WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
  • воля к ответным действиям;
  • вероятность и уверенность;
  • гарантированное взаимное уничтожение;
  • недопущение СИВ;
  • определение потенциального агрессора;
  • система «раннего предупреждения» в информационном контексте;
  • использование наступательных технологий.

По мнению американских экспертов, сегодня необходима новая парадигма – «ноополитика». Это форма политического руководства, которая взаимодействует с ноосферой – самым широким информационным пространством сознания, в котором объединено киберпространство. Ноополитика – это метод реализации внешней политики в информационную эпоху, подчеркивающий первенство идей, духовных ценностей, моральных норм, законов и этики, основанный на применении «мягкой», а не «грубой» силы. Особо подчеркивается, что руководящим мотивом ноополитики не могут быть национальные интересы, определенные в терминах государственности. Национальные интересы по-прежнему будут играть важную роль, но они должны быть определены больше в общечеловеческом, а не государственном масштабе и быть интегрированы с более широкими, даже глобальными, интересами в расширяющуюся транснациональную сетевую «структуру», в которую внедрены участники международных отношений.

Таким образом, можно констатировать факт начала проведения изменений в области внешней и внутренней политики США в информационную эпоху. Основной концепцией является информационная стратегия, а одним из ее компонентов будет Стратегическая информационная доктрина, как главный концептуальный документ реализации принципов информационного противоборства на поле боя в конфликтах новой эпохи.

Заключение. Проведенное исследование позволило рассмотреть взгляды военно-политического руководства США на информационное противоборство и его ведение в рамках информационных операций вооруженных сил США. Отражены различные этапы зарождения, становления и развития теории и практики информационной борьбы: в масштабах всего государства и в рамках вооруженных сил США.

В результате проведенного исследования диссертант пришел к следующим выводам:

1. Современные идеи и материальные основы информационного противоборства формировались одновременно с развитием глобальной информационной среды, информационной сферы общества. Руководству США в середине 90-х годов стала очевидна необходимость разработки единой национальной информационной стратегии, которая получила воплощении в создании ряда структур, чья деятельность состояла в выработке предложений, позволяющих принимать контрмеры против угроз в быстро меняющейся информационной и технологической средах.

2. На межгосударственном уровне, США, имеющие богатый опыт и отработанную систему осуществления информационно-психологического воздействия (управления восприятием), проверенную в годы «холодной войны» и отработанную в ходе локальных войн и вооруженных конфликтов стали адаптировать ее в новых международных условиях. Параллельно с этим реализовывались информационно-технические аспекты воздействия на информационные ресурсы и информационные системы, не позволяющие потенциальным противникам использовать технологические инновации в конкурентных целях.

3. Появление и динамичное развитие глобальных информационных сетей основанных на передовых электронных технологиях позволили США использовать их потенциал в решении различного рода государственных задач. Управляемое формирование глобального информационного пространства на основе новейших технологий в максимальной степени отвечало интересам США. Одновременно растущая зависимость США от информации и информационных систем и связанная с этим их уязвимость стали создавать широкий спектр угроз для национальной безопасности. С учетом этих угроз получили развитие оборонительные аспекты информационного противоборства.

Масштабное внедрение достижений информационных и телекоммуникационных технологий во все сферы жизнедеятельности государства и общества в США подтолкнуло к разработке государственных и военных программ по защите своих национальных интересов в информационной сфере. К началу XXI века в США насчитывалось более 40 специально созданных организаций, участвующих в информационном противоборстве.

4. Итоги военных действий в Персидском заливе в 90-х годах подтвердили важность формирования в интересах вооруженной борьбы необходимого информационного пространства. Главным уроком названных выше операций стало понимание, что информационное противоборство может и должно быть неотъемлемой составляющей эффективной государственной политики. Эта идея в политически корректных выражениях стала реализовываться на всех государственных уровнях США в 90-х годах XX века.

5. Важный фактор, обеспечивающий превалирующее положение США в военной области, - это превосходство американских вооруженных сил над потенциальными противниками или союзниками на ключевых направлениях военно-технического прогресса. Значительный прорыв науки в развитии новых перспективных технологий, а также успех промышленности в воплощении этих достижений уже сегодня ставят вооруженные силы США по их военно-техническому оснащению на уровень требований XXI. Военно-политическое руководство, осознав значение потенциала новейших систем боевого управления, связи, компьютеров и разведки, сделало приоритетным достижение информационного превосходства над противниками в вооруженных конфликтах любой интенсивности и любого уровня. Под информационным превосходством стали понимать способность к сбору, обработке и распространению непрерывного потока исчерпывающей и достоверной информации, одновременно затрудняя или воспрещая аналогичные действия противника. Для достижения информационного превосходства было сформулировано два условия: во-первых, стремительно развивающиеся коммерческие технологии необходимо использовать и адаптировать их для нужд обороны быстрее, чем это делают военные конкуренты США; во-вторых, государству необходимо иметь эффективные наступательные и оборонительные информационные возможности, которые должны защищать информационные ресурсы и системы от нападения и обеспечивать соразмерные ответные действия.

6. На рубеже XX и XXI веков информационное противоборство в сфере обеспечения национальной безопасности Соединенных Штатов Америки, особенно в вооруженных силах, выходит на первый план в общей системе различных видов борьбы, в том числе вооруженной. Используя весь предшествующий опыт подготовки и ведения локальных войн и вооруженных конфликтов, США в 90-е годы осуществили прорыв в теории и практике комплексного применения сил и средств психологических операций, радиоэлектронной борьбы, введения противника в заблуждение, противодействия разведке противника, специальных операций нападения на компьютерные сети, а также в разработке способов эффективного применения службы по связям с общественностью и службы по работе с гражданской администрацией, объединив их усилия для практической реализации современной концепции информационного противоборства – концепции информационных операций (документы КНШ МО США "Единые перспективы 2010" и "Единые перспективы 2020", а также документы МО США "Четырехлетний обзор состояния вооруженных сил" от 2001 и 2006 годов). Участие вооруженных сил США в локальных войнах и вооруженных конфликтах в конце XX века позволило им накопить опыт использования современных технологий информационного противоборства.

7. Как показало исследование, современный потенциал системы информационного противоборства американских вооруженных сил является воплощением развития теоретических взглядов, всего исторического опыта совершенствования ее информационно-психологических и информационно-технических компонентов, применения самых разнообразных форм и способов воздействия на важнейшие информационные ресурсы и системы вооруженных сил и государств потенциального противника. Анализ зарождения и развития концепции информационных операций американских войск на протяжении более чем пятидесяти лет позволил диссертанту проследить совершенствование теории и практики указанных компонентов, дать объяснение существующей ныне структуры аппарата, механизма и специфики системы проведения информационных операций вооруженных сил США, тенденции их дальнейшего развития. Уже в начале 90-х годов на примере опыта войны в Персидском заливе стало очевидно, что произошло слияние информационно-психологической и информационно-технической составляющих информационного противоборства. Достижение информационного превосходства потребовало особых инструментов, позволяющих воздействовать на всю информационную сферу противника. В свою очередь они получили развитие в рамках концепции информационных операций, основанной на полученном опыте информационного противоборства при проведении военных действий вооруженными силами США в конце XX века.

В результате исследования автор пришел к заключению, что структура и механизм проведения информационных операций окончательно сформировались в вооруженных силах США только во второй половине 90-х годов. Детальное изучение особенностей информационного противоборства, его содержания, форм и методов, доктринальных разработок, способов их практической реализации позволяет диссертанту утверждать, что информационные операции стали неотъемлемой частью деятельности вооруженных сил США как в мирное время, так и при проведении военных действий.

8. В настоящее время США по сравнению с другими странами обладают значительным преимуществом в области разработки и использования информационных, телекоммуникационных технологий, а также различного рода радиоэлектронных систем. Основываясь на концепции информационных операций, военно-политическое руководство США стремится всячески закрепить за собой доминирующую роль не только в политической, экономической и военной сферах, но и в мировой информационной инфраструктуре. Об этом свидетельствует характер и специфика ведения информационного противоборства в деятельности американских войск последнего десятилетия XX века.

9. Изучение опыта информационного противоборства американских вооруженных сил в конце XX века, а также руководящих документов военно-политического руководства США позволяет утверждать, что достижение информационного превосходства – это главный ориентир на перспективу до 2020 г. Сегодня военно-политическое руководство США делает ставку не столько на современные системы огневого поражения и высокоточное оружие, сколько на сохранение и использование в полном объеме своего информационного превосходства.

10. Анализ содержания, форм и методов информационно-психологического и информационно-технического воздействия на войска и население противника, мировую общественность и население своей страны, а также обобщение теоретического и практического опыта информационных операций американской армии в конце XX века имеют важное значение и для творческого осмысления этих проблем в Российской Федерации.

11. Как выяснилось в процессе исследования, концепция информационного противоборства в том виде, в каком она реализуется в вооруженных силах США, для российского военного искусства не является чем-то новым. Теоретические основы информационно-психологического и информационно-технического противоборства довольно полно разработаны в отечественной военной науке. Они раскрываются через такие понятия, как «борьба с системами управления противника», «радиоэлектронная борьба», «завоевание господства в эфире», «психологическая борьба», «оперативная и стратегическая маскировка войск», «дезинформация» и другие.

Новизна американского подхода к теории и практике информационного противоборства состоит в комплексном использовании прежних, в том числе и российских, военно-теоретических разработок по данной проблематике и новейших достижений в области информационных технологий, психологии, социологии, этнологии и других наук, возможностях их применения на всех уровнях государственного и военного управления.

Теоретические обобщения и выводы, сделанные в работе, изложены в следующих публикациях автора:

1."Сетевая война" – новый вид противоборства//Обозреватель-Observer. – Москва –2007. - №10 – 0,5 п.л. – Издание из перечня ВАК.

2.Экономическая информационная война //Внешнеэкономические связи. – Москва – 2007. - №2 – 0,5 п.л.

Подписано в печать 15.10.2007 г. Тираж 100 экз. Объём 1,0 п.л.


1 Конституция Российской Федерации. – М., 1994; Военная доктрина Российской Федерации. – М., 2000; Концепция национальной безопасности Российской Федерации. – М., 2000; Концепция внешней политики Российской Федерации. – М., 2000; Доктрина информационной безопасности Российской Федерации //Российская газета. – 2000. - № 187. – 28 сентября.

2 Баришполец В. Политическая безопасности России //Вестн. воен. информ. / «Военинформ» и РИА «Новости». – 1998. - № 12; Возжеников А.В. Национальная безопасность России: методология комплексного исследования и политика обеспечения. – М.: Изд-во РАГС, 2002; Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Основы обеспечения безопасности России. – М.: Изд-во «Экономика», 2003; Косолапов Н. Сила, насилие, безопасность: современная диалектика взаимосвязей //Мировая экономика и международные отношения. – 1992. - № 11; Ладыгин Ф. О характере современных внешних угроз и вызовов национальным интересам и безопасности России //Ядерный контроль/ ПИР-Центр. – 1999. - № 6; Лузинян В. Методология исследования проблем безопасности и стабильности //Военная мысль. – 1993. - № 3; Общая теория национальной безопасности: Учебник. Под общ.ред. А.А.Прохожева. – М.: Изд-во РАГС, 2005; Цыганков П.А. Безопасность: кооперативная или корпоративная (Критический анализ международно-политической концепции) //Политические исследования. – 2000. - № 3; Цыгичко В.Н., Пионтковский А.А. Возможные вызовы национальной безопасности России в начале XXI века //Военная мысль. – 2001. - № 2 и др.

3 Андреев Э.М., Миронов А.В. Социальные проблемы интеллектуальной уязвимости и информационной безопасности //Социально-гуманитарные знания. – 2000. - № 4; Василенко И.А. Информационные ресурсы власти и формирование новой постклассической картины политического мира XXI в. //Вестник МГУ. Серия 12. – 2004. - № 2; Поздняков А.И. Информационная безопасность страны и вооруженные силы: сущность, структура, актуальные проблемы обеспечения //Национальная безопасность: актуальные проблемы. – М.: ВАГШ, 2000; Крутских А. Информационный вызов безопасности на рубеже XXI века //Международная жизнь. – 1999. - № 2; Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы. – М.: РАГС, 2004; Ярочкин В.И. Информационная безопасность. – М., 2000 и др.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»