одновременно признается и за католической церковью в целом.

В международной доктрине оформились монистическая и дуалистическая теории правового взаимодействия Святого престола и Ватикана.

Монистическая теория признает лишь Святой престол в качестве субъекта международного права, в то время как Ватикан рассматривается лишь в качестве территориальной единицы, не обладающей качествами субъекта международного права. Автор исследования придерживается данной концепции, приводя развернутую систему аргументов на этот счет на основе тезисов, сформулированных в предыдущих частях работы.

В рамках дуалистической теории признается наличие двух самостоятельных субъектов международного права – Святого престола и Ватикана. Сторонники данной концепции, как правило, признают Ватикан государством, обладающим определенными особенностями. В свою очередь, наличие государства непременно влечет за собой наличие субъекта международного права. Данной позиции придерживаются, прежде всего, авторы, формально связанные со Святым престолом, что свидетельствует о приверженности самой католической церкви данной точке зрения.

В этой связи рассматриваются также возможные варианты «вертикальной» связи Святого престола и Ватикана в рамках известных международному праву моделей подчиненного положения одного субъекта другому: вассальная зависимость, протекторат, личная и реальная унии. На основе анализа характеристик упомянутых институтов автор приходит к выводу, что правовые взаимоотношения Святого престола и Ватикана не подпадают по известные международному праву формы подчиненного положения одного субъекта в отношении другого и представляют собой отношения особой природы, искусственно созданные Латеранскими соглашениями и римским каноническим правом.

В третьей главе исследования («Практические аспекты международной правосубъектности Святого престола») выявляются, анализируются и систематизируются международно-правовые аспекты внешнеполитической деятельности и дипломатической службы Святого престола, приводится правовая характеристика конкордатов как особого вида международного нормотворчества, а также исследуются особенности членства Святого престола в международных организациях.

В первом параграфе третьей главы («Правовые аспекты дипломатической деятельности Святого престола») автор рассматривает историю формирования и структуру центральных органов внешних сношений Святого престола и его дипломатических представительств, дает характеристику Святого престола как постоянно нейтрального субъекта международного права, выявляет особенности внешнеполитической деятельности Святого престола.

Уникальное положение Апостольского престола в системе субъектов международного права, его особая правовая природа и религиозная специфика обусловливают методы его деятельности на международной арене, направленность внешнеполитических целей и приоритетов. Основным вектором политики папства являются вопросы защиты прав и свобод человека, прежде всего религиозных, и церкви в целом, а также деятельность по предотвращению международных конфликтов.

Внешняя политика Святого престола характеризуется следующими отличительными особенностями:

- активное использование Святым престолом наряду с центральными органами управления и дипломатическими представительствами возможностей национальных церквей для достижения своих внешнеполитических целей;

- основной задачей папских нунциев является поддержание связи между папой и епископами в национальных государствах и обеспечении тем самым единства церкви, в то время как функция развития двусторонних политических отношений между Святым престолом и государством пребывания является вторичной;

- в связи с религиозным характером политики Святого престола одним из приоритетных направлений его внешнеполитической деятельности является защита привилегий церкви, а также религиозных прав и свобод человека;

- признанный международным сообществом нейтралитет Святого престола и Ватикана в соответствии со ст. 24 Латеранского договора. Автор анализирует современное учение католической церкви о войне, сформулированное в энциклике «Pacem in terris» («Мир на земле») 1963 г. и документах II Ватиканского собора (1962 – 1965 гг.), которое осуждает любые формы военного решения международных споров;

- превалирование посреднической деятельности в целях разрешения международных споров исключительно мирными средствами. В качестве примера подобной деятельности Святого престола автор подробно анализирует участие папы в качестве посредника в аргентино-чилийском споре по поводу принадлежности группы островов в проливе Бигл (1984 г.).

Во втором параграфе третьей главы («Международные договоры Святого престола и Ватикана») содержится международно-правовая характеристика особого вида международных соглашений с участием Святого престола – конкордатов.

Апостольский престол является участником целого ряда многосторонних и двусторонних международных договоров, однако основным инструментом регламентации его политических отношений с государствами выступают конкордаты. При этом особенность конкордата как самостоятельного вида международного нормотворчества состоит в том, что объектом его правового регулирования являются отношения как международного, так и исключительно внутригосударственного характера.

В доктрине международного права сложились две группы теорий о правовой природе конкордатов:

- концепции, отрицающие международный характер конкордатов и рассматривающие их в качестве актов, относящихся исключительно к внутренней компетенции государства или церкви (теория привилегий (в том числе концепция квазидоговора) и теория легитимности). Данные теории рассматривают конкордаты исключительно как привилегии, предоставленные одной стороной данного соглашения другой: церковью государству (теория привилегий) или государством церкви (теория легитимности). Вместе с тем, исходя из положений современного международного права, данные концепции не могут быть приняты. Во-первых, они рассматривают конкордаты как договоры, касающиеся только внутренних вопросов осуществления религиозного культа, не принимая во внимание их международно-правовую составляющую. Во-вторых, конкордаты представляются как соглашения государства и внутренней церковной организации, что является отголоском средневековой практики, когда они заключались местными епископами.

- теории, признающие конкордаты международными договорами sui generis, заключаемыми между Святым престолом и государствами. Современная международно-правовая доктрина исходит из положений данной концепции, признавая конкордаты в качестве международных договоров, юридически оформляющих сотрудничество Святого престола с различными государствами. В таком качестве данные соглашения признаются Комиссией международного права источниками международного права6, а к их положениям применимы нормы Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

По мнению автора, международное право не ограничивает своих субъектов в отношении предмета их компетенции, будь то светские или духовные вопросы. Вместе с тем, особенности содержания международного соглашения, не влияют на его действительность постольку, поскольку не нарушают норм jus cogens. Таким образом, нет оснований для препятствования распространению норм международного права на международные соглашения Святого престола, включая конкордаты. В этой связи в отношении конкордатов должно применяться требование «pacta sunt servanda», нашедшее свое выражение в основных принципах международного права и подтвержденное Уставом ООН.

В международной практике встречается три возможных формы заключения конкордата.

- в виде единого акта, который подписывается, ратифицируется и публикуется сторонами, после чего вступает в силу. В данном случае по своей форме конкордат аналогичен стандартному международному договору;

- в виде двух самостоятельных законодательных актов каждой из сторон, предусматривающих их права и обязанности. В такой форме был, например, заключен упомянутый Вормский конкордат 1122 г.;

- в виде церковного документа (папской буллы или бреве), который впоследствии должен быть принят и опубликован официальными властями соответствующего государства. Таким образом, в частности, издаются так называемые «округораспределительные» буллы папы, представляющие собой особый вид конкордатов, оформляющих изменение границ между диоцезами.

В зависимости от состава сторон конкордаты можно подразделить на:

- государственные, т.е. заключаемые Святым престолом с государством в целом;

- региональные, стороной которых выступает субъект федеративного или конфедеративного государства (например, конкордаты с федеральными землями ФРГ).

Автор предлагает следующее определение конкордата: регулируемое международным правом соглашение между Святым престолом и конкретным государством, устанавливающее принципы их двусторонних отношений, определяющее правовое положение и условия деятельности католической церкви в данном государстве и гарантирующее ее взаимодействие со Святым престолом.

В третьем параграфе третьей главы («Членство Святого престола в международных организациях») рассматриваются особенности членства Святого престола и Ватикана в международных организациях, прежде всего системы ООН.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»